Новый вектор развития Дагестана

По назначении врио Главы республики Владимира Васильева что только не обсуждалось в народе. Говорят о многом и о многих. Но ведь сейчас совершенно уже не важно, кто какой пост покинет или кого назначат. Может быть, стоит осмыслить процесс в республике как возможную часть одного большого государственного преобразования?

 

Недавно состоялись общественные обсуждения депутатов собраний Махачкалы и внутригородских районов столицы по вопросам взаимодействия депутатов всех уровней между собой и общественниками. В России только три городских округа имеют внутригородское деление: Челябинск, Самара, Махачкала, где осуществляется местное самоуправление на уровне внутригородских районов. И что? Какая связь между этими событиями? – спросит читатель.

А тем не менее, подписывая в октябре 2005 года закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» Президент Владимир Путин придал чрезвычайную важность этому акту, сказав: «Этот документ – одна из важнейших составляющих полномасштабной административной реформы… Мы предусмотрели очень длительный переходный период для того, чтобы как следует подготовиться к его реализации», – сказал тогда Президент.

Принятый Закон о местном самоуправлении на самом деле является одним из ключевых моментов к большим административным преобразованиям в России, способных усовершенствовать государственную систему управления страны и сплотить новую российскую нацию.

Как написал Николай Дзись-Войнаровский в статье «Путин трудоустроил миллион чиновников», вышедшей на Lenta.ru, законы «Об общих принципах организации местного самоуправления» и «Об общих принципах организации законодательной и исполнительной власти в субъектах РФ», подписанные Президентом, будут работать на прозрачность работы как муниципальных районов, так и субъектов в целом. Именно благодаря разграничению полномочий на ряд муниципалитетов будет ясно, например, кто виноват в невыплатах заработной платы или в отсутствии тепла в жилых домах.

Об усилении централизованной системы управления свидетельствует и Закон №184 ФЗ от 1999 г. о власти в субъектах РФ, где в статье 26.3 устанавливается список примерно из 40 полномочий местной власти, которые финансирует она сама. Остальное финансируется, а, следовательно, и контролируется Федеральным центром. А это есть основное отличие федерального управления от унитарного. В первом регионы делают все, что не запрещено, во втором – только то, что разрешено. Достоинства унитарного типа – это отличная управляемость, отсутствие дублирования, прозрачность бюрократического аппарата.

По-видимому, следуя этой логике, в декабре 2004 года Владимир Путин выступил с инициативой утверждать региональных руководителей в местных заксобраниях (народных собраниях) по предложению президента, а не всенародно избирать их. В то время на пресс-конференции В.Путин на прямой вопрос журналиста о возможности перехода на унитарную форму ответил: «…Если мы сегодня перейдем к другой системе формирования власти в регионе, если президент будет иметь больше полномочий в этом вопросе, то изменение порядка формирования Госдумы по партийным спискам связано с желанием сбалансировать политическую систему в стране, обеспечить полнокровную систему представительности всех ветвей власти. Мы обеспечим требование Конституции, которая предусматривает единую систему исполнительной власти в стране, мы сможем говорить о расширенном правительстве. Что министр, что губернатор – большой разницы не будет».

Как видим, делается упор на политическое единство России и единый центр администрирования напрямую через федеральные структуры, например, Министерство по делам Северного Кавказа. Закон должен быть один и для всех: и в Москве, и на Дальнем Востоке, и в Татарстане, и в Дагестане. Более того, приведение законодательства субъектов Федерации в соответствие с Конституцией и федеральным законодательством уравнивает в правах всех граждан страны на всей ее территории вне зависимости от их этнической принадлежности и от знания или незнания тех или иных языков.

Но для реализации такой реформы необходимо предпринять еще один шаг, а именно – построить унитарную систему на технократических принципах, которые сейчас активно продвигает куратор внутренней политики первый зам. главы Администрации Президента Сергей Кириенко.

Предлагается максимально автоматизировать администрирование и руководящие аппараты, причем все принимаемые решения будут соотноситься не с культурно-этническими особенностями того или иного региона, а направлены прежде всего на достижение эффективной работы государства как целого механизма. То есть внедряется сугубо менеджерский подход на гос. уровне. Мерилом проделанной работы будут результат и жёсткая дисциплина в исполнении, без учёта национальности, религии или политических предпочтений. Например, недавние назначения в ряде регионов показывают, что руководителями становятся люди примерно одного возраста и специализации, они даже чем-то похожи внешне… Но, несмотря на курьезность, главная их общая биографическая особенность – это исполнительность, а стиль руководства – технократический.

Однако на пути реформ к унитаризму и технократическому управлению прочно заняли свои позиции группы национальных элит на Юге страны, которые в силу культурных особенностей Кавказа (тухумность, землячество) плотно вошли в систему управления республикой и во многом выстроили свою систему сдержек и противовесов через коррупционные схемы. Причем долгое время весь этот политический замес преподносился центральным властям как некий «местный менталитет», который может понять и совладать с ним только какой-нибудь авторитетный клан… В этой связи какими бы благими и патриотическими намерениями ни обладали бывшие главы субъекта, рано или поздно они неизбежно сталкивались с этноклановыми хитросплетениями и увязли в них.

Неоднократные попытки изменить социально-экономическую ситуацию в этих реалиях на протяжении долгого времени не давали должного результата, и тогда был предпринят радикальный шаг по изменению сложившейся обстановки в Дагестане. Так, Президент страны направил в республику Владимира Васильева, равноудаленного от всех ее клановых структур. Тот прямо заявил в первый же день главный принцип технократического подхода управления – не смотреть на национальное квотирование, не реагировать на просьбы, а оценивать строго по проделанной работе.

Сейчас еще рано говорить о деятельности время Главы Дагестана, но, по-видимому, генеральной линией не только у нас, но и в стране в целом будет приведение в соответствие регионов к одной унифицированной модели нового государственного устройства, главный принцип которого заключается в усилении позиций Центра и сплочении вокруг него российских регионов.

Это означает, что развитие российской системы государственного управления начинает приобретать новый вектор, направленный на переход от федеративного устройства России, заключающего в себе несколько государств или государственных образований, сформированных по территориально-национальному принципу, к унитарному государству — цельному образованию, составные части которого (например, губернии и области) не обладают какой-либо политической самостоятельностью. Унитаризм – это вектор государственного созидания, который не всегда имеет чёткое идеологическое оформление, но зато всегда имеющий верную направленность.

Возвращаясь к муниципальному самоуправлению в Дагестане, необходимо отметить, что эта практика проводится в нашем регионе именно потому, что здесь сложнее всего было контролировать бюджетные расходы и проделанную работу, а поделив республику на мелкие муниципалитеты, ожидали лучшую управляемость и отчетность, возможно, в будущем управлять ими из Центра, выделять бюджет напрямую через электронные средства, минуя местных чиновников.

Обращаясь к истории Российского государства, можно с уверенностью сказать, что такая модель не нова. Российская империя, а позже СССР фактически были унитарными государствами. Вся история России — это история противостояния русского народа с внешним агрессором. Поэтому федеративное устройство государственного управления, изобретенное на Западе и пригодное для использования рядом западных государств, является глубоко чужеродным для России. Федеративная модель противоречит особенностям Российского государства, в котором изначально существовала принципиально иная модель взаимоотношения между Центром и периферией, основанная на централизации власти. Чтобы сохранять безопасность русского и других народов, необходимо было осваивать сопредельные территории и включать их в часть единой государственной системы, что было бы невозможно без централизованной системы госустройства.

Если в США и Великобритании возможно создание федераций, о чем так часто писали Маркс и Энгельс, то только благодаря тому, что безопасность англичанам и американцам гарантировали океаны и проливы и территория их стран меньше той, которой располагает Россия.

Сегодня унитаризм, построенный на технократических принципах – это требование времени и неизбежное развитие не только России, но и Евросоюза, так как последние события сепаратистских тенденций ряда европейских стран могут привести к образованию мелких государств с формальным правительством под единым европейским центром, а в будущем, может, и евразийским.

Ну, а на современном этапе первоочередная задача выбранного курса должна привести Российское государство к свободе от своекорыстных устремлений региональных элит.

Руслан Луговой

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации, Регионы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.