Атака на суть нашу?

В русском языке идет системная подмена понятий…

Всю жизнь работаю со словом. Так случилось.

По основному, базовому образованию я филолог, выпускник истфила Нижегородского (тогда Горьковского) госуниверситета им. Н.И. Лобачевского. И как же мне повезло, что преподавал у нас знаменитый профессор-русист, лингвист Борис Николаевич Головин! Я буквально купался в его лекциях. Садился на первую парту, а он все время вызывал студентов на дискуссию, и, конечно же, я первым поднимал руку, мы с профессором дискутировали и даже «пикировались».

Борис Николаевич меня заметил и опекал. Был несказанно рад, когда на 2-м курсе я стал победителем Общеуниверситетской олимпиады по русскому языку и литературе. Мне даже премию тогда дали – в размере, помнится, студенческой стипендии. И в университетской газете пропечатали…

Бориса Николаевича я обожал. Прежде всего, как мыслителя. Тем паче, что учились мы по его учебникам. Да-да! Например, его пособие для высших учебных заведений «Введение в языкознание» переведено на многие языки мира. По этому учебнику учились и в Англии, и в Африке, и бог еще знает где…

Как истинный педагог, без внимания меня не оставлял. Встретимся где-то в факультетском коридоре, так обо всем расспросит. Радовался, что со своими песнями я начал в университете и в Нижнем выступать. «Слова-то твои?» – «Да мои! А чьи еще?» – «Ну-ну…» Приставил ко мне доцента, свое доверенное лицо, для защиты выпускного диплома. Именно по кафедре русского языка и общего языкознания, которую возглавлял. Тему диплома тоже подсказал.

Через научного руководителя передал: пусть Скатов обратит внимание на такую личность, как Потебня. Я оторопел: про эту личность слышал только краем уха… Пошел в библиотеки, начал копать… А.А. Потебня – крупнейший языковед, литературовед, философ второй половины XIX века, по сути, первый лингвист такого уровня в Российской империи. Тема диплома звучала – «Понятие внутренней формы слова в трудах Потебни».

Защита диплома – это было нечто! Прихрамывая (Борис Николаевич был инвалидом Великой Отечественной войны), профессор скромно вошел в аудиторию, присел где-то с краешку и всю мою защиту прослушал. А потом пошли от него вопросы. И главный вопрос был: «Так внутренняя форма слова – что это такое? Вне зависимости от понимания Потебни?!» Я, честно говоря, оторопел…

Я был тогда человек невоцерковленный. Но какой-то мистикой, изотерикой, что ли, пахнуло на меня… Что за ответ ждал от меня профессор? Потебня же все с материалистических позиций в своих трудах разъяснил! Сугубо материалистом, насколько мог судить, был и Борис Николаевич.

Вот лишь одна фраза из его труда: «…реальность бытия закрепляется за речью». Или вот еще: «…можно назвать имена многих выдающихся филологов и лингвистов, для которых азбучной истиной было признание реальности и наблюдаемости языка, его единиц, категорий, связей и отношений между ними».

Как сейчас, спустя почти 40 лет, понимаю, задал мне вопрос профессор не просто так. Самого его этот вопрос мучал и, подозреваю, немалые годы.

А теперь представим: о, чудо! Жив-здоров Борис Николаевич, встречаемся мы где-нибудь в центре Нижнего, обнимаемся, заходим в кафешку и… дискуссию продолжаем. Профессор настаивает: «Так что же это – внутренняя форма слова? Вне зависимости от Потебни?!» И знаете… Теперь я бы ответил! Напомнил бы Борису Николаевичу из Писания: «В Начале было Слово…». Православные понимают, о чем я.

Уточнил бы, что любой язык с материалистической точки зрения, конечно, можно и должно изучать, но до определенной поры. Далее вступают законы, дарованные Создателем и нам не подвластные. Указал бы на очевидную ошибку всяких там Марксов и Энгельсов, кои настаивали, что «бытие определяет сознание». Да какой ты материальный базис под общество не заложи – хоть золотой, хоть бриллиантовый, а жить будем по писаным законам! На языке народа-носителя. По законам, которые нам, бестолковым, напишут! Итак, дорогие: к чему я все это?

А к тому, что наследие и Потебни, и Головина, и других наших замечательных языковедов, лингвистов, непревзойденных знатоков Русского языка живет! И наследие это взывает как минимум к совести! К ответственности перед Родиной, перед русским народом, за которым стоят десятки и десятки коренных национальностей, народов и народностей необъятной России!

В буквальном смысле корежит то, что ныне происходит с русским языком!

Традицию заложил Горбачев, предвестник «демореформ». Помните? Он предлагал сперва «нАчать», а уж потом «сформИровать». Еще последний генсек любил иностранные словечки типа «консенсус», хотя есть в русском языке совершенно четкое понятие – «согласие».

Ну а уж что началось с обрушением СССР – это и вовсе была некая неудержимая стихия! «Ваучер», «приватизация», «секвестр бюджета»… Могу продолжать и продолжать, но не в наименованиях суть, а в принципе. Вдумаемся. Слово «приватизация» образовано от латинского privatus, которое имеет много значений, толкований. Это и человек «обыкновенный, простой», и «находящийся в отставке, вне службы», а есть и «приватные» встречи этого человека с дамами наедине… Сама этимология слова подсказывает – «при вас». «Мягкое», многослойное и почти русское слово.

Народ запутался в понятиях и тем самым купился. Поскольку приватизация по смыслу и замыслу его внедрителей означает одно и только одно – разграбление за бесценок народного достояния России.

Секвестр… И вновь от латинского sequestro, из чего следует – «ставлю вне, отделяю», по-русски (а латынь на русском языке искусственно построена) – «сечь», «отсекаю». Ох, красивое слово! Но мало кто понимает… А это – крутое сокращение бюджета России! Следовательно, где-то закроют школы и больницы, урежут пенсии, зарплаты на фоне безудержного роста цен…

Ваучер – сие уже от английского voucher, т. е. «расписка, поручительство». Нам Чубайс и иже с ним в свое время эти ваучеры вручили, а потом мужики за бутылку водки на Канавинском рынке, у нас в Нижнем Новгороде, их на опохмелку меняли – хорошо помню эти времена… Мы до сих пор и удивляемся: «Вау!»

Кстати, и фамилии на российском политическом Олимпе какие-то странные, не наши, скажем так, проявились – тот же Чубайс, или Греф, или Миллер и прочая, прочая… Их бы тоже надо как-нибудь расшифровывать, но не буду – противно. И уж совсем меня, филолога, «пробило», когда милицию переименовали в полицию.

В данной статье выше помянул покойную маму. Она мне, пацану, в красках рассказывала, как чудом наша семья спаслась от фашистов. Семья у мамы была необычная. Из древнего казачьего рода, из Запорожских и Донских казаков, т. е. воители. Мама, во всяком случае, была таковая! Амазонка! Происходило все это в Артемовске Донецкой (тогда Сталинской) области, где сейчас Украина ведет войну с Россией. Дед Андрей работал на железной дороге и в последний момент, за день, как фашисты вступили в Артемовск, сумел посадить жену и детей в ж/д-вагон и отправить на восток. Но фашисты, как рассказывала мама, состав самолетами догнали и… жестоко бомбили. Бомб не жалели! Вагон, в котором ехала наша семья, сотрясло, и мама получила ожог от печки, которая была установлена в вагоне (был он грузовой). А фашисты бомбят и бомбят! Поезд встал…

Бабушка детей из вагона эвакуировала, погнала в поле, там и отлежались… «Ой, Сереж, как потом этот ожег у меня болел…» – жаловалась мама. Было ей тогда 7 лет.

Отсиделись в Казахстане, а как Артемовск освободили, вернулись в родной город. И мама рассказывала: «Иду по Артемовску, а город узнаю и не узнаю. Многое порушено. Но главное – на столбах, на деревьях по всем улицам весят трупы предателей, а на груди у них табличка – “Полицай”!». Маму я тогда понимал и сейчас понимаю. Осознанию не дается только одно: как можно было спустя полвека в России милицию переименовать в полицию?! Это – я вам скажу, заговор. Это – «внутренняя форма слова», в том числе Потебни! Это – ответ на вопрос профессора, на который при защите диплома не смог по молодости ответить…

Еще мысль. По поводу «формы».

В интернет-сети встретил видео про описание формы нынешней полиции, а также Росгвардии. Странные возникли ассоциации, хотя слово-то «ассоциация», опять-таки, иностранное. Очень… Но эти формы напомнили образцы обмундирования фашисткой Германии! На что авторы патриотического клипа и обратили внимание. Задранные козырьки на фуражках и прочие аксессуары (слово вновь иностранное. – С.С.) Так неминуемо возникает вопрос: кто этим всем занимается? И зачем?

Друзья! Прошу обратить внимание на мою статью.

Продолжить обсуждение. На мой взгляд, тема чрезвычайно важна! И хочу предупредить коллег, соратников: будьте очень бережливы к слову!

Лишь один пример, однако показательный. Как мы сами, патриоты, иногда ошибаемся.

По всем патриотическим СМИ в последнее время прошла информация, что готовится «Вечер, посвященный дню рождения В.М. Клыкова» и он «пройдет в концертном зале им. А.И. Солженицына». Хорошо знал Виктора Михайловича. И думаю, что в зале Солженицына, предателя Родины, он, Клыков, в День своей памяти данное мероприятие не одобрил бы…

Напоминаю: смыслы, друзья, и символы!

Сергей Скатов, академик Международной славянской академии

Источник: Русский Вестник

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню