Ставрополью быть!

Так бывало в истории не раз. Труды ученого, известного лишь узким специалистам и незаслуженно забытого потомками вдруг привлекают научную общественность своей глубиной и актуальностью. Да еще оказывается, что человеку, талантливому во всем, не только юридическая наука, но и русская литература обязана тем, что, несмотря на эмиграцию и личные трудности этот человек поддержал в суровые 20 – годы прошлого столетия литераторов, продолживших эпоху «Серебряного века» России.

В Ставропольском крае стало традицией отдавать историческую дань земляку — переводчику «Капитала» К.Маркса Г.Лопатину. Утверждена даже литературная премия его имени для журналистского сообщества. Но если отойти от привычки и определенной политической ангажированности в оценке исторического вклада этого, безусловно, неординарного и смелого человека, то ставропольские ученые и литераторы края могут смело конкурировать за право получения своих заслуженных наград, связанных с именем другого своего земляка.

1911 год. Мировая общественность уже ощущает приближение трагедии первой мировой войны. В Лондон, на Всемирный конгресс рас направляются делегации со всего мира. Иногда путь на конгресс занимает, например, для делегаций из Австралии или Японии  больше месяца.

Честь представлять Россию на конгрессе, собравшем более трех тысяч человек, разделил с Л.Н.Толстым наш земляк,  известный к тому времени отечественный правовед Александр Семенович Ященко.

Доклад великого писателя- миротворца, к тому моменту  ушедшему  из жизни, зачитали на пленарном заседании. Выступление А.С.Ященко «Роль России в сближении Востока и Запада» также прозвучало в первый день конгресса, длившегося неделю. Эту речь в архивах обнаружил профессор кафедры теории государства и права Южного федерального университета, тоже наш земляк, уроженец села Донская Балка Иван Андреевич Иванников. В известных научных и литературных источниках эта речь раньше не упоминалась.

Обращаясь к такому представительному форуму Ященко сказал: «…вражда рас и война – явления ненормальные, они должны быть преодолены. Это преодоление дается не их радикальным отрицанием, а постепенным приведением их в состояние ненужности. … Мировой оборот с каждым годом все более сближает людей и народы. Смешение рас неизбежно, хотим мы этого или нет, но надо принимать все меры, чтобы это смешение было наиболее безболезненным… В великой борьбе между восточным и западным гением на Россию, по-видимому, пала роль примирителя, осуществителя высшего синтеза… Все страдания, мучительный разлад, нестроения и постоянные потуги, которыми полна жизнь русского народа, так же как и его достижения и утверждение на достигнутых позициях, суть результаты этого серединного положения России…». Известные геополитики и сторонники  евразийства, такие как профессор МГУ А.Г.Дугин, могут смело считать нашего земляка одним из основных теоретиков этого направления научной мысли.

Крупный специалист в области международного и государственного права, историк философии и литературы, издатель и журналист Александр Семенович Ященко родился в Ставрополе 24 февраля (8 марта) 1877 г. в в купеческой семье,  дом которой до сих пор сохранился по ул. Горького №14.

В 1896 г. окончил Ставропольскую гимназию и поступил на математический факультет Московского университета, но в том, же  году перевелся на юридический факультет, который закончил в 1900 году и был оставлен на кафедре международного права для подготовки к профессорскому званию. В 1905 г. откомандирован на 2 года за границу. Жил в Париже.

С 1907 г. – приват-доцент Московского университета.

С 1909 по 1913 гг. – экстраординарный профессор Юрьевского университета по кафедре энциклопедии и философии права. В 1912 г. в Юрьеве выходит в свет его знаменитая работа более, чем восемьсот страничная «Теория федерализма» С 1913 г. –  профессор Пермского университета.

С 1917 по 1918 гг. — профессор Петербургского университета.

Весной 1919 г. в составе первой советской делегации командирован в Берлин для обсуждения дополнительных параграфов к Брестскому миру, но назад в Советскую Россию возвращаться отказался, став одним из «невозвращенцев».

С 1921 г. издавал журнал «Русская книга» (10 номеров), который в 1922 – 1923 гг. назывался «Новая русская книга».

В изданиях  Ященко публиковались не только «белые» писатели — В.Набоков, М.Волошин, М. Цветаева, В.Пестернак, В.Хлебников — но и молодые советские авторы. У Ященко впервые на Западе вышла в свет «Конармия» И.Бабеля, он регулярно печатал И.Эренбурга, А.Толстого. Благодаря издательской деятельности А.С.Ященко русская и молодая советская литература заняла достойное место в европейских литературных кругах 20-х годов. В эмигрантских кругах за публикацию советских  писателей Ященко пытались подвергнуть обструкции, но Александр Семенович настаивал на том, что власть властью, а русская литература с приходом большевиков не перестала существовать и ее должен знать образованный мир.

Переписка Ященко с писателями и поэтами,  гордостью русской литературы, показывает, что Александр Семенович был дружен с большинством из них. А Сергея  Есенина он просто заставил написать собственноручную биографию.

С осени 1924 г. А.С.Ященко – профессор юридического факультета Каунасского университета, заведующий кафедрой международного права.    В 1931 г. вышел в свет  в Каунасе на литовском языке его труд «Курс международного права» (том I).

В 1931 г. возвращается в Берлин.

Умер 10 апреля 1934 года.

До отъезда за границу часто бывал на родине в г. Ставрополе.

Успешный советский писатель А.Толстой отозвался на смерть эмигранта Ященко фразой, что, дескать, Россия обошлась без него. Нет. Не обошлась…

До сих пор ни один российский ученый не внес большего, чем А.С. Ященко, вклада в разработку фундаментальной темы федерализма. Ссылки на основные труды профессора — «Международный федерализм. Идея юридической организации человечества в политических учениях до конца XVI1I века», «Теория федерализма», «Опыт синтетической теории права и государства», — обязательны для любой современной научной работы о федерализме. Ященко считал, что федерация всегда имеет тенденцию эволюционировать к образованию унитарного государства. В России же федерализм, по мнению ученого, «мыслим, лишь как раздробление единой суверенной власти».

Распад СССР доказал историческую правоту А.Ященко, а новые государства постсоветского пространства, кроме Российской Федерации, несмотря на внутреннюю полиэтничность, выбрали для себя более устойчивую унитарную модель государственного устройства.

Невооруженным взглядом видно, что теоретическая база современного российского федерализма входит в правовое противоречие с концепцией построения общероссийской идентичности и образования гражданской нации.

С начала становления постсоветской российской государственности идеологам реформ удалось внедрить в общественное сознание устойчивый стереотип: «федеративное» — значит, демократическое, «унитарное» — значит, тоталитарное. Но кто назовет «недемократичными» унитарные государства Европы, такие как Великобритания — колыбель парламентаризма, Испания, Италия, Франция, где попытки федерализации страны пресекаются демократично выбранными властными структурами? Да и федеративное устройство послевоенной Западной Германии оформлялось с активным участием американских федералов, разделивших германские субэтносы по субъектам федерации.

В своей «Теории федерализма» Ященко писал: «…Разумеется, унитарное устройство государства и политический централизм не одно и то же, и мы с достаточной настойчивостью постоянно различали политическую централизацию от федерализма. Если в России нужно противодействовать всякому федеративному течению как жизнеразрушительному, то, наоборот, следует всячески содействовать разумному и целесообразному самоуправлению, как жизнь созидающему и утверждающему началу… Нет ничего более антинародного, как исключительное поглощение всей национальной жизни столицей: на миллион–два лиц, могущих пользоваться благами столичной культуры, когда громадная масса народа, лишенная благ, и осуждена на скудную и серую жизнь в провинции …».

Такое впечатление, что Александр Семенович Ященко в 1912 году увидел своими глазами современную Москву.

До сих пор ни один российский ученый не внес большего, чем Ященко, вклада в разработку теории федерализма. Если допустить, что кто-то из теоретиков современного российского федерализма, например Р. Абдулатипов или его многочисленные аспиранты, все-таки прочитали  «Теорию федерализма», то мы имеем дело с, мягко выражаясь, исторической и научной фальсификацией выводов Ященко. Ведь труды Ященко они использую, как раз, с точностью наоборот

Нет подлинных идей А.С. Ященко и в антологии «Правовая мысль», появившейся в 2003 году. Не заметил основных доводов Ященко и аспирант МГУ Е. Кочетков в своей статье «Федерализм в Российской империи: идея и практика» в журнале «Вестник российской нации» (№2 за 2009 г.), как и не сделал вывода о том, что подавляющее большинство идей русских мыслителей были обращены на создание федерации славянских государств и народов. А может, и сделал, но эти выводы не могли пройти редакцию у одного из основателей журнала — академика РАН В. Тишкова, давшего такое определение российской государственности: «Россия — национальное государство с многоэтничной российской нацией, основу которой составляет русская культура и язык, в которую входят представители других российских национальностей (народов)».

Но это же абсурд! Есть культура, есть язык, но нет их носителя. А когда носитель русской культуры и языка ушел в конкретном образе русской учительницы из горных районов многоязычного Дагестана, то отдельные аулы вдруг обнаружили, что в прямом смысле не понимают друг друга. Несмотря на учение о кавказской цивилизации.

Можно соглашаться или не соглашаться с выводами А.С. Ященко, но замалчивать, извращать или интерпретировать их в угоду политической конъюнктуре никто не имеет права. Того самого права, существование которого по своим философским воззрениям А.С. Ященко не мыслил без нравственности.

Чем обернулся новый российский этнический  федерализм и научные изыскания его апологетов  для русского (казачьего)   населения  Юга России?

После распада Союза в Российской Федерации   удельный вес русских увеличился на 20%.

По  переписи населения 2002 года в России проживает 145,2 млн. человек.  Из них 116  млн.   т.е. 80% – русские, в их числе 140 тысяч идентифицировали себя как казаков и 6524, как поморов. Еще свыше 1 миллиона человек украинцев. За миллион перевалили еще пять народов- татары, башкиры, чуваши, чеченцы, армяне. 1,5 млн. человек предпочли не отвечать на вопрос о свей национальности.

В то же время на территории  Ингушетии —  русских осталось менее 2-х процентов. В  Дагестане сократилось с 12 % до 6 % В Северной Осетии, только во Владикавказе удельный вес русских, по экспертным оценкам, за последние десять лет уменьшился с 50 до 30%. В Карачаево – Черкесии каждая третья русская семья желает выехать из родных мест.

В Чеченской Республике из 400 тысяч русских,  почти никого не осталось, т.е. в случае с Ингушетией и Чечней мы имеем дело с образование вайнахского этнического анклава.

Но процесс этнической анклавизации не спасает от  религиозных внутриконфессиональных  конфликтов. На протяжении последних 10 лет на территории Северного Кавказа убито около 60 исламских священнослужителей, большинство из которых исповедовало т.н. традиционный ислам.

Фактически во всех республиках Северного Кавказа происходит вытеснение русскоязычного населения  из властных структур, некоторых важных социально-профессиональных групп, из исторически сложившихся центров их проживания.

С начала 90-х годов прошлого столетия российский федерализм на Северном Кавказе подвергается жесткому испытанию на прочность. В настоящее время в этом многострадальном регионе происходит перезагрузка идеологии этнического сепаратизма на идеологию построения «Кавказского имарата» с шариатской формой правления.

В этих условиях на Ставропольский край, включенный  в состав СКФО, ложится особая ответственность за судьбу государствообразующего русского народа, проживающего в пределах Северного Кавказа.

Научное наследие   нашего земляка А.С. Ященко может служить как раз той теоретической и концептуальной основой в тот исторический момент, когда все официальные воззрения в России в  сфере межнациональных отношений  зашли в тупик и терпят явное фиаско.

Популистское заявление губернатора Краснодарского края А.Ткачева, породило похожее со стороны губернатора Ставропольского края В.Зеренкова, но обозначив проблему, они оба не  приблизились к ее разрешению.

Неужели кто-то из ученых и практиков может всерьез полагать, что в пораженных коррупцией краях создание казачьей милиции сможет серьезным образом повлиять на процессы, связанные как раз с  коренной проблемой российского федерализма, которую обозначил еще в 1994 году Президент России Б.Ельцин.

Анализируя глубинные причины происходящего, в своем послании Федеральному собранию в 1994 года, Б. Ельцин признал, что «…Россия все последнее десятилетие пытается преодолеть угрозу дезинтеграционных этнополитических процессов, порожденных… противоречивостью двух изначально заложенных в основу государственного устройства Российской Федерации принципов — национально-территориального и административно-территориального».

Признание лидера страны в том, что угроза безопасности России заложена в самой структуре государства, получило подтверждение уже через несколько месяцев в 1994 году. Война законов между Центром и субъектами федерации, когда Чечня и Татарстан не подписали федеративный договор, была умело использована экономическими лоббистами в российском руководстве.

Под информационной завесой, заполнившей СМИ в связи с развернувшимися полномасштабными боевыми действиями в Чечне, в 1995-96 гг. были приватизированы все самые крупные объекты отечественной нефтегазовой промышленности.

Не исключено, что под сурдинку нынешних межнациональных распрей, те же самые экономические группировки, не очень озабоченные судьбой российской государственности, предпримут попытки прибрать к рукам и все что их рукам еще не прилипло.

В отсутствие  внятной государственной концепции в области урегулирования межнациональных противоречий такой сценарий не исключен.

Понимая всю опасность подобного развития событий  на Юге России, русские губернатора на местах просто вынуждены изобретать какие-то инициативы, лишенные по сути официальной  теоретической базы,   и даже противоречащие федеральным установкам на порядком надоевшую всем американскую «толерантность».

Главам соседних республик Северного Кавказа, куда легче. В республиканских конституциях заложены основные положения о защите национальных прав их титульных или субъектообразующих народов. Республиканские официальные  лидеры, по сути, являются и национальными лидерами и могут открыто  заявлять, что защита интересов  ингушского, чеченского, адыгского или любого другого титульного народа является их конституционным и человеческим долгом.

А.Ткачев  и В.Зеренков лишены этого права, как  теоретически, так и  конституционно, и любое их заявление о поддержке русского  населения, а также казачества, будет приводить к яростным обвинениям в национализм, шовинизме и т.п.  И это несмотря на то, что как и национальные  лидеры в своих республиках, они несут ответственность, прежде всего,  за те 80% русских, населяющих Ставропольский и Краснодарский края.

Ткачев свою позицию заявил и, похоже, не намерен отступать.

У ставропольского губернатора может быть также продуманная аргументация, основанная на новейшей истории Ставропольского края в системе федеративных отношений на Северном Кавказе.

За время пребывания у власти губернатора Ставропольского В.Гаевского коррупционная составляющая экономики края значительно увеличилась, а край оказался на пороге финансового краха.

Экономическая политика бывшего губернатора края создала предпосылки угрозы территориальной целостности Ставропольского края, территория которого рассматривается некоторыми федеральными политическими кругами, как резервная зона для постепенного замещения коренного населения внешними и внутренними мигрантами.

На Северном Кавказе общефедеральная «идеологическая дерусификация» обернулась массовым исходом русских, казаков из мест их исторического проживания.

Надежды на будущее не оставила для русского населения региона и «Стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года», предложенная стране полпредом А.Хлопониным. Признавая необходимость участия русского населения в модернизационных преобразованиях на территории СКФО, этот государственный документ фактически признает полную дерусификацию до 2035 года Чеченской Республики, а также республик Ингушетия и Дагестан.

Тем самым, и для других северокавказских республик, а также Ставропольского края исход русского населения становится ближайшей исторической перспективой.

В отсутствии какой-либо внятной государственной национальной политики выход из угрожающей ситуации может быть один – это самоорганизация многочисленного русского населения ради сохранения мира и стабильности для себя и соседей по региону. Для ставропольчан такая самоорганизация является единственной гарантией того, что их детей и внуков не постигнет судьба русских, казаков, ранее проживающих в Грозном, Махачкале и в других республиках Северного Кавказа.

На региональном уровне основными задачами руководства и общественности Ставропольского края  являются:

-стабилизация межнациональных отношений на Юге России на основе консолидации русского, казачьего, славянского населения, сохранение государственного русского языка, науки, культуры и самобытности при уважительном отношении к культуре и самобытности других народов, населяющих регион;

-защита прав русских (казаков), как равноправного и коренного народа субъектов Российской Федерации, расположенных в пределах Северо-Кавказского федерального округа;

-организация общественного контроля адекватности и законности реакции властных структур и правоохранительных органов на преступления, связанные со сферой межнациональных отношений. Ставрополье должно  содействовать формированию системы общественной коллективной безопасности для народов, населяющих Юг России;

— непримиримая борьба с коррупцией, т.е. сращение чиновников с криминалитетом, которое на Юге России является первопричиной проявлений терроризма и экстремизма, а также исхода русского, казачьего населения из северокавказского региона;

— русский Ставропольский край должен рассматриваться, как территория, на которой соблюдаются права человека любой национальности. В свою очередь Ставропольский край, его руководство, общественные организации и население совместными усилиями должны организовать систему моральной и экономической поддержки русскому (казачьему) населению, проживающему в сопредельных республиках и защищать его права доступными правовыми формами.

Образование представительств соседних республик на Ставрополье, при отсутствии в них аналогичных представительств, создает условия для лоббирования интересов этнических групп из соседних республик в ущерб коренному населению Ставропольского края.

Проявление коррупции в Ставропольском крае и продажность местных чиновников, необходимо рассматривать, как базовую причину захвата прибыльных экономических ниш полукриминальными финансовыми группировками извне и основным фактором лишения жителей края экономической и экологической среды обитания, что порождает миграцию русского населения за пределы Ставрополья.

Для оздоровления общественно-политической обстановки в крае необходимо повсеместно провести прямые всенародные выборы глав муниципальных образований.

Именно такой фильтр сейчас необходим для снижения коррупционной составляющей в экономике Ставрополья и снижении межнациональной напряженности.

Научное и экспертное сообщество в крае должно активно включится в процесс сохранения экономической и территориальной целостности Ставропольского края и сохранения его этнического баланса с использованием теоретической базы, оставленной  нашими  великими земляками, такими как Александр Семенович Ященко.

К сожалению, на современной этапе развития российской государственности  русским и казакам Юга России больше обратиться не к кому, а собственная история  подскажет правильный путь…

Сергей Попов, доцент кафедры теории государства и права РГУПС.

 

 

 

 

 

Ставрополью быть!

Так бывало в истории не раз. Труды ученого, известного лишь узким специалистам и незаслуженно забытого потомками вдруг привлекают научную общественность своей глубиной и актуальностью. Да еще оказывается, что человеку, талантливому во всем, не только юридическая наука, но и русская литература обязана тем, что, несмотря на эмиграцию и личные трудности этот человек поддержал в суровые 20 – годы прошлого столетия литераторов, продолживших эпоху «Серебряного века» России.

В Ставропольском крае стало традицией отдавать историческую дань земляку — переводчику «Капитала» К.Маркса Г.Лопатину. Утверждена даже литературная премия его имени для журналистского сообщества. Но если отойти от привычки и определенной политической ангажированности в оценке исторического вклада этого, безусловно, неординарного и смелого человека, то ставропольские ученые и литераторы края могут смело конкурировать за право получения своих заслуженных наград, связанных с именем другого своего земляка.

1911 год. Мировая общественность уже ощущает приближение трагедии первой мировой войны. В Лондон, на Всемирный конгресс рас направляются делегации со всего мира. Иногда путь на конгресс занимает, например, для делегаций из Австралии или Японии больше месяца.

Честь представлять Россию на конгрессе, собравшем более трех тысяч человек, разделил с Л.Н.Толстым наш земляк, известный к тому времени отечественный правовед Александр Семенович Ященко.

Доклад великого писателя- миротворца, к тому моменту ушедшему из жизни, зачитали на пленарном заседании. Выступление А.С.Ященко «Роль России в сближении Востока и Запада» также прозвучало в первый день конгресса, длившегося неделю. Эту речь в архивах обнаружил профессор кафедры теории государства и права Южного федерального университета, тоже наш земляк, уроженец села Донская Балка Иван Андреевич Иванников. В известных научных и литературных источниках эта речь раньше не упоминалась.

Обращаясь к такому представительному форуму Ященко сказал: «…вражда рас и война – явления ненормальные, они должны быть преодолены. Это преодоление дается не их радикальным отрицанием, а постепенным приведением их в состояние ненужности. … Мировой оборот с каждым годом все более сближает людей и народы. Смешение рас неизбежно, хотим мы этого или нет, но надо принимать все меры, чтобы это смешение было наиболее безболезненным… В великой борьбе между восточным и западным гением на Россию, по-видимому, пала роль примирителя, осуществителя высшего синтеза… Все страдания, мучительный разлад, нестроения и постоянные потуги, которыми полна жизнь русского народа, так же как и его достижения и утверждение на достигнутых позициях, суть результаты этого серединного положения России…». Известные геополитики и сторонники евразийства, такие как профессор МГУ А.Г.Дугин, могут смело считать нашего земляка одним из основных теоретиков этого направления научной мысли.

Крупный специалист в области международного и государственного права, историк философии и литературы, издатель и журналист Александр Семенович Ященко родился в Ставрополе 24 февраля (8 марта) 1877 г. в в купеческой семье, дом которой до сих пор сохранился по ул. Горького №14.

В 1896 г. окончил Ставропольскую гимназию и поступил на математический факультет Московского университета, но в том, же году перевелся на юридический факультет, который закончил в 1900 году и был оставлен на кафедре международного права для подготовки к профессорскому званию. В 1905 г. откомандирован на 2 года за границу. Жил в Париже.

С 1907 г. – приват-доцент Московского университета.

С 1909 по 1913 гг. – экстраординарный профессор Юрьевского университета по кафедре энциклопедии и философии права. В 1912 г. в Юрьеве выходит в свет его знаменитая работа более, чем восемьсот страничная «Теория федерализма» С 1913 г. – профессор Пермского университета.

С 1917 по 1918 гг. — профессор Петербургского университета.

Весной 1919 г. в составе первой советской делегации командирован в Берлин для обсуждения дополнительных параграфов к Брестскому миру, но назад в Советскую Россию возвращаться отказался, став одним из «невозвращенцев».

С 1921 г. издавал журнал «Русская книга» (10 номеров), который в 1922 – 1923 гг. назывался «Новая русская книга».

В изданиях Ященко публиковались не только «белые» писатели — В.Набоков, М.Волошин, М. Цветаева, В.Пестернак, В.Хлебников — но и молодые советские авторы. У Ященко впервые на Западе вышла в свет «Конармия» И.Бабеля, он регулярно печатал И.Эренбурга, А.Толстого. Благодаря издательской деятельности А.С.Ященко русская и молодая советская литература заняла достойное место в европейских литературных кругах 20-х годов. В эмигрантских кругах за публикацию советских писателей Ященко пытались подвергнуть обструкции, но Александр Семенович настаивал на том, что власть властью, а русская литература с приходом большевиков не перестала существовать и ее должен знать образованный мир.

Переписка Ященко с писателями и поэтами, гордостью русской литературы, показывает, что Александр Семенович был дружен с большинством из них. А Сергея Есенина он просто заставил написать собственноручную биографию.

С осени 1924 г. А.С.Ященко – профессор юридического факультета Каунасского университета, заведующий кафедрой международного права. В 1931 г. вышел в свет в Каунасе на литовском языке его труд «Курс международного права» (том I).

В 1931 г. возвращается в Берлин.

Умер 10 апреля 1934 года.

До отъезда за границу часто бывал на родине в г. Ставрополе.

Успешный советский писатель А.Толстой отозвался на смерть эмигранта Ященко фразой, что, дескать, Россия обошлась без него. Нет. Не обошлась…

До сих пор ни один российский ученый не внес большего, чем А.С. Ященко, вклада в разработку фундаментальной темы федерализма. Ссылки на основные труды профессора — «Международный федерализм. Идея юридической организации человечества в политических учениях до конца XVI1I века», «Теория федерализма», «Опыт синтетической теории права и государства», — обязательны для любой современной научной работы о федерализме. Ященко считал, что федерация всегда имеет тенденцию эволюционировать к образованию унитарного государства. В России же федерализм, по мнению ученого, «мыслим, лишь как раздробление единой суверенной власти».

Распад СССР доказал историческую правоту А.Ященко, а новые государства постсоветского пространства, кроме Российской Федерации, несмотря на внутреннюю полиэтничность, выбрали для себя более устойчивую унитарную модель государственного устройства.

Невооруженным взглядом видно, что теоретическая база современного российского федерализма входит в правовое противоречие с концепцией построения общероссийской идентичности и образования гражданской нации.

С начала становления постсоветской российской государственности идеологам реформ удалось внедрить в общественное сознание устойчивый стереотип: «федеративное» — значит, демократическое, «унитарное» — значит, тоталитарное. Но кто назовет «недемократичными» унитарные государства Европы, такие как Великобритания — колыбель парламентаризма, Испания, Италия, Франция, где попытки федерализации страны пресекаются демократично выбранными властными структурами? Да и федеративное устройство послевоенной Западной Германии оформлялось с активным участием американских федералов, разделивших германские субэтносы по субъектам федерации.

В своей «Теории федерализма» Ященко писал: «…Разумеется, унитарное устройство государства и политический централизм не одно и то же, и мы с достаточной настойчивостью постоянно различали политическую централизацию от федерализма. Если в России нужно противодействовать всякому федеративному течению как жизнеразрушительному, то, наоборот, следует всячески содействовать разумному и целесообразному самоуправлению, как жизнь созидающему и утверждающему началу… Нет ничего более антинародного, как исключительное поглощение всей национальной жизни столицей: на миллион–два лиц, могущих пользоваться благами столичной культуры, когда громадная масса народа, лишенная благ, и осуждена на скудную и серую жизнь в провинции …».

Такое впечатление, что Александр Семенович Ященко в 1912 году увидел своими глазами современную Москву.

До сих пор ни один российский ученый не внес большего, чем Ященко, вклада в разработку теории федерализма. Если допустить, что кто-то из теоретиков современного российского федерализма, например Р. Абдулатипов или его многочисленные аспиранты, все-таки прочитали «Теорию федерализма», то мы имеем дело с, мягко выражаясь, исторической и научной фальсификацией выводов Ященко. Ведь труды Ященко они использую, как раз, с точностью наоборот

Нет подлинных идей А.С. Ященко и в антологии «Правовая мысль», появившейся в 2003 году. Не заметил основных доводов Ященко и аспирант МГУ Е. Кочетков в своей статье «Федерализм в Российской империи: идея и практика» в журнале «Вестник российской нации» (№2 за 2009 г.), как и не сделал вывода о том, что подавляющее большинство идей русских мыслителей были обращены на создание федерации славянских государств и народов. А может, и сделал, но эти выводы не могли пройти редакцию у одного из основателей журнала — академика РАН В. Тишкова, давшего такое определение российской государственности: «Россия — национальное государство с многоэтничной российской нацией, основу которой составляет русская культура и язык, в которую входят представители других российских национальностей (народов)».

Но это же абсурд! Есть культура, есть язык, но нет их носителя. А когда носитель русской культуры и языка ушел в конкретном образе русской учительницы из горных районов многоязычного Дагестана, то отдельные аулы вдруг обнаружили, что в прямом смысле не понимают друг друга. Несмотря на учение о кавказской цивилизации.

Можно соглашаться или не соглашаться с выводами А.С. Ященко, но замалчивать, извращать или интерпретировать их в угоду политической конъюнктуре никто не имеет права. Того самого права, существование которого по своим философским воззрениям А.С. Ященко не мыслил без нравственности.

Чем обернулся новый российский этнический федерализм и научные изыскания его апологетов для русского (казачьего) населения Юга России?

После распада Союза в Российской Федерации удельный вес русских увеличился на 20%.

По переписи населения 2002 года в России проживает 145,2 млн. человек. Из них 116 млн. т.е. 80% – русские, в их числе 140 тысяч идентифицировали себя как казаков и 6524, как поморов. Еще свыше 1 миллиона человек украинцев. За миллион перевалили еще пять народов- татары, башкиры, чуваши, чеченцы, армяне. 1,5 млн. человек предпочли не отвечать на вопрос о свей национальности.

В то же время на территории Ингушетии — русских осталось менее 2-х процентов. В Дагестане сократилось с 12 % до 6 % В Северной Осетии, только во Владикавказе удельный вес русских, по экспертным оценкам, за последние десять лет уменьшился с 50 до 30%. В Карачаево – Черкесии каждая третья русская семья желает выехать из родных мест.

В Чеченской Республике из 400 тысяч русских, почти никого не осталось, т.е. в случае с Ингушетией и Чечней мы имеем дело с образование вайнахского этнического анклава.

Но процесс этнической анклавизации не спасает от религиозных внутриконфессиональных конфликтов. На протяжении последних 10 лет на территории Северного Кавказа убито около 60 исламских священнослужителей, большинство из которых исповедовало т.н. традиционный ислам.

Фактически во всех республиках Северного Кавказа происходит вытеснение русскоязычного населения из властных структур, некоторых важных социально-профессиональных групп, из исторически сложившихся центров их проживания.

С начала 90-х годов прошлого столетия российский федерализм на Северном Кавказе подвергается жесткому испытанию на прочность. В настоящее время в этом многострадальном регионе происходит перезагрузка идеологии этнического сепаратизма на идеологию построения «Кавказского имарата» с шариатской формой правления.

В этих условиях на Ставропольский край, включенный в состав СКФО, ложится особая ответственность за судьбу государствообразующего русского народа, проживающего в пределах Северного Кавказа.

Научное наследие нашего земляка А.С. Ященко может служить как раз той теоретической и концептуальной основой в тот исторический момент, когда все официальные воззрения в России в сфере межнациональных отношений зашли в тупик и терпят явное фиаско.

Популистское заявление губернатора Краснодарского края А.Ткачева, породило похожее со стороны губернатора Ставропольского края В.Зеренкова, но обозначив проблему, они оба не приблизились к ее разрешению.

Неужели кто-то из ученых и практиков может всерьез полагать, что в пораженных коррупцией краях создание казачьей милиции сможет серьезным образом повлиять на процессы, связанные как раз с коренной проблемой российского федерализма, которую обозначил еще в 1994 году Президент России Б.Ельцин.

Анализируя глубинные причины происходящего, в своем послании Федеральному собранию в 1994 года, Б. Ельцин признал, что «…Россия все последнее десятилетие пытается преодолеть угрозу дезинтеграционных этнополитических процессов, порожденных… противоречивостью двух изначально заложенных в основу государственного устройства Российской Федерации принципов — национально-территориального и административно-территориального».

Признание лидера страны в том, что угроза безопасности России заложена в самой структуре государства, получило подтверждение уже через несколько месяцев в 1994 году. Война законов между Центром и субъектами федерации, когда Чечня и Татарстан не подписали федеративный договор, была умело использована экономическими лоббистами в российском руководстве.

Под информационной завесой, заполнившей СМИ в связи с развернувшимися полномасштабными боевыми действиями в Чечне, в 1995-96 гг. были приватизированы все самые крупные объекты отечественной нефтегазовой промышленности.

Не исключено, что под сурдинку нынешних межнациональных распрей, те же самые экономические группировки, не очень озабоченные судьбой российской государственности, предпримут попытки прибрать к рукам и все что их рукам еще не прилипло.

В отсутствие внятной государственной концепции в области урегулирования межнациональных противоречий такой сценарий не исключен.

Понимая всю опасность подобного развития событий на Юге России, русские губернатора на местах просто вынуждены изобретать какие-то инициативы, лишенные по сути официальной теоретической базы, и даже противоречащие федеральным установкам на порядком надоевшую всем американскую «толерантность».

Главам соседних республик Северного Кавказа, куда легче. В республиканских конституциях заложены основные положения о защите национальных прав их титульных или субъектообразующих народов. Республиканские официальные лидеры, по сути, являются и национальными лидерами и могут открыто заявлять, что защита интересов ингушского, чеченского, адыгского или любого другого титульного народа является их конституционным и человеческим долгом.

А.Ткачев и В.Зеренков лишены этого права, как теоретически, так и конституционно, и любое их заявление о поддержке русского населения, а также казачества, будет приводить к яростным обвинениям в национализм, шовинизме и т.п. И это несмотря на то, что как и национальные лидеры в своих республиках, они несут ответственность, прежде всего, за те 80% русских, населяющих Ставропольский и Краснодарский края.

Ткачев свою позицию заявил и, похоже, не намерен отступать.

У ставропольского губернатора может быть также продуманная аргументация, основанная на новейшей истории Ставропольского края в системе федеративных отношений на Северном Кавказе.

За время пребывания у власти губернатора Ставропольского В.Гаевского коррупционная составляющая экономики края значительно увеличилась, а край оказался на пороге финансового краха.

Экономическая политика бывшего губернатора края создала предпосылки угрозы территориальной целостности Ставропольского края, территория которого рассматривается некоторыми федеральными политическими кругами, как резервная зона для постепенного замещения коренного населения внешними и внутренними мигрантами.

На Северном Кавказе общефедеральная «идеологическая дерусификация» обернулась массовым исходом русских, казаков из мест их исторического проживания.

Надежды на будущее не оставила для русского населения региона и «Стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года», предложенная стране полпредом А.Хлопониным. Признавая необходимость участия русского населения в модернизационных преобразованиях на территории СКФО, этот государственный документ фактически признает полную дерусификацию до 2035 года Чеченской Республики, а также республик Ингушетия и Дагестан.

Тем самым, и для других северокавказских республик, а также Ставропольского края исход русского населения становится ближайшей исторической перспективой.

В отсутствии какой-либо внятной государственной национальной политики выход из угрожающей ситуации может быть один – это самоорганизация многочисленного русского населения ради сохранения мира и стабильности для себя и соседей по региону. Для ставропольчан такая самоорганизация является единственной гарантией того, что их детей и внуков не постигнет судьба русских, казаков, ранее проживающих в Грозном, Махачкале и в других республиках Северного Кавказа.

На региональном уровне основными задачами руководства и общественности Ставропольского края являются:

-стабилизация межнациональных отношений на Юге России на основе консолидации русского, казачьего, славянского населения, сохранение государственного русского языка, науки, культуры и самобытности при уважительном отношении к культуре и самобытности других народов, населяющих регион;

-защита прав русских (казаков), как равноправного и коренного народа субъектов Российской Федерации, расположенных в пределах Северо-Кавказского федерального округа;

-организация общественного контроля адекватности и законности реакции властных структур и правоохранительных органов на преступления, связанные со сферой межнациональных отношений. Ставрополье должно содействовать формированию системы общественной коллективной безопасности для народов, населяющих Юг России;

— непримиримая борьба с коррупцией, т.е. сращение чиновников с криминалитетом, которое на Юге России является первопричиной проявлений терроризма и экстремизма, а также исхода русского, казачьего населения из северокавказского региона;

— русский Ставропольский край должен рассматриваться, как территория, на которой соблюдаются права человека любой национальности. В свою очередь Ставропольский край, его руководство, общественные организации и население совместными усилиями должны организовать систему моральной и экономической поддержки русскому (казачьему) населению, проживающему в сопредельных республиках и защищать его права доступными правовыми формами.

Образование представительств соседних республик на Ставрополье, при отсутствии в них аналогичных представительств, создает условия для лоббирования интересов этнических групп из соседних республик в ущерб коренному населению Ставропольского края.

Проявление коррупции в Ставропольском крае и продажность местных чиновников, необходимо рассматривать, как базовую причину захвата прибыльных экономических ниш полукриминальными финансовыми группировками извне и основным фактором лишения жителей края экономической и экологической среды обитания, что порождает миграцию русского населения за пределы Ставрополья.

Для оздоровления общественно-политической обстановки в крае необходимо повсеместно провести прямые всенародные выборы глав муниципальных образований.

Именно такой фильтр сейчас необходим для снижения коррупционной составляющей в экономике Ставрополья и снижении межнациональной напряженности.

Научное и экспертное сообщество в крае должно активно включится в процесс сохранения экономической и территориальной целостности Ставропольского края и сохранения его этнического баланса с использованием теоретической базы, оставленной нашими великими земляками, такими как Александр Семенович Ященко.

К сожалению, на современной этапе развития российской государственности русским и казакам Юга России больше обратиться не к кому, а собственная история подскажет правильный путь…

Сергей Попов — доцент кафедры теории государства и права РГУПС.

Ставрополью быть!

Так бывало в истории не раз. Труды ученого, известного лишь узким специалистам и незаслуженно забытого потомками вдруг привлекают научную общественность своей глубиной и актуальностью. Да еще оказывается, что человеку, талантливому во всем, не только юридическая наука, но и русская литература обязана тем, что, несмотря на эмиграцию и личные трудности этот человек поддержал в суровые 20 – годы прошлого столетия литераторов, продолживших эпоху «Серебряного века» России.

В Ставропольском крае стало традицией отдавать историческую дань земляку — переводчику «Капитала» К.Маркса Г.Лопатину. Утверждена даже литературная премия его имени для журналистского сообщества. Но если отойти от привычки и определенной политической ангажированности в оценке исторического вклада этого, безусловно, неординарного и смелого человека, то ставропольские ученые и литераторы края могут смело конкурировать за право получения своих заслуженных наград, связанных с именем другого своего земляка.

1911 год. Мировая общественность уже ощущает приближение трагедии первой мировой войны. В Лондон, на Всемирный конгресс рас направляются делегации со всего мира. Иногда путь на конгресс занимает, например, для делегаций из Австралии или Японии  больше месяца.

Честь представлять Россию на конгрессе, собравшем более трех тысяч человек, разделил с Л.Н.Толстым наш земляк,  известный к тому времени отечественный правовед Александр Семенович Ященко.

Доклад великого писателя- миротворца, к тому моменту  ушедшему  из жизни, зачитали на пленарном заседании. Выступление А.С.Ященко «Роль России в сближении Востока и Запада» также прозвучало в первый день конгресса, длившегося неделю. Эту речь в архивах обнаружил профессор кафедры теории государства и права Южного федерального университета, тоже наш земляк, уроженец села Донская Балка Иван Андреевич Иванников. В известных научных и литературных источниках эта речь раньше не упоминалась.

Обращаясь к такому представительному форуму Ященко сказал: «…вражда рас и война – явления ненормальные, они должны быть преодолены. Это преодоление дается не их радикальным отрицанием, а постепенным приведением их в состояние ненужности. … Мировой оборот с каждым годом все более сближает людей и народы. Смешение рас неизбежно, хотим мы этого или нет, но надо принимать все меры, чтобы это смешение было наиболее безболезненным… В великой борьбе между восточным и западным гением на Россию, по-видимому, пала роль примирителя, осуществителя высшего синтеза… Все страдания, мучительный разлад, нестроения и постоянные потуги, которыми полна жизнь русского народа, так же как и его достижения и утверждение на достигнутых позициях, суть результаты этого серединного положения России…». Известные геополитики и сторонники  евразийства, такие как профессор МГУ А.Г.Дугин, могут смело считать нашего земляка одним из основных теоретиков этого направления научной мысли.

Крупный специалист в области международного и государственного права, историк философии и литературы, издатель и журналист Александр Семенович Ященко родился в Ставрополе 24 февраля (8 марта) 1877 г. в в купеческой семье,  дом которой до сих пор сохранился по ул. Горького №14.

В 1896 г. окончил Ставропольскую гимназию и поступил на математический факультет Московского университета, но в том, же  году перевелся на юридический факультет, который закончил в 1900 году и был оставлен на кафедре международного права для подготовки к профессорскому званию. В 1905 г. откомандирован на 2 года за границу. Жил в Париже.

С 1907 г. – приват-доцент Московского университета.

С 1909 по 1913 гг. – экстраординарный профессор Юрьевского университета по кафедре энциклопедии и философии права. В 1912 г. в Юрьеве выходит в свет его знаменитая работа более, чем восемьсот страничная «Теория федерализма» С 1913 г. –  профессор Пермского университета.

С 1917 по 1918 гг. — профессор Петербургского университета.

Весной 1919 г. в составе первой советской делегации командирован в Берлин для обсуждения дополнительных параграфов к Брестскому миру, но назад в Советскую Россию возвращаться отказался, став одним из «невозвращенцев».

С 1921 г. издавал журнал «Русская книга» (10 номеров), который в 1922 – 1923 гг. назывался «Новая русская книга».

В изданиях  Ященко публиковались не только «белые» писатели — В.Набоков, М.Волошин, М. Цветаева, В.Пестернак, В.Хлебников — но и молодые советские авторы. У Ященко впервые на Западе вышла в свет «Конармия» И.Бабеля, он регулярно печатал И.Эренбурга, А.Толстого. Благодаря издательской деятельности А.С.Ященко русская и молодая советская литература заняла достойное место в европейских литературных кругах 20-х годов. В эмигрантских кругах за публикацию советских  писателей Ященко пытались подвергнуть обструкции, но Александр Семенович настаивал на том, что власть властью, а русская литература с приходом большевиков не перестала существовать и ее должен знать образованный мир.

Переписка Ященко с писателями и поэтами,  гордостью русской литературы, показывает, что Александр Семенович был дружен с большинством из них. А Сергея  Есенина он просто заставил написать собственноручную биографию.

С осени 1924 г. А.С.Ященко – профессор юридического факультета Каунасского университета, заведующий кафедрой международного права.    В 1931 г. вышел в свет  в Каунасе на литовском языке его труд «Курс международного права» (том I).

В 1931 г. возвращается в Берлин.

Умер 10 апреля 1934 года.

До отъезда за границу часто бывал на родине в г. Ставрополе.

Успешный советский писатель А.Толстой отозвался на смерть эмигранта Ященко фразой, что, дескать, Россия обошлась без него. Нет. Не обошлась…

До сих пор ни один российский ученый не внес большего, чем А.С. Ященко, вклада в разработку фундаментальной темы федерализма. Ссылки на основные труды профессора — «Международный федерализм. Идея юридической организации человечества в политических учениях до конца XVI1I века», «Теория федерализма», «Опыт синтетической теории права и государства», — обязательны для любой современной научной работы о федерализме. Ященко считал, что федерация всегда имеет тенденцию эволюционировать к образованию унитарного государства. В России же федерализм, по мнению ученого, «мыслим, лишь как раздробление единой суверенной власти».

Распад СССР доказал историческую правоту А.Ященко, а новые государства постсоветского пространства, кроме Российской Федерации, несмотря на внутреннюю полиэтничность, выбрали для себя более устойчивую унитарную модель государственного устройства.

Невооруженным взглядом видно, что теоретическая база современного российского федерализма входит в правовое противоречие с концепцией построения общероссийской идентичности и образования гражданской нации.

С начала становления постсоветской российской государственности идеологам реформ удалось внедрить в общественное сознание устойчивый стереотип: «федеративное» — значит, демократическое, «унитарное» — значит, тоталитарное. Но кто назовет «недемократичными» унитарные государства Европы, такие как Великобритания — колыбель парламентаризма, Испания, Италия, Франция, где попытки федерализации страны пресекаются демократично выбранными властными структурами? Да и федеративное устройство послевоенной Западной Германии оформлялось с активным участием американских федералов, разделивших германские субэтносы по субъектам федерации.

В своей «Теории федерализма» Ященко писал: «…Разумеется, унитарное устройство государства и политический централизм не одно и то же, и мы с достаточной настойчивостью постоянно различали политическую централизацию от федерализма. Если в России нужно противодействовать всякому федеративному течению как жизнеразрушительному, то, наоборот, следует всячески содействовать разумному и целесообразному самоуправлению, как жизнь созидающему и утверждающему началу… Нет ничего более антинародного, как исключительное поглощение всей национальной жизни столицей: на миллион–два лиц, могущих пользоваться благами столичной культуры, когда громадная масса народа, лишенная благ, и осуждена на скудную и серую жизнь в провинции …».

Такое впечатление, что Александр Семенович Ященко в 1912 году увидел своими глазами современную Москву.

До сих пор ни один российский ученый не внес большего, чем Ященко, вклада в разработку теории федерализма. Если допустить, что кто-то из теоретиков современного российского федерализма, например Р. Абдулатипов или его многочисленные аспиранты, все-таки прочитали  «Теорию федерализма», то мы имеем дело с, мягко выражаясь, исторической и научной фальсификацией выводов Ященко. Ведь труды Ященко они использую, как раз, с точностью наоборот

Нет подлинных идей А.С. Ященко и в антологии «Правовая мысль», появившейся в 2003 году. Не заметил основных доводов Ященко и аспирант МГУ Е. Кочетков в своей статье «Федерализм в Российской империи: идея и практика» в журнале «Вестник российской нации» (№2 за 2009 г.), как и не сделал вывода о том, что подавляющее большинство идей русских мыслителей были обращены на создание федерации славянских государств и народов. А может, и сделал, но эти выводы не могли пройти редакцию у одного из основателей журнала — академика РАН В. Тишкова, давшего такое определение российской государственности: «Россия — национальное государство с многоэтничной российской нацией, основу которой составляет русская культура и язык, в которую входят представители других российских национальностей (народов)».

Но это же абсурд! Есть культура, есть язык, но нет их носителя. А когда носитель русской культуры и языка ушел в конкретном образе русской учительницы из горных районов многоязычного Дагестана, то отдельные аулы вдруг обнаружили, что в прямом смысле не понимают друг друга. Несмотря на учение о кавказской цивилизации.

Можно соглашаться или не соглашаться с выводами А.С. Ященко, но замалчивать, извращать или интерпретировать их в угоду политической конъюнктуре никто не имеет права. Того самого права, существование которого по своим философским воззрениям А.С. Ященко не мыслил без нравственности.

Чем обернулся новый российский этнический  федерализм и научные изыскания его апологетов  для русского (казачьего)   населения  Юга России?

После распада Союза в Российской Федерации   удельный вес русских увеличился на 20%.

По  переписи населения 2002 года в России проживает 145,2 млн. человек.  Из них 116  млн.   т.е. 80% – русские, в их числе 140 тысяч идентифицировали себя как казаков и 6524, как поморов. Еще свыше 1 миллиона человек украинцев. За миллион перевалили еще пять народов- татары, башкиры, чуваши, чеченцы, армяне. 1,5 млн. человек предпочли не отвечать на вопрос о свей национальности.

В то же время на территории  Ингушетии —  русских осталось менее 2-х процентов. В  Дагестане сократилось с 12 % до 6 % В Северной Осетии, только во Владикавказе удельный вес русских, по экспертным оценкам, за последние десять лет уменьшился с 50 до 30%. В Карачаево – Черкесии каждая третья русская семья желает выехать из родных мест.

В Чеченской Республике из 400 тысяч русских,  почти никого не осталось, т.е. в случае с Ингушетией и Чечней мы имеем дело с образование вайнахского этнического анклава.

Но процесс этнической анклавизации не спасает от  религиозных внутриконфессиональных  конфликтов. На протяжении последних 10 лет на территории Северного Кавказа убито около 60 исламских священнослужителей, большинство из которых исповедовало т.н. традиционный ислам.

Фактически во всех республиках Северного Кавказа происходит вытеснение русскоязычного населения  из властных структур, некоторых важных социально-профессиональных групп, из исторически сложившихся центров их проживания.

С начала 90-х годов прошлого столетия российский федерализм на Северном Кавказе подвергается жесткому испытанию на прочность. В настоящее время в этом многострадальном регионе происходит перезагрузка идеологии этнического сепаратизма на идеологию построения «Кавказского имарата» с шариатской формой правления.

В этих условиях на Ставропольский край, включенный  в состав СКФО, ложится особая ответственность за судьбу государствообразующего русского народа, проживающего в пределах Северного Кавказа.

Научное наследие   нашего земляка А.С. Ященко может служить как раз той теоретической и концептуальной основой в тот исторический момент, когда все официальные воззрения в России в  сфере межнациональных отношений  зашли в тупик и терпят явное фиаско.

Популистское заявление губернатора Краснодарского края А.Ткачева, породило похожее со стороны губернатора Ставропольского края В.Зеренкова, но обозначив проблему, они оба не  приблизились к ее разрешению.

Неужели кто-то из ученых и практиков может всерьез полагать, что в пораженных коррупцией краях создание казачьей милиции сможет серьезным образом повлиять на процессы, связанные как раз с  коренной проблемой российского федерализма, которую обозначил еще в 1994 году Президент России Б.Ельцин.

Анализируя глубинные причины происходящего, в своем послании Федеральному собранию в 1994 года, Б. Ельцин признал, что «…Россия все последнее десятилетие пытается преодолеть угрозу дезинтеграционных этнополитических процессов, порожденных… противоречивостью двух изначально заложенных в основу государственного устройства Российской Федерации принципов — национально-территориального и административно-территориального».

Признание лидера страны в том, что угроза безопасности России заложена в самой структуре государства, получило подтверждение уже через несколько месяцев в 1994 году. Война законов между Центром и субъектами федерации, когда Чечня и Татарстан не подписали федеративный договор, была умело использована экономическими лоббистами в российском руководстве.

Под информационной завесой, заполнившей СМИ в связи с развернувшимися полномасштабными боевыми действиями в Чечне, в 1995-96 гг. были приватизированы все самые крупные объекты отечественной нефтегазовой промышленности.

Не исключено, что под сурдинку нынешних межнациональных распрей, те же самые экономические группировки, не очень озабоченные судьбой российской государственности, предпримут попытки прибрать к рукам и все что их рукам еще не прилипло.

В отсутствие  внятной государственной концепции в области урегулирования межнациональных противоречий такой сценарий не исключен.

Понимая всю опасность подобного развития событий  на Юге России, русские губернатора на местах просто вынуждены изобретать какие-то инициативы, лишенные по сути официальной  теоретической базы,   и даже противоречащие федеральным установкам на порядком надоевшую всем американскую «толерантность».

Главам соседних республик Северного Кавказа, куда легче. В республиканских конституциях заложены основные положения о защите национальных прав их титульных или субъектообразующих народов. Республиканские официальные  лидеры, по сути, являются и национальными лидерами и могут открыто  заявлять, что защита интересов  ингушского, чеченского, адыгского или любого другого титульного народа является их конституционным и человеческим долгом.

А.Ткачев  и В.Зеренков лишены этого права, как  теоретически, так и  конституционно, и любое их заявление о поддержке русского  населения, а также казачества, будет приводить к яростным обвинениям в национализм, шовинизме и т.п.  И это несмотря на то, что как и национальные  лидеры в своих республиках, они несут ответственность, прежде всего,  за те 80% русских, населяющих Ставропольский и Краснодарский края.

Ткачев свою позицию заявил и, похоже, не намерен отступать.

У ставропольского губернатора может быть также продуманная аргументация, основанная на новейшей истории Ставропольского края в системе федеративных отношений на Северном Кавказе.

За время пребывания у власти губернатора Ставропольского В.Гаевского коррупционная составляющая экономики края значительно увеличилась, а край оказался на пороге финансового краха.

Экономическая политика бывшего губернатора края создала предпосылки угрозы территориальной целостности Ставропольского края, территория которого рассматривается некоторыми федеральными политическими кругами, как резервная зона для постепенного замещения коренного населения внешними и внутренними мигрантами.

На Северном Кавказе общефедеральная «идеологическая дерусификация» обернулась массовым исходом русских, казаков из мест их исторического проживания.

Надежды на будущее не оставила для русского населения региона и «Стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года», предложенная стране полпредом А.Хлопониным. Признавая необходимость участия русского населения в модернизационных преобразованиях на территории СКФО, этот государственный документ фактически признает полную дерусификацию до 2035 года Чеченской Республики, а также республик Ингушетия и Дагестан.

Тем самым, и для других северокавказских республик, а также Ставропольского края исход русского населения становится ближайшей исторической перспективой.

В отсутствии какой-либо внятной государственной национальной политики выход из угрожающей ситуации может быть один – это самоорганизация многочисленного русского населения ради сохранения мира и стабильности для себя и соседей по региону. Для ставропольчан такая самоорганизация является единственной гарантией того, что их детей и внуков не постигнет судьба русских, казаков, ранее проживающих в Грозном, Махачкале и в других республиках Северного Кавказа.

На региональном уровне основными задачами руководства и общественности Ставропольского края  являются:

-стабилизация межнациональных отношений на Юге России на основе консолидации русского, казачьего, славянского населения, сохранение государственного русского языка, науки, культуры и самобытности при уважительном отношении к культуре и самобытности других народов, населяющих регион;

-защита прав русских (казаков), как равноправного и коренного народа субъектов Российской Федерации, расположенных в пределах Северо-Кавказского федерального округа;

-организация общественного контроля адекватности и законности реакции властных структур и правоохранительных органов на преступления, связанные со сферой межнациональных отношений. Ставрополье должно  содействовать формированию системы общественной коллективной безопасности для народов, населяющих Юг России;

— непримиримая борьба с коррупцией, т.е. сращение чиновников с криминалитетом, которое на Юге России является первопричиной проявлений терроризма и экстремизма, а также исхода русского, казачьего населения из северокавказского региона;

— русский Ставропольский край должен рассматриваться, как территория, на которой соблюдаются права человека любой национальности. В свою очередь Ставропольский край, его руководство, общественные организации и население совместными усилиями должны организовать систему моральной и экономической поддержки русскому (казачьему) населению, проживающему в сопредельных республиках и защищать его права доступными правовыми формами.

Образование представительств соседних республик на Ставрополье, при отсутствии в них аналогичных представительств, создает условия для лоббирования интересов этнических групп из соседних республик в ущерб коренному населению Ставропольского края.

Проявление коррупции в Ставропольском крае и продажность местных чиновников, необходимо рассматривать, как базовую причину захвата прибыльных экономических ниш полукриминальными финансовыми группировками извне и основным фактором лишения жителей края экономической и экологической среды обитания, что порождает миграцию русского населения за пределы Ставрополья.

Для оздоровления общественно-политической обстановки в крае необходимо повсеместно провести прямые всенародные выборы глав муниципальных образований.

Именно такой фильтр сейчас необходим для снижения коррупционной составляющей в экономике Ставрополья и снижении межнациональной напряженности.

Научное и экспертное сообщество в крае должно активно включится в процесс сохранения экономической и территориальной целостности Ставропольского края и сохранения его этнического баланса с использованием теоретической базы, оставленной  нашими  великими земляками, такими как Александр Семенович Ященко.

К сожалению, на современной этапе развития российской государственности  русским и казакам Юга России больше обратиться не к кому, а собственная история  подскажет правильный путь…

Сергей Попов — доцент кафедры теории государства и права РГУПС.

 

 

 

 

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments