По предоплате

Почему мы против «оптимизации» медицины, всяких «госуслуг» и требуем возврата к здравоохранению, запрета для госклиник любой «коммерции»? Потому что налицо не только лишение нас права на здравоохранение, но и расчеловечивание врачей.

 

Поликлиника РАН – не для «академиков», а для учёных, со скромной зарплатой или пенсией. Попытка записаться к опытному врачу: по ОМС – нет, он теперь только по ДМС или за плату. Весь «офисный планктон» из соседних конторок – к лучшим врачам. Не говоря уже о ведомственных клиниках для газпромов, Центробанка и т.п. А кому уже за 70–80, кто созидал всё то, на чём олигархат и его прислуга теперь паразитируют, – мимо. Им не только ведомственная медицина, но даже и в пределах общего «медстраха» опытные врачи теперь не положены.

И «новация»: даже этот нищенский минимум власти хотят заставить людей «софинансировать»…

Но если думаете, что, заплатив «живые деньги», получите что-то стоящее – иллюзия.

Похоронил своего первого научного руководителя – у него была своя инженерная компания. На поминках сотрудники вспоминали о Человеке. Но близкие рассказали мне, как он ушёл.

Положили в госклинику на платной основе. Ухудшение – перевели в реанимацию и сказали доплатить. Близкие оплатили и переспросили, не надо ли ещё предоплату? Нет, не надо.

Но спустя несколько минут (внимание): «Реаниматологи не могут осуществлять реанимационные мероприятия, пока нет предоплаты!»

На вопрос «Сколько?» – пожали плечами.

Быстро внесли всё, что с собой было, – двести тысяч. Спрашивают: с оплаченным счётом – бежать в реанимацию? Нет, говорят: «У них на мониторе предоплата высветится».

Сердце вновь запустить не удалось…

Была ли задержка спасения и на сколько? На минуту? На две?

Противоречит ли это закону, постановлениям, инструкциям? Будут ли обращаться в прокуратуру? Это дело родных и близких.

Для сравнения: известный человек, с которым я поделился этой историей, рассказал, как было с ним во Франции, когда прихватило сердце. Спасатели, когда ему стало получше, не позволили пройти и двадцать метров до скорой помощи – отнесли на носилках. Далее – манипуляции на месте и в клинику. Всё это время его товарищи пытались кому-нибудь заплатить. От них отмахивались как от мешающих (!) делу. И потом объяснили: сначала человека спасают, приводят в порядок, а после этого – все переговоры. Но не врачей, а клиники. И не с пациентом, а со страховой компанией. Но спрашивать, есть ли у него страховка, никому и в голову не пришло.

У нас же сейчас (рассказывает знакомый детский врач): на каждой планёрке главный вопрос – сколько заработано денег? И инструктаж: сложных детей – не брать. Притом что эта клиника всегда вела самые сложные случаи – детей привозили со всего СССР. Но это было во времена ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, а не «медицинских услуг».

Настоящие врачи находятся: нарушают циничные указания, выполняют свой долг – вопреки насаждаемой (законами о коммерциализации социальной сферы, требованиями ВТО по «услугам» и т.п.) людоедской системе.

Кто-то согласится со мной. А кто-то спросит, как в советском анекдоте: «Чем не довольны? Всем? Так почему с парикмахерской начали?»

Да, корень проблем страны не в этой «парикмахерской». Но на её примере, надеюсь, очевидно, куда нас ведут. И потому, как выражение необходимого нам разворота, актуален лозунг: устроивших такую «парикмахерскую» – гнать взашей!

Вместо варварской системы «медицинских услуг» – всеобщее здравоохранение. При всех его возможных и известных дефектах, тем не менее оно – человечно.

Юрий Болдырев

 

Источник – Литературная газета

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.