Чудо «воскрешения» в Мытищах

Кто и как «пилит» Землю Русскую


Дышать в Москве стало чуть полегче после того, как фирма «Стройсервис» нейтрализовала гигантское (более чем на тысячу тонн!) навозохранилище, расположенное в деревне Челобитьево, в двух километрах от МКАД. Две тысячи коров оттуда давно выселили, но их «наследство» вносило неповторимый вклад в ароматизацию некогда «образцового коммунистического города». Вместе с ароматами подольской гиперпомойки, раскинувшейся в местечке Малинки, и экзотическими запахами неугомонного нефтеперерабатывающего завода в Капотне.

Лишь перед самым судьбоносным голосованием 18 марта «те, кому следует» заметили, что вонь, регулярно накрывающая даже самый центр столицы, вполне может сказаться на результатах выборов.

Директор «Стройсервиса» Евгений Фурсов никогда не мечтал врубаться в гору плотно слежавшегося навоза.

Но в 1993-м, оскорбленный характером «приватизации», он сам ушел с «хлебной» должности и начал жизнь «с нуля». Зарегистрировал фирму и продал свой потрепанный «жигуль», чтобы выплатить зарплату семи сотрудникам, исполнившим первый полученный контракт.

После первых же крупных заработков фирме потребовались своя строительная техника и производственная база. В совхозе имени Тимирязева, расположенном возле МКАДа и Ярославского шоссе, взяли в долгосрочную аренду заброшенные постройки на участке в 3,91 гектара. Помимо навозохранилища и коровника ещё и хоздвор и площадку для выгула скота..

Долго чистили и постройки, и землю от разнообразнейшего хлама и жуткой грязи. Обнесли металлическим забором…

Рядом с базой начали останавливаться любознательные автомобилисты.

Вдумчиво изучали увиденное.

Фурсов обратился в Генеральную прокуратуру, когда районные власти предложили вычищенный и благоустроенный сотрудниками «Стройсервиса» кусок земли выкупить за безумные деньги: по десять долларов за квадратный метр. Евгений Иванович отказался дать взятку ради уменьшения предложенной цены на землю. Прошли всего лишь пять с половиной лет после подачи заявления – и прокуратура Московской области ответила, что данное предложение носит не правовой, а всего лишь рекомендательный характер.

На уголовных и гражданских делах, которыми обросла уже легендарная история вооруженного захвата производственной базы фирмы «Стройсервис» отрядом «лиц кавказской национальности», выросло уже не одно поколение мытищинских следователей.

Кто-то ушел на повышение, кто-то надолго сел… А Евгению Фурсову каждый раз заново приходится рассказывать героическую эпопею очередным молодым людям, и не пытающимся скрыть жуткой скуки, выслушивая подробности многолетней войны за участок в жалкие 3,91 гектара.

Читать ребята не любят. Перетрудили глазоньки на компьютерных играх.

И словно страшную сказку слушают повествование: как «гости с Кавказа» разогнали охрану базы, срезали металлические ворота и объявили, что прежнее руководство «Совхоза имени Тимирязева» не имело права продавать никаких построек невоспитанному типу, не ведающему, что единственный его долг – регулярно платить сколько скажут «правильные пацаны».

На разбирательстве случившегося в Челобитьево Виктория Абрамченко, возглавлявшая департамент земельной политики и госсобственности в Минсельхозе России, заявила: «Шагинян (главарь захватчиков!) всё делал правильно! Никаких построек государственный совхоз не имел права продавать!»

Теперь она глава Росреестра.

И было бы сущей дерзостью предположить, что заместитель министра экономического развития якобы не в курсе, что проданные «Стройсервису» постройки возведены за счет прибылей, которые когда-то у совхоза были! А собственными средствами он волен распоряжаться в соответствии с «Законом о приватизации».!

Так бы всё и закончилось. Да семидесятилетний Евгений Фурсов не испугался бандитов, заставивших сорок его соседей заключить договора аренды с ООО «УК Менеджмент», принадлежащей налетчикам.

Даже под угрозой оружия не согласился стать «управляемым»!

Все, кроме «Стройсервиса», «Кока-Колы», держащей в Челобитьево свои склады, и «АвтоЛома», торгующего подержанными автомашинами, покорно сдались на милость победителя. У них не было вооруженной охраны.

А Фурсов, выброшенный вместе со своими сотрудниками с земли, в которую уже вложил столько труда, два года без устали стучался во все двери.

И добился того, что 16 мая 2014 года отряд полиции во главе с капитаном Кобликом по распоряжению заместителя министра внутренних дел Ваничкина изгнал захватчиков с не принадлежащей им земли и из не принадлежащих им строений… Правда, уже через неделю глава мытищинского ОБЭП подполковник Сысоев объявил, что, мол, капитан не имел права «восстанавливать справедливость» (плевать подполковник хотел на распоряжение генерала Ваничкина!),продлив оккупацию базы ещё на несколько лет.

То, как Евгений Иванович вел себя в боевой обстановке, вызвало большое уважение даже у главаря налетчиков. который пошел «на дело», запасшись доверенностью директора совхоза на представление его интересов во всех органах власти.

«Гость с Кавказа» сам напросился на встречу, состоявшуюся на автозаправке. Принес извинения за грубость, проявленную при вторжении. Попросил сообщить в Генеральную прокуратуру и Следственный Комитет, что собираемые с фирмачей деньги он якобы не забирал себе, а отвозил в некий офис в Москву в доме 31 на улице Школьной.

— А что ж ты сам не пойдешь и не заявишь?!

— Если это сделаю я – будет «не по понятиям». Мне не простят…

Через месяц Шагиняна арестовали за совсем другие подвиги.

Эта история вряд ли заслуживала бы высокого внимания читателей, если б не подписанное Владимиром Путиным Распоряжение №ВП-П11-4296 от 28 июля 2009 г. Минсельхозу России, Минэкономразвития России, Росимуществу, МВД и ФСБ России, Генеральной прокуратуре РФ о необходимости принятия мер по регистрации прав собственности РФ на земельные участки и недопущении банкротства ФГУП «Совхоз им. Тимирязева».

Путин велел не допустить банкротства.

А ему не доложили, что ещё в ноябре 2008 года уже всё продано.

А в сентябре 2010 года глава Минсельхоза Елена Скрынник. затеяла процедуру «воскрешения» ФГУП, назначив по сути на пустое место (ни земли, ни имущества!) шустрого г-на Тихомирова А.А.

Этот А.А. взял в долю охранное предприятие «РусБезопасность». Безработному Шагиняну выдал доверенность на представление интересов совхоза имени Тимирязева во всех инстанциях… И организовал 29 декабря 2011 года ООО УК Менеджмент. После чего великие труженики с Кавказа немедленно начали отнимать у туземцев всё, что попадало под руку. Землю, Рынок «Северный Двор», автомойку…

К середине 2012 года ранее никому не известная управляющая компания стала владельцем и распорядителем по самым скромным подсчетам собственностью более чем в миллиард рублей. И землей почти в полторы тысячи гектар!

Долго ли, умеючи?!

Прежде, чем сотворить всё это, шустрые ребята уже попрактиковались в отъеме земельных участков, когда-то розданных дояркам и скотникам в поощрение их героической самоотверженной работы.

Потерявшие здоровье на работе, пожилые люди несколько раз объявляли голодовку протеста. Пикетировали Госдуму и Дом Правительства.

Над голодающими только посмеялись.

Фурсов более 150 раз обращался с письмами к президенту, в Госдуму, МВД, Следственный Комитет и прокуратуры с заявлениями, что в Мытищинском районе идет сумасшедший захват земли, в процессе которого людей нагло грабят.

Обращался во все инстанции, где пока ещё способны читать русскоязычный текст.

Никакой реакции.

Поняв, что останавливать растаскивание госсобственности никто всерьез не собирается, ФГУП якобы ради погашения долгов в 15 раз ниже реальной стоимости продало всё, чем ещё владело

Вот только с землей вышла неувязочка. На момент продажи «всего-всего» ФГУП как государственное предприятие землю имело не в собственности, а на правах постоянного (бессрочного) пользования. Земля принадлежала (и принадлежит) государству, с ней запрещены любые торговые операции. Учредителями хозяйства являлись (и по-прежнему являются) Министерство сельского хозяйства РФ, а также Федеральное агентство по управлению государственным имуществом. Эти структуры и должны были оберегать от всяких посягательств государственную собственность.

Как зеницу ока.

Но по каким-то причинам ее проворонили.

Прокуратура Мытищ ещё в 2013 году установила факт незаконного оформления 43 земельных участков, облюбованных налетчиками.

Следственный комитет героически отыскал сотрудников находящейся в Одинцово Кадастровой Палаты МО Чернова и Попова, чьи подписи освятили таинство «воскрешения государственного предприятия». Их действия обозваны следователем Рощиным всего лишь халатностью… Это 43 эпизода преступления!…. И теперь дожидаются момента, когда может быть высунет нос из Черногории г-жа Завикторина, сотрудница мытищинского отдела Кадастровой палаты, своей подписью легализовавшая все захваты земли в районе.

А следователь из Мытищ г-жа Тукмачева вообще не увидела во всей истории никакого криминала. Хищение собственности на миллиард с лишним для неё не более, чем шалость.

Доказать, что герои кадастра творили чудо воскрешения за взятку – у доблестных следователей всё никак не получится.

И чему их только в вузе учили?!

— Вы хоть знаете разницу между землей пахотной и непахотной?

-Не-а!

-А разницу между колхозом и совхозом?!

-Не-а! В юридическом нас этому не учили!

Дознаватель Мытищинского УБЭПа майор Сергей Семыкин несколько лет тормозил (и вряд ли бескорыстно!) расследование уголовного дела о захвате земли.

Семыкина с повышением перевели в Лобню, и там он был арестован за взятку в миллион рублей.

Его мытищинский шеф глава УБЭП подполковник Сысоев сел позднее, в декабре 2017 года. За взятку в 9 миллионов.

У Фурсова в «Стройсервисе» от полутораста сотрудников осталось пятеро, охраняющих строительную технику, которую в нынешний жуткий экономический спад никто не покупает.

А собственность, похищенную вооруженными налетчиками, возвращать никто не торопится. Эта собственность всё ещё приносит огромные деньги г-ну Пугачеву, уже четвертому директору ФГУП, назначенному Минсельхозом в сентябре 2014 года. Этот не гнался за оригинальностью. Если его предшественник отправлял на захват чужой собственности г-на Шагиняна, то Пугачев для поддержания порядка на оккупированной территории и сбора дани с арендаторов построек нашел некоего Абрамяна. А у того отряд из пятнадцати чеченцев, в драку с которыми никто не хочет вступать.

Полиция всё это именует «спором хозяйствующих субъектов»

Хотя бы взглянуть как именно «спорят друг с другом хозяйствующие субъекты» дознаватель УБЭПа Игорь Борисович Киреев никак не найдет времени.

Михаил Казаков

 

Закрыть меню