Ингуши — казаки?!

Недавно газета «Северный Кавказ» в очередной раз сообщила о казачестве Ингушетии. Как утверждает издание: «Казачество Ингушетии с воодушевлением восприняло принятие Закона РФ «О государственной службе российского Казачества». Казачий генерал, атаман Ингушского казачьего войска Магомед Батыров с удовлетворением рассказал, как, и какая работа ведется в войске, как проводятся станичные и хуторские круги, избираются атаманы… Казалось бы, что плохого в том, что казачество возрождается. Но позвольте спросить господина Батырова и его соратников: «Какое именно казачество они возрождают?» По определению, возрождается то, что уже существовало, но ведь ингушского казачества и, соответственно, ингушских казаков никогда в истории и в помине не было. Известны ингуши (преимущественно офицеры), служившие в казачьих частях, а это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

О взаимоотношениях терских казаков и ингушей до революции довольно подробно написано в книге Ткачева Г. А. «Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области».

Как выяснилось, Ингушское казачье войско существует уже давно и на вполне законных основаниях. Еще в 1994 году в Ингушетии был создан «Союз казачьих формирований» РИ, атаманом которого избран Магомед Батыров. В дальнейшем Ингушское казачье войско вошло в состав реестрового Терского казачьего войска на правах окружного общества. Все вполне легально, ибо, по нынешним законам, любая группа граждан РФ (хоть негров, хоть китайцев) может объединиться и официально зарегистрироваться как казачье войско, общество, объединение, казачий союз и т.д. И это в то время, когда настоящие, потомственные казаки активно выступают за то, чтобы их признали народом. Не сегодня, так завтра, это, даст Бог, произойдет обязательно, что же тогда станут делать новоявленные «ингушские казаки»?

А вообще — для чего же затеяли в Ингушетии всю эту возню с казачеством? Напомним, что в начале 90-х годов в Ингушетии в станицах Нестеровской, Слепцовской, Троицкой, Ассиновской и др. проживали десятки тысяч потомственных терских казаков, которые самым активным образом включились в начавшийся процесс возрождения Терского казачества. В ту пору ингушские шовинисты чинили всяческие препятствия этому процессу, дело доходило до прямых угроз, погромов и убийств (вспомним убийство родственником нынешнего «ингушского атамана» Батырова атамана Сунженского отдела ТКВ А. Подколзина, налет на ст. Троицкую и пр.). Все это привело к тому, что русскоязычное (преимущественно казачье) население практически целиком спешно покинуло «гостеприимную» Ингушетию. И лишь тогда, очистив республику от «неверных», ингуши… объявили себя казаками и стали возрождать казачество! Зачем им это нужно? На сей вопрос, ответил сам «атаман» М. Батыров: «Отныне у нас будет штат и постоянное финансирование, которое будет осуществляться из федерального и местного бюджетов». Как говорится, вот где собака зарыта.

И второе. В скором времени может быть принят федеральный закон о реабилитации казачества, предусматривающий, в том числе и территориальную реабилитацию. Вот тогда тоже понадобится «ингушское казачество», которому торжественно и вернут «утраченные земли». А настоящие казаки как были побоку, людьми второго сорта, так и останутся ими.

Обидно, что не только несовершенство законов позволяет существовать ингушским казакам, но и многие (в первую очередь реестровые) казачьи атаманы сотрудничают с Ингушским войском, фактически признавая его истинно-казачью сущность. Увы! Они, очевидно, забыли, что казаком нельзя стать, им нужно родиться. Казаки — это не род войск, это состояние души, образ жизни. Читайте классику — хоть Л. Толстого и П.Краснова, хоть М.Шолохова, кому что нравится.

А что касается ингушей, служивших в казачьих войсках до революции, напомню: например, к началу Первой мировой войны в Терском казачьем войске служило около 400 -офицеров. Из них ингушами были: полковник Эльберт Нальгиев (в будущем генерал, кстати, убитый в 1918 году самими ингушами за пророссийские взгляды, его сыновья хорунжие Кургок и Юлий, и есаул Андрей Базоркин. В Кубанском казачьем войске служили есаул Габерт Ахриев и сотник Мусса Саутиев. Можно еще добавить полковника (затем генерала) Сафарбека Мальсагова, командира Дагестанского конного попка. И это все! А где же «большой процент ингушей в исторических казачьих частях», о котором любят твердить новоявленные ингуши-казаки?

Для любого знатока истории казачества на Северном Кавказе само появление казаков-ингушей звучит как издевательство перед исторической памятью и наследием предков кавказских казаков. Если дело пойдет именно таким образом, то следует ожидать появления Чеченского казачьего войска (не удивлюсь, если его атаманом станет реабилитированный Шамиль Басаев). В нашей стране уже ничем нельзя удивить.




А. Кабаков.

атаман Владикавказского округа Терского Казачьего войска



Казачий Взгляд, № 7, июль 2006 года

Запись опубликована в рубрике Публикации. Добавьте в закладки постоянную ссылку.