Ирина Бобкова (Смориго): Я имею полное право на собственную идентичность!

Ломать – не строить, душа не болит

 

После того, как правительство Латвии приняло школьную реформу, суть которой – окончательное изгнание русского языка из учебного процесса в школах национальных меньшинств, в Риге начались многочисленные акции протеста против навязываемой властями ассимиляции. ИТ-специалист, мама двоих детей Ирина Бобкова рассказывает почему она встала в ряды несогласных.

- Министерство образования и науки, предложившее школьную реформу, суть которой к 2020 году перевести все школьное образование в стране на государственный язык, утверждает, что все это будет только во благо, а именно – русские выпускники повысят свою конкурентоспособность, а общество сплотится. Что же тут плохого? Почему родители негодуют?

- Эта трактовка реформы не более, чем красивый фантик, в который чиновники от образования во главе с Шадурскисом обернули ой какую горькую пилюлю. О какой конкурентоспособности идет речь, если наши дети в большинстве своем уже к 10-му классу свободно говорят на латышском, после 12-го поступают и учатся в государственных вузах и на выходе имеют, как правило, три, а то и четыре языка? И это, замечу, при нынешних, билингвальных школах. Ничего не надо ни менять, ни перелопачивать, все и так отлично работает. Это латышская молодежь (спасибо правящей элите – настроили) проигрывает в конкуренции, так как теряет русский язык. А русский был, есть и останется языком межнационального общения и языком бизнеса. Предложенная школьная реформа никакого отношения к школе, к усовершенствованию учебного процесса не имеет. Преподавание русским детям русскими учителями в русских школах на латышском языке – полный бред. Чисто политическое решение, ведущее к расколу общества, к моральным и психологическим страданиям наших детей, к потери целого поколения и еще бог весть каким трагическим последствиям. Так что лукавое заявление Шадурскиса – голимая ложь!

Консолидация общества? Еще смешнее. Разве можно сплотить общество, унижая, дискриминируя треть населения этого общества? Однажды нас уже подобным образом «консолидировали». Бессовестно, нагло обманули. Когда нужны были наши голоса, чтобы Латвия обрела независимость, власти дружно пели: мы всех вас любим, вы все латвийцы, мы все дружно и счастливо будем жить в свободной Латвии. Мы отдали свои голоса за независимость, за мирное и счастливое будущее, как нам обещали. Нашими голосами воспользовались, а нас объявили негражданами, врагами, оккупантами и вообще нежелательными пришельцами на этой земле. Школьная реформа – очередная попытка властей Латвии стравить народы друг против друга.

- Но они и так уже у власти. Правящие коалиции по сути не меняются уже которые выборы. Зачем им это нужно?

- Как зачем? Чтобы у этой власти удержаться. Посмотрите, что происходит в стране. Промышленность разрушена, сельское хозяйство бьется в агонии, медицина теряет свой былой статус, банки рушатся, транзит практически ушел, молодежь бежит из страны. Кто во всем этом виноват? Кто развалил страну? Правящие партии? Боже сохрани! Разве они когда-нибудь что-нибудь сделали не так? Но свалить все на «проклятое советское наследие» уже как-то глупо, нелогично. За 28 лет независимости можно было и свое «светлое будущее» построить. Но не получается. Вот и стравливают народы, чтобы отвлечь от реальных проблем. Мы, родители, уверены, что пресловутая школьная реформа однозначно обернется конфронтацией и расколом в стране.

- В чем же, по-вашему, должна выражаться консолидация общества?

- Не в дискриминации трети населения страны это уж точно. Я сама ходила в латышский детский сад, но училась в русской школе. Я знаю государственный в совершенстве. Я с удовольствием пела латышские песни, с интересом читала латышские дайны и сказки, танцевала в латышских ансамблях. Я осознанно сдала на гражданство, и я – лояльный гражданин. Но это было тогда, когда я САМА этого хотела, когда это было МОЕ решение, МОЯ внутренняя мотивация. Это было тогда, когда меня никто не унижал и никто в рай палкой не загонял. Русские вообще никогда не выступали ни против латышского языка, ни против латышского народа. И русские здесь были всегда. В Риге в советское время я получила блестящее образование: училась в 23-й школе, потом Пушкинском лицее, потом институт. Мой диплом, с серпом и молотом, до сих пор признан и у меня востребованная современная профессия. Это при том, что сегодня умы, подобные Шадурскису, утверждают, что советское образование – полный отстой.

В реальной жизни все с точностью до наоборот. Так вот, недавно я прошлась по коридорам 23-й школы, на одном из стендов нашла информацию: школа была основана в 1867 году на деньги русской общины. Мы здесь были всегда! И мой совет тем, кто вопит – «понаехали!», взять учебник и ознакомиться с историей своей страны. Русские на этой земле жили всегда, русские школы были здесь более двухсот лет назад, еще до латвийской государственности. А сама земля веками была родиной многих национальностей: латгалов, русских, белорусов, поляков, евреев, немцев. И все вместе работали на процветание этой земли, никак не на ее разорение. Получается, покушаясь на русские школы, власти своими руками разрушают исторические традиции собственного государства. Ломать же не строить, душа не болит.

Я родилась в Латвии, здесь родились мои дети, здесь всю жизнь отработали мои родители и здесь, на этой земле могилы моих предков. Я плачу государству нешуточные налоги, и я имею полное право на собственную идентичность. Это значит – сохранять свою русскую культуру, говорить на своем родном, русском языке и учить своих детей на языке матери, то есть, на русском. Не важно, сколько нас здесь – 31 процент, 12, 7 или 5. Русские школы быть должны, это моральная обязанность государства. Уж коль правящие политики объявили, что Латвия – «цэ Европа», так и поступайте по-европейски, уважайте интересы национальных меньшинств своей страны, как это делают в Бельгии, Швеции, Финляндии и многих других цивилизованных странах.

Еще раз подчеркну: консолидация не может быть построена на разрушении. Только на созидании! Нужны новые, современные рабочие места и достойные зарплаты, нужны как можно больше совместных культурных и спортивных мероприятий. Нужны умные, серьезные и работающие программы реэмиграции, а не очередные фейковые проекты. Да, могут быть смешанные группы в детских садах. Я не боюсь латышских детских садов, сама в такой ходила, причем, в круглосуточный. Есть масса путей и методов для сплочения народа. Другой вопрос, хотят ли этого сплочения власти предержащие?

- Но ведь у власти есть партия, электорат которой как раз и отдавал свои голоса в надежде, что она станет их защитницей. Партия «Согласие».

- Я не понимаю политики «Согласия», уж больно она какая-то согласистская. Мне совершенно непонятно, каким образом они консолидируют русских и латышей. Какие-то невнятные комментарии по поводу реформы, какие-то дополнительные занятия. О чем вы, господа? Русским школам, русскому образованию в Латвии быть. Все – баста!

- А как вы сами, Ирина, оказались в Штабе защиты русских школ?

- Моя история – убедительный пример верности слов Бисмарка: «Если вы не интересуетесь политикой, это еще не означает, что политика не интересуется вами». Первый толчок – золитудская трагедия. Весь этот ужас видела своими глазами. Люди стояли живой цепью вокруг места обрушения. Под проливным дождем, в зверский холод, всю ночь, чтобы хоть что-то узнать о судьбе своих близких. Простые граждане не только из этого района, со всего города, приносили стулья, пледы, зонты, термосы с горячим чаем… И ни одного чиновника. И никакой помощи от официальных властей. Только через сутки они опомнились и что-то там организовали. Меня такое отношение к своему народу просто потрясло. Как же так, что же это за государство такое? Стала интересоваться общественной жизнью. До этого, признаюсь, меня она мало трогала. Я закончила школу, институт, вышла замуж, родила детей, работала – жила личной жизнью. Потом, совершенно случайно судьба свела меня с бедой Лайлы Брице, экс-рижанки, у которой в Англии отняли дочь. Плотно погрузилась в эту тему, хотя меня она никак не касалась. На Фейсбуке создала группу, мы проводили пикеты, встречались с министром, участвовали в международных акциях, даже были на заседании Комитета по петициям в Европарламенте. Для меня был шок, когда я узнала, что единственный латвийский депутат, который встал на защиту своей гражданки, была Жданок. Что Татьяна Аркадьевна, как евродепутат, добилась для неграждан Латвии равных с гражданами прав безвизового перемещения по странам Евросоюза (за исключением двух – Ирландии и Англии). Словом, я много чего узнала.

Дальше больше. Свою дочь я сознательно отдала в латышский детский сад, чтобы избежать тех проблем, которые были у старшего сына. Ее латышский на уровне родного. Но учиться она пошла в русскую школу. После начальной школы детей разделили на языковый класс и физико-математический. Предупредили, математика будет преподаваться на государственном. И даже если ты Эйнштейн, но у тебя слабый латышский, в класс не попадаешь. Априори нелогичный, стрессовый, абсурдный выбор. Среди «отбракованных» были по-настоящему математически одаренные ребята. Кто от этого выиграл? Мой ребенок оказался Эйнштейном, в класс попал. Но к седьмому классу я с ужасом констатировала, что, учась на латышском, математику она не понимает! Стала смотреть их программу и мне захотелось… нет, не плакать – рыдать! Я, математик с высшим образованием, АТ-специалист, понять не могу как до такой степени абсурдно, нелогично, некомпетентно можно составить учебник. С еще большим ужасом наблюдала, как моя весьма способная девочка, имеющая средний балл по всем предметам почти 9 баллов, стремительно и категорически теряла интерес к учебе. Чем все закончилось?

Дочь улетела в Испанию к отцу, прошла тест по английскому в местной школе, ее тут же приняли. Она собрала чемодан и уехала. Спасибо, министр Шадурскис, за наших потерянных для страны детей. Ни сын, ни дочь в Латвию не вернутся. Если Шадурскис и еже с ним пытливые умы, прочитав эти строки, перекрестятся, мол, еще парочкой русских в Латвии стало меньше, сразу огорчу – латышская молодежь из своей свободной и процветающей страны бежит не меньше, если не больше, чем русская. Мы теряем молодежь. Поэтому я в Штабе зашиты русских школ. Мне не безразлична судьба моей страны, которую я по-настоящему люблю.

 

Источник – Русский Союз Латвии

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.