Прага и Москва как центры славянского движения

Выступление П.В. Тулаева на всеславянских этнографических торжествах и конференции «Славянская Прага» 8 июня 2018 года в Российском центре науки и культуры

 

Благодарности организаторам и участникам. Приветствие от МСОО Всеславянский Союз, Международного Славянского института и Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения, которая теперь объединилась с Международной Славянской Академией в одно целое, а также от молодёжной организации Славянское объединение и возрождение.

Умом мы понимаем многочисленные противоречия славянского мира, трагедию современных конфликтов между братскими народами, а любящим сердцем всё равно тянемся друг к другу. Потому что нас объединяют не только родовая память, общие истоки, культурно-религиозное наследие, выраженные в славянской взаимности, но и общая историческая Судьба.

Как вы помните, великий русский поэт А.С. Пушкин в ответе «Клеветникам России» писал:

 

«Оставьте нас: вы не читали

Сии кровавые скрижали;

Вам непонятна, вам чужда

Сия семейная вражда;

Для вас безмолвны Кремль и Прага…»


Действительно, в славянском мире, и особенно в славянском движении, особую роль занимают два культурно-политических центра – Прага и Москва. Почему?

Прага – традиционный центр регионально-этнического славизма. В глубине веков зародилась легенда о братьях Лехе, Русе и Чехе, символических родоначальниках древних славянских племен.

Великая Моравия включала в себя исконные земли лужицких сербов, богемцев, вислян, слензян и карпатских русинов.

Таким образом, русичи были частью славянского союза, продолжавшего традицию государственного объединения славян, начатого в VII веке н.э. княжеством Само и Карантанией.

Не здесь ли следует искать причины появления в самом центре средневековой Европы такого исторически важного явления как Русь Дунайская, известная по латинским и немецким источникам под названием Ругиланд.

Православная миссия святых Кирилла и Мефодия тоже связана с Русью. И речь здесь не идет о стольном Киеве, а о Херсонесе Таврическом, где процесс христианизации начался еще в I веке от Р.Х.

В эпоху буржуазно-демократических революций и национального возрождения именно Прага стала центром Всеславянского съезда 1848 года, проходившего под лозунгом «Свобода, равенство и братство». В этой связи у меня всегда возникал вопрос, почему среди делегатов от Российской Империи там не оказалось известных славистов: Погодина, Срезневского, Вельтмана, Черткова, а вместо ученых мужей был бунтарь-анархист, атеист и антиимпериалист Михаил Бакунин?

Этот по сути антироссийский крен, поддержанный революционными поляками и украинцами, был исправлен на знаменательном съезде 1867 года в Санкт-Петербурге и Москве, который подтвердил верность восточных и южных славян Православию, показал значение русского царства для консервативно-монархической традиции в целом. 150-летие этого исторического события мы недавно отметили на юбилейных торжествах в России.

Кстати, в рамках программы юбилея 2017 года я представил участникам встречи свою новую книгу «Первые славянофилы и их съезды», где подробно осветил историю и теоретические проблемы славянского движения.

После 1867 года не только избранный круг славянофилов, но широкие слои интеллигенции осознали роль Москвы как гегемона славянского мира и защитника интересов православных народов. Освобождение Балкан от османского ига и появление таких новых государств как Болгария и Сербия -  тому подтверждение.

Однако к началу XX века возникли новые противоречия, в частности связанные с польским вопросом. Российская Империя, большинство населения которой составляли славяне, была втянута в мировую войну, которая привела к отделению братских народов от имперского центра. После Октябрьской революции и создания Третьего интернационала Советская Россия стала выступать уже в качестве евразийской державы, изменив геополитический вектор развития. Многие слависты национальной ориентации были репрессированы в СССР органами НКВД.

Одновременно в Чехословакии с участием русских эмигрантов, вынужденных бежать из «коммунистического рая», сложился один из важнейших центров славистики. Здесь вскоре после революции был основан Славянский институт (1922), собрана ценнейшая, а ныне крупнейшая в Европе, Славянская библиотека (1924), действовал Пражский лингвистический кружок (1926) и другие близкие по духу организации.

Вторая Мировая война пробудила славянское самосознание во многих странах, потому что именно славяне стали главной жертвой агрессии гитлеровской армии. Ответом Москвы стало освобождение Европы от фашистских захватчиков Красной армией, в частности Праги при участии Русской Освободительной Армии, а затем создание Совета экономической взаимопомощи (1949) и Варшавского договора (1955), которые эффективно действовали до конца существования Советского Союза.

Напомню в связи с этим знаменитую речь И.В. Сталина о «новых славянофилах», к которым он себя причислил на приеме в Кремле в честь президента Чехословакии Эдварда Бенеша в марте 1945 года.

Постсоветская история славянского движения, возрожденного в 1995 году в гостеприимной Праге, было продолжено участниками сегодняшнего торжества, и ветераны уже рассказали об этом.

Таким образом, мы видим, что не Прага и Москва выбрали славян для решения их исторических задач, а наоборот, сама история сделала наши столицы центрами славянского движения. И сегодняшняя встреча красноречиво подтверждает этот тезис.

 

Для них безмолвны Кремль и Прага.

Для нас – важнее нет святынь.

Они – наш щит, земное благо,

Ключи в небесный храм. Аминь.

 

Источник – Атеней

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.