Область или республики?

Дагестанские эксперты обсудили новые очаги межэтнических конфликтов на Северном Кавказе

 

В конце августа и начале сентября произошло два очень тревожных события на Северном Кавказе. Речь идёт о неоднозначной ситуации в Сунженском районе Ингушетии, где чеченцы пытаются построить блокпост ДПС на границе с ингушским селением Аршты. Вместе с рабочими присутствуют силовики Чечни. Напомню, что Сунженский район является спорной территорией между Чечней и Ингушетией. И ещё один конфликт произошел уже в Кабардино-Балкарии. Кризисная ситуация началась во вторник с того, что балкарцы в Кенделене отказались пропустить через свое село около 30 конных кабардинцев совершить восхождение на гору Канжаль в честь 310-летия победы в Канжальской битве. В населенном пункте начались ожесточенные стычки между балкарцами и кабардинцами. Конфликт удалось подавить силами Росгвардии.

Эти две ситуации решили обсудить в рамках совместного заседания дискуссионно-аналитического центра «Альтернатива» (ранее «Игры журналистов») и Дагестанского географического общества. Модераторами выступили руководители Тамерлан Магомедов и Зураб Гаджиев. В самом начале Зураб представил присутствующим свою работу по воссозданию карты Дагестана конца XVIII века. В ней он попытался отобразить не только четкие границы Дагестана, но и обозначить языковое многообразие и ареалы их распространения.

Тема заседания была обозначена как «Новые очаги межэтнических конфликтов на Северном Кавказе и как нам не повторить чужих ошибок (вызовы, риски, историческая и правовая оценка)».

В первом туре предлагалось ответить на вопрос о причинах сложившейся ситуации. Я считаю, что причина межнациональных конфликтов лежит в плоскости территориально-административного деления, когда ещё в 30-х годах XX века была предпринята амбициозная попытка интегрировать, а в последствии ассимилировать народы Кавказа и выстроить экономическое равное деление территории. Справедливости ради надо сказать, что такая же политика проводилась в ряде других республик и районов бывшего СССР. Особенно ярко передел территориальных границ произошёл при Хрущёве. В итоге получились поселения одних народов на территории других. Вторая причина — это программа переселения горцев на равнину, которая тоже преследовала цель ассимиляции и «окультуривания» горцев. Все бы ничего, только уже в конце 60-х годов эта тема начала давать сбои, а очень скоро ее реализация была прекращена, но поделённость осталась. В итоге мы получили Крым на Украине, Закаталы с аварцами отошли Азербайджану, Карабах был передан Азербайджану, Кизляр перешёл из Ставрополя Дагестану, Сунженский район, преимущественно состоящий из ингушей, был отдан Чечне и т.д.

Во втором туре надо было сказать о дальнейшей эскалации ситуации. Мое мнение было следующим. Скорее всего, нынешняя ситуация неслучайно возникла именно в этих двух республиках. Давно ясно, что Центр делает всё возможное, чтобы подконтрольный узел СКФО был не только формальным, но и реальным объединением. Этому мешают сильные самостоятельные республики со своими лидерами и элитами. Самой влиятельной республикой на сегодня является Чечня с ее политическими амбициями и особым негласным статусом. Дать Рамзану погрязнуть в проблемах собственных амбиций? Помните, как в мультике про антилопу, выбивающую золотые монеты — когда падишах уже был ими зарыт, они превратились в черепки… Таким образом дестабилизируя ситуацию на границе Чечни и Ингушетии, кремлевские политтехнологи пытаются ослабить позиции Рамзана Кадырова, а попутно, возможно, и Евкурова.

Сыграв на амбициях чеченского лидера, центральная власть сможет расколоть само чеченское общество, начиная с приграничного района, а это сильно ударит по позициям Рамзана. То же самое послабление произойдет и в Кабардино-Балкарии, которая сейчас заметно выделяется своей экономической самостоятельностью, особенно в с/х. Выбив сильных игроков, в скором времени политическим центром Северного Кавказа станет реально администрация СКФО. Это укладывается и в недавнее предложение Министерства экономического развития поделить Россию на 14 макросубъектов.

В целом, такой расклад, конечно, очень облегчает работу Кремлю по выстраиванию повестки дня на всем Северном Кавказе, а также обеспечит прозрачную управляемость, что решит проблему с попытками приграничных стран дестабилизировать ситуацию на Кавказе, как в 90-х.

В третьем туре участники предлагали свои варианты решений ситуации. Я предложил перейти от административно-территориального деления Дагестана к национально-административному. Таким образом, каждый народ будет на своей территории, иметь свои естественные границы распространения. Этим решением удастся если не ликвидировать национальные конфликты полностью, то хотя бы их минимизировать.

При этом неплохо было бы предоставить реальные полномочия местным муниципалитетам, одновременно создав агломерации. Агломерации дадут возможность горизонтальным связям, что решит экономическое выравнивание по региону. В итоге мы получим муниципалитеты, которые смогут сохранить национальные образования, состоящие в агломерациях (область) и подчиненные СКФО.

Следующим шагом логичнее всего было бы перейти от авторитарного правления регионов к коллегиальному, то есть к подобию Госсовета, но не с пропорциональным представительством, а с равным. Всего со всеми малыми народами в Дагестане проживает 54 народа. Пусть этот Госсовет состоял бы из 108 человек (по 2 от каждого).

Если действительно пытаются ликвидировать неформальных лидеров республик, то в этой связи логичным выглядит и появление офицера Васильева. Дагестан, вероятно, останется островом стабильности среди других республик, которые едва ли сохранятся в своих нынешних границах…

В этой связи стабильность Дагестана в грядущей перекройке Северного Кавказа можно обеспечить радикальными шагами, которые сейчас и ведутся в республике по ликвидации каких бы то ни было центров сил.

В итоге, укрупнив регионы и создав там множество самостоятельных районов с национально-административном делением, можно, во-первых, решить территориальные и национальные споры, во-вторых, реально сохранить этническую самобытность, в-третьих, создать предпосылки к унификации регионов для лучшей интеграции и экономического выравнивания регионов России.

Экономически и политически Кавказ был бы един с одним руководством и подчинён центру, но сохранил бы свою полиэтничность.

Руслан Луговой

 

Закрыть меню