О некоторых неотложных политических мерах укрепления государственной безопасности РФ

С.В. Передерий, профессор, доктор политических наук, член корреспондент Международной славянской Академии наук.
Пятигорский государственный лингвистический университет

Актуальность заявленной темы несомненна. Полагаем, что именно на Юге Р.Ф., в нашем взрывоопасном регионе, мы должны обратить особое внимание научного сообщества и общественности, властных структур на недостаточную разработанность многих важнейших теоретических положений, имеющих напрямую отношение к государственной безопасности. Вызывает удовлетворение, что названные проблемы рассматриваются не где-то келейно, а вынесены на рассмотрение в том числе и научной общественности. Пример с распадом СССР в 1991 г. показывает, что только таким путем можно вдумчиво определить круг подлинных угроз государственности, а затем и определить пути их эффективного решения.

В настоящее время в общественном сознании все более и более утверждается понимание того, что многие угрозы российской государственности порождены и продолжают воспроизводиться изъянами и недоработками основного Закона РФ — ее Конституцией. Необходимость обращения к содержанию Конституции РФ определяется особенностями ее принятия в декабре 1993 г., явившегося не столько результатом общественного согласия, сколько разрешившегося силой противостояния исполнительной и законодательной ветвей власти. Быстрое, безальтернативное осуществление конституционной реформы в 1993 г. привело к тому, что в Основном Законе закрепились положения неолиберального характера, таящие в себе потенциальную угрозу государственной целостности и национальной идентичности России. Дело в том, что следование в Основном Законе России западной конституционной традиции не отражает в должной мере ее цивилизационной и культурно-исторической специфики. Так, если убрать название «Россия», то такой документ может быть отнесен к любому государству. В Конституции по существу игнорированы аспекты духовной и национальной ориентированности государства, которые играют важнейшую роль в консолидации различных сил общества.

Далее, Конституция России провозглашается от имени ее «многонационального народа», но не дается юридического определения этого термина. Но народ не может быть многонациональным. Нация может, поскольку она является более широким по отношению к народу понятием и соотносится с государством в целом. Если народ культурологичен и этничен, то нация может быть многородной, многонациональной. Категория «многонациональный народ» является порождением советского идеологического лексикона. Ни в одной конституции стран мира нет такого понятия. Она представляет собой ни что иное как воспроизводство идеологемы «новая историческая общность — советский многонациональный народ». Но вне коммунистической идеологии эта категория не имеет смысла.

Если говорить по существу, то само положение о полиэтничности государства также заимствовано из советской этнополитической модели. Действительно, в СССР численно преобладающий русский народ составлял лишь около 50% населения. В Российской Федерации картина этнического представительства принципиально иная. Доля русских в населении РФ — более 80%, что соответствует показателям представленности титульных народов в национальных европейских государствах. И в соответствии с этим современную Россию вполне можно классифицировать как моноэтническое государство. А исходя из этого можно уже вводить, правовой институт национальности, национального меньшинства и принципиальной функции национального права и государственной власти по защите от дискриминации по национальному признаку. Согласитесь, что если нет правового понятия национальности (например, не упоминается в паспорте), то принципиально невозможно построить правовую систему защиты человека от дискриминации по национальному или расовому признаку. Преодоление этого стало бы возможным при другой законодательной схеме. В этой связи мы поддерживаем высказанное политологом В.И. Якуниным предложение вместо слов «мы, многонациональный народ Российской Федерации» использовать другое субъектно обозначающее определение «Мы, русский народ и все народы России, составляющие в совокупности российскую гражданскую нацию…» [3,8]. Аналог такой формулы мы видим, например, в конституции Испании — «Мы, испанский народ, и другие народы Испании». Показательно, что доля испанцев в населении Испании — 70%, что ниже процентного представительства этнических русских в РФ [2,92].

Как важнейший недостаток Основного Закона РФ следует признать отсутствие закрепленной на конституционном уровне коллективной самоидентификации российского населения. Беспрецедентным фактом для конституций мира является полное игнорирование проблемы национальной идентичности преобладающей общности. Русский народ, составляющий 81% населения РФ, вообще не упоминается ни в одной из статей Основного Закона.

Подчеркнем, по международным канонам РФ является мононациональным русским государством, в котором государствообразующей нацией являются великороссы, находящиеся в органическом единстве с другими коренными народами России. Как мы уже отмечали, русскими признают себя более 80% населения России. При этом, будучи государствообразующим народом и становым хребтом Российской Федерации, русские в России юридически не существуют, они не обладают правосубъектностью, фактически лишены возможности выражать свою волю, формулировать и защищать собственные интересы. На практике это ведет к отчуждению русской нации от собственной государственности, и в этом, на наш взгляд, заключается самая серьезная угроза государственной безопасности РФ. Полагаем, что в целях устранения названной угрозы в конституцию РФ как мононационального русского государства должны быть внесены соответствующие коррективы.

Здесь возникает правомерный вопрос — а что это даст позитивного на практике? Во-первых, это вернет утерянный в годы большевизма и распада СССР главный ориентир, скреплявший некогда российское государство — идею русскости этой государственности. Если обратится к многовековой истории российского государства, то нельзя не видеть, что успешность ее развития в прошлом во многом была обусловлена тем, что Россия всегда позиционировала себя как государство русского народа. Именно отход от этого обернулся в ХХ в. национальной катастрофой.

Во-вторых, это предотвратит продолжающееся варварское расхищение природных богатств и выкачивание денежных средств из страны. Мы разделяем позицию тех авторов, кто «забытость» о русской нации в конституции рассматривает сознательным и намеренным действием ее создателей, поскольку предстояло ограбление русского народа, а для этого самое лучшее — сделать вид, что такого народа вообще нет[1,267].

А все это вместе будет способствовать укреплению российской государственности, уменьшению влияния пагубного социального пессимизма русских людей, создаст необходимые духовно-политические предпосылки для предотвращения катастрофического вымирания нации, защиты ее интересов в стране и за ее пределами.




Список литературы:

  1. Бородин Е.Г. Русская идея есть идея русского патриотизма. — Социально-гуманитарное знание, 2007, №6, с. 267.
  2. Национальные парламенты мира: Энциклопедический справочник. М., 2005, с. 92.
  3. Якунин В.И. Государственная идеология и национальная идея: конституционно-ценностный подход. — Государство и право, 2007, №5, с. 8.
Закрыть меню