От государственного переворота к церковному

Упразднение Московского патриархата и предоставление Украине автокефалии — красная черта для Русского мира

 

Конфликт цивилизаций обретает новые очертания. Человечество все больше охватывают мировоззренческие манифестации, посылающие сигнал о том, что сложившейся геополитической эпохе наступает конец. Мир вошел в состоянии интеллектуальной нищеты. Нравственные ценности, закрепленные в духовных источниках, локализуются пропагандой бездуховности. Уже несколько лет СМИ с неистовым упорством и усердием обсуждают, обсасывают две темы: Сирия и Украина. Национально ориентированный, мыслящий наблюдатель эти два геополитических действа оценивает неоднозначно. Сирия, находящаяся далеко за пределами России, имеет множество оценочных суждений, в том числе штатных, зачастую «протухших» телелиц, которые вещают, по сути, единое воззрение, сводящееся в аккумулированном виде к геополитической необходимости. И отказать им в правоте сего было бы ошибкой.

Что касается Украины, здесь ситуация иная. В прошлом это наша земля, наша страна, наш Русский мир… Все враждебные акты, которые предпринимает Украина (еще десяток лет назад это относилось к «западэнцам», сегодня — ко всей Украине), зачастую можно расценить как ненависть. Но за что? За то, что мы один народ? За то, что столетиями отстаивали Русский мир? За то, что в одном религиозном сообществе отстаивали русский код на основе единых духовных источников? Неужели «революция-достоинства» готова стереть дух, коренные устои единого народа? Оказалось, да. Народ Украины, ранее почти не разделявший евроатлантические воззрения, под влиянием русофобских националистических сил стал находить новые точки соприкосновения, что ведет к их объединению на основе русофобии. Печально, когда аналитики русофобские заявления политиков связывают с предвыборной кампанией. А что это значит? А то, что избиратель — а это народ — разделяет эти агрессивно русофобские программы политиков. Мы недооцениваем, что значительная доля участия народа в государственном перевороте на Украине определенно принадлежала неоспоримой тогда победоносной силе истины, что власть во многом оказалась в руках пройдох, алчных взяточников, откровенных посредственностей от «Партии регионов», установивших господство абсолютного меньшинства над большинством населения, построивших омерзительное общество индивидуализма и верховенства личной выгоды, коррупцию, финансовый рынок для алчных паразитов, где человек оценивается в зависимости от толщины его кошелька, престижности места жительства, автомобиля… Наивно полагать, что на Украине это могло не привести к противоречиям, порожденным действиями высокомерных, чванливых собственников по отношению к человеку труда. Ни для кого сегодня не тайна, что номенклатура наплодила нравственных, интеллектуальных выродков, компенсирующих скудость своего разума обилием всяких теорий, опьяняющих и заражающих сознание граждан социальной шизофренией о западном рае. Все это не могло не возмутить народ, которому «элита» насаждала базовые установки идеологии потребительства и который был озарен предвидением западного рая. Таким образом, соединилось множество побудительных причин для майдана. Свершается то, что должно было случиться на Украине.

А слышали ли мы что-либо внятное от послов на Украине— Черномырдина, Зурабова? Разве что продвижение Черномырдиным интересов нефтяного и газового лобби. Не забудем и то, как ещё в 2008 году, по сути, русофобствующее посольство России на Украине выделяло мазепинцам в Полтавский городской оргкомитет российские деньги на памятники мазепам и петлюрам.

Весь ход событий последнего десятилетия внешнеполитической деятельности высшего политического руководства России, несмотря на иногда внешне резкие политические заявления, не был направлен ни на что, разве только на пустые треволнения, эмоциональные всплески. Отсутствие четкой внешнеполитической линии, витиеватая сдержанность Владимира Путина в отношении Украины, политические шараханья, как это имело место, когда единогласное удовлетворение Советом Федерации просьбы президента о вводе войск на территорию Украины молниеносно и единогласно было отменено. А если бы, как в Сирии, по просьбе президента Януковича ввели войска? Ведь тогда 65% армии Украины были повержены, а ряд военных, правоохранительных органов, как в Крыму, были готовы перейти на сторону России.

Вспомним и неожиданные заявления президента о приостановке проведения референдумов в ДНР, ЛНР… Тогда федеральные СМИ в своем большинстве массированно напевали мантры о благе мирных переговоров, утверждалось, что мир необходим для спасения хотя бы одного человека. Кто же будет с этим спорить! Но впоследствии этот мир привел к гибели десятков тысяч… Последствия всем известны. Нет мира, но есть антирусский курс, укрепление украинской армии и формирование украинской антирусской «нации»…

На Украине власть во многом находилась в руках компрадоров и коллаборационистов, была ненавистна большинству народа. Тогда это уже обрело грозящие, революционные очертания. Этим не преминули воспользоваться русофобские силы, поддержанные Западом и совершившие государственный переворот. Власть России обязана была это понимать, но она, опьяненная рыночными мифами, своими руками, выражаясь любимым языком либерал-компрадоров, формировала антироссийский продукт. А дальше — вначале мягко, а затем уверенно, по нарастающей, к этому приложил руку Запад, не церемонясь ссылками на невмешательство во внутренние дела государства, международное право, нарушение договоренностей и т.д., и т.п.

В условиях, когда мир радикализируется, словесная эквилибристика витиеватых дипломатов стала донимать. Постоянные заявления о единстве Украины, сделанные и Россией и Западом, — дипломатическое лукавство и тех, и других. Развал СССР также сопровождался заклинаниями США и Запада о незыблемости единства ядерной державы. В периоды политического вихря лозунг единства Украины, звучащий из уст нашей властно-политической «элиты», — есть предательство по отношению к русскому народу, который веками проживал на Востоке и которому запрещают говорить по-русски… А попытки сгладить, замазать ментально-антагонистические противоречия между Востоком и Западом сегодня не более чем иллюзия. Вспомним, как СМИ с пометкой «срочно» торопливо, с неким возбуждением сообщали о том, что «в западных областях Украины представители местной интеллигенции выступают против ущемления русского языка» и что в этот день во Львове и в других населенных пунктах Украины будут общаться на русском. Наивность, я бы сказал, близорукость и отсутствие понимания политического момента. И вот спустя какое-то время Львовский областной совет запретил публичное использование в регионе «русскоязычного культурного продукта», уже готов законопроект о запрете идеи «русского мира» в стране… Умылись! Пора понять, что время действий было упущено, но отступать дальше и ожидать, как все само собой решится, недостойно Великой державы.

Все эти заклинания о праве украинского народа на свой выбор — свидетельство застенчивого заигрывания с Западом. Не дай бог, он, Запад, заподозрит, что Россия что-то замышляет. А между тем следовало бы России, как это часто делает США, заявить, что Украина — зона национальных интересов России. А почему Россия постоянно оправдывается? Не потому ли, что самое заветное, что есть у «цивилизованных» компрадоров, наших счетократов, хранится там, у «цивилизованных». Понятно, что в условиях духовной и иной оккупации при принятии политических решений есть значительные обременения, ограничивающие свободу волеизъявления политического руководства России при решении стратегических вопросов. Более того, наша доморощенная «элита» имеет могущественную зацепку в виде обладательницы недвижимости и всего сопутствующего за рубежом.

Известно, что западным сообществом практически все, связанное с ДНР, ЛНР, сведено к пропагандистским уловкам, вращающимся вокруг пропорции двух фундаментальных международных положений — территориальной целостности государства и права народов на самоопределение. При этом акценты в большей степени смещаются к принципу территориальной целостности. В ходе дискуссий по этой проблеме Россия справедливо приводит в пример Сербию, ссылаясь на поднадоевший прием о двойных и прочих стандартах Запада. При этом Кремль оперирует категориями гуманизма, отсылкам к формальной логике, незыблемости территориальной целостности Украины. Захарова, выступающая от МИДа, в том же амплуа. В политических перебранках просматривается стоячесть мысли, привязанность воззрений к «протухшим» московско-питерским штатным интеллектуал-экспертам, вчерашним демократам (не важно, какого курса), а сегодня — знатным патриотам.

А между тем, как мне представляется, в целях противодействия пропагандистским уловкам Запада, направленность ума в полемике следовало бы развернуть в международно-правовую плоскость, раз уж власть уповает на нормы права, территориальную целостность Украины. Пора прекратить игру в поддавки и перестать называть белое черным. Какая территориальная целостность? Она уже порушена самим фактом присоединения Крыма.

Революции, государственные перевороты, геополитические разломы исключают нормы международного права, не терпят конституций, так как приостанавливается действие конституционно-правовых процессов. Конституция не более чем материализация воли властвующего класса. А государство — это сила класса, захватившего власть. Процесс материализации воли политических сил, захвативших власть, есть закон. И тогда возникает вопрос, почему «любители» права сторонятся этого юридического инструментария? Складывается впечатление о полном бессилии юридических инструментов. Почему бы не пробить дорогу логичному критерию, исключающему двусмысленное толкование соотношения принципов территориальной целостности государства и права народов на самоопределение. Безусловно, эти принципы страдают известной противоречивостью, дающей возможность международным субъектам в зависимости от каждого конкретного случая толковать их в свою пользу.

Итак, территориальная целостность — необходимый атрибут, исключающий хаос в мироустройстве. Однако могущество законов времени сильнее санкционированной воли государства, закрепившего территориальную целостность. Меняется карта мира. Поруганы Хельсинкские соглашения (СССР, ФРГ, ГДР, Чехословакия, Югославия…). В мире, на территории Европы, за последних три десятилетия возникли десятки новых государств. Мировой опыт свидетельствует, что всякая революция ведет к переформатированию конституционного пространства страны. Это имело место и в США, СССР, Югославии, Греции («черные полковники»)… Но почему-то тогда высшее политическое руководство страны, Лавров, в едином порыве с Западом декларировали незыблемость территориальной целостности Украины. В периоды политического вихря, вооруженного конфликта лозунг единства Украины, звучащий из уст нашей властно-политической элиты, есть уступка тем, кто ведет борьбу с русскими, проживающими веками на юго-востоке.

Сегодня в мире все более и более слышен голос народов, требующих своего самоопределения. Известно, что самоопределение может быть в двух случаях:

а) вследствие сокрушительного народного воздействия или мощного внешнеполитического давления  правительство дает согласие на проведение референдума. Пример — Шотландия. Но Донбасс не вписывается в эту юридическую плоскость. Киев и Запад не дали бы согласие на проведение референдума;

б) утрата легитимности федеральной или унитарной власти государства вследствие поражения в войне, революции, государственного переворота. Так было, например, в результате поражения Германии в Первой и Второй мировых войнах. Это имело место в СССР, как, впрочем, и в России. Вспомним 30 декабря 1922 года, когда был подписан Союзный договор. Или Россия, после 1993 года перезагрузившая конституционно-правовое пространство через расширение прав административных областей до уровня субъектов федерации, заключившая договоры с автономиями Башкортостана, Татарстана…

Центральная украинская власть не устает утверждать о «революции достоинства». Но всякая революция или государственный переворот, кому как нравится, исключительно всегда приостанавливает конституционно-правовые процессы, а, стало быть, прерываются и все его локальные части. Так как власть Януковича утратила легитимность вследствие революции, переворота, новая власть должна не только добиваться признания, но и переформатировать конституционно-правовой процесс. А так как старый общественный договор сметен, новый режим обязан заключить новый общественный договор. Иными словами, пользуясь известным термином, юридически перезагрузить государство. Стало быть, территории, области на Украине входят в вынужденную ситуацию самоопределения. При этом инструментом здесь может быть либо сила, либо компромисс через политический диалог. Следовательно, «революционная власть», возглавляемая еще до выборов путчистами, желающая отстоять территориальную целостность Украины, была обязана незамедлительно вступить в политический диалог со всеми заинтересованными политическими силами всех областей Украины с целью объединения для переформатирования конституционно-правового пространства, в рамках которого максимально учесть интересы регионов. А что произошло, всем известно. Изменение в законе о языках, радикальный поворот к национализму породили общественную патологию. О каком сепаратизме может идти речь? Поскольку старый общественный договор уничтожен, а нового нет, всякие суждения о сепаратизме не имели под собой никакой юридической почвы. Поэтому Киев выбрал путь насильственного объединения юго-востока Украины с прозападной Украиной.

Следует понимать и то, что проблема сегодня обрела внеправовой международный характер. Когда право бессильно, решает сила. Если ещё какое-то время назад голоса о признании ДНР, ЛНР соответствовали молниеносно развивающемуся политическому моменту, то в нынешней политической ситуации в условиях геополитического противостояния, перекраивания территорий следует включать логику геополитики. Признание было бы преждевременным решением при условии, что высшее политическое руководство, в чем сомневаюсь, имеет стратегическое видение национальных интересов России на Украине. Признание ДНР, ЛНР самостоятельными государствами при обострении внутриполитической обстановки на Украине будет накладывать известные обременения для продвижения к власти (силового или политического) представителей народа Украины от ДНР, ЛНР и очищения всей Украины от русофобского национализма.

Очевидно, что в условиях геополитического разлома основная цель антироссийских сил состоит в уничтожении русского цивилизационно-культурного кода, поэтому борьба за предоставление Украине автокефалии — это церковный раскол, подрыв русского цивилизационно-культурного кода может быть духовным потрясением для всего православного мира. За этим просматриваются стратегические политические соображения. Упразднение Московского патриархата и приобретение высшей духовной власти в случае предоставления Украине автокефалии — это красная черта для Русского мира.

Леонид Коновалов, кандидат юридических наук

 

Фото — Украина.ру

 

Закрыть меню