«Прощания с Россией не будет…»

«Валентин Распутин, безусловно, — тот великий классик русской литературы, который связал как единой нитью собою, своей судьбою, словом, биографией, своими принципами и мужскими поступками распадающиеся позвонки эпохи, нашу культуру, русскую историю и сохраняет русский язык». (Эдуард Бояков)

«Прощания с Россией не будет…»

Именно об этом говорит Стратегия национальной безопасности России в области культуры.

Эти пророческие слова писателя Валентина Распутина достойно воплотились в замечательном спектакле «Последний срок» (по инсценировке самого автора). Премьера прошла с большим успехом 8 мая на сцене МХАТа им. Горького в постановке Заслуженного Артиста России, режиссёра – Сергея Пускепалиса.

Прекрасно подобранный актёрский ансамбль работал слаженно, с полной самоотдачей, чутко слыша и чувствуя друг друга, как одна большая духовная семья. Герои спектакля талантливо показали на сцене богатую эмоциональную палитру народных характеров, непростых родственных отношений, дружбы, юмора, дури, конфликтов, страданий, противоречий и, самое главное, — силу, терпение, смирение, боль и красоту русской души.

На сцене ярко воплотились живые образы уходящей в небытие сибирской деревни, написанные Валентином Распутиным кровью сердца.

Артисты сумели передать любовь к народному языку, родной земле и её традициям так подлинно, бережно, горячо и естественно, что искушонные московские зрители были вовлечены в сопереживание до слёз. Долго аплодировали стоя, и кричали «браво».

Главная роль Анны в необыкновенно трогательном исполнении замечательно талантливой молодой актрисы Елены Коробейниковой была отмечена всеми как чудо перевоплощения!

Характерный «сибирский говорок», возрастная пластика и поведение (больного, уходящего из жизни человека), неисчерпаемая душевная наполненность, искреннее сопереживание и отклик каждому, кто приближался к ней, соприкасался, делился проблемами и эмоциями, владели вниманием зрителя до самого финала. Игра Коробейниковой вливала живые «токи» в партнёров, что создавало цельность сценического действа, поддерживало его живое дыхание. В образе её героини выражалась не только безмерно любящая душа матери, но и Душа самой многострадальной Матушки-России, — всепрощающей, всепокрывающей, всё переносящей, чья Любовь всех вмещает, всех защищает, всех объемлет.

Органичное единство сценографии, декораций, света и музыки стало откровением, о котором ещё долго хотелось размышлять с благодарностью за возвращение к корням родной культуры. Взор завораживала прозрачность сквозного пространства… Тонко меняющийся свет. Изба без стен, помещенная в бескрайность полей и огромного живого неба…

Расписные бесконечные «покрова» над всем живущим на сибирских просторах походили на контуры огромного сказочного терема, который одновременно и на земле и на небе. Так сценическое воплощение глубинной сути народа воскрешало и запечатлевало в памяти красоту, уют и тепло когда-то целостной культуры русской деревни, с её наличниками, удивительной резьбой и традициями.

Светлая «лебёдушка» — сибирская сказительница, подобно Волхвове, своими певучими речами открывала историю «Последнего срока».

Она приглашала зрителя в мир размышлений о совести, о юности и старости, о семье, о сбывшихся и разбитых мечтах, о жизни и смерти, о загадках русской души. Подобно греческой богине Судьбы – Мойре, она ткала и вышивала длинную многоцветную «дорожку» жизни, говорила простые, истинные слова самого автора, тихо появлялась и исчезала, наблюдая за происходящим, беседовала с главной героиней — «старуней» Анной, и как её Ангел-хранитель, и как Ангел смерти, и как Душа живой русской Земли.

Она проходила сквозь действо, словно иголочка с нитью, «прошивая» его певучестью речи, поддерживала целостность спектакля, пронизывая его какой-то мистической красотой.

Даже «сермяжный» юмор и выходки пьяных мужиков, варящихся «в собственном соку», вносили своим контрастом в динамику действия особую, добрую остроту. Когда же друзья запели, «по старинке», вместе, — «По долинам и по взгорьям», откуда-то из бесконечного родного пространства зазвучал могучий мужской хор. Их голоса слились, словно в океан реки, наполняя силой и расправляя эти заблудшие потерявшиеся души. И зал снова вдохновенно зааплодировал от неожиданной сопричастности «соборной душе» народа, — святого и грешного.

Когда же в конце спектакля юная душа «старуни» Анны предстала, словно кроткий ангел, перед своим Создателем и перед нами, зрителями, стало ясно, для чего мы пришли именно в этот театр и на эту пьесу.

Внутри что-то пело, томилось, воскресало и наполнялось… Чем-то добрым, большим и светлым.

Здесь была наша Родина, вера, надежда, Любовь…

Здесь был Бог.

 

На фото: Сергей Пускепалис

Закрыть меню