«Родина по выбору»

Российский предприниматель Михаил Фридман понял, что для его бизнеса родина стала бесполезна. Проживая в Лондоне, он нацелился на Европу. При этом он стал буквально сказочно богат благодаря своеобразной страсти.

 

Если и существует человек, который может объяснить, что отличает страстного предпринимателя в целом и страстного предпринимателя в России, то это, пожалуй, Михаил Фридман. Образование, ум, упорство и сила воли – вот черты, необходимые для успеха в жизни, которые он в прошлом году перечислил в своей статье для русскоязычной версии журнала «Форбс». Однако настоящий бизнесмен – это, по его мнению, все же кое-что другое. Настоящий бизнесмен «любит принимать решения, связанные с материальными интересами» и получает «удовольствие от принятия такого вида рисков».

Более того, «необходимо глубоко понять скрытые пружины, приводящие в движение всю совокупность обстоятельств проекта и компании», и это ощущение запускает в организме «какие-то химические процессы, и ты испытываешь временами ощущение подъема, прилив адреналина». Эти перепады между успехами и неудачами, по его словам, «формируют в организме определенную, почти наркотическую зависимость».

Автор этих слов с недавнего времени считается самым богатым жителем Лондона. В марте «Форбс» оценил его личное состояние в 15 миллиардов долларов, что больше, чем у остальных 54 миллиардеров, живущих в британской столице. Большинство из них приехали в Великобританию, ставшую для них «родиной по выбору», из других стран. Многие – из России. 55-летний Фридман присоединился к ним относительно недавно.

В какой-то степени он просто последовал за своими деньгами. Значительную часть состояния, которое разведенный отец четверых детей накопил за минувшую четверть века в России, он в последнее время перевел на Запад. Состояние Фридмана неразрывно связано с инвестиционной компанией, которую он совместно с другими российскими партнерами основал в 2013 году в Люксембурге и которая занимается покупкой предприятий по всей Европе. Компания называется «Леттер Уан» – это соответствующее времени иносказательное обозначение первой буквы греческого алфавита. Группа компаний Фридмана в России называется «Альфа», это одна из крупнейших промышленных и финансовых империй в стране Владимира Путина.

 

Ключевой элемент империи – Альфа-банк

Фридман в последнее время значительно активизировался на европейском рынке, где его бизнес-интересы простираются от Германии (там он с 2015 г. владеет фирмой Dea, дочерней компанией нефтяного концерна RWE) до Испании и далее до США. Вместе с тем у него и его партнеров по-прежнему множество бизнес-проектов в России: например, группа Х5, которой по всей стране принадлежит сеть из 14431 продуктового супермаркета с более 250 тысячами работников, а также телекоммуникационная компания Veon (одна из трех крупнейших в России), страховая компания и, конечно же, Альфа-банк. Это крупнейший в стране частный банк, которым владельцы руководят вполне консервативными методами, получая хорошую прибыль.

В настоящее время, по информации СМИ, ссылающихся на различных инсайдеров, владельцы ведут переговоры о продаже банка. Официально они эти утверждения, однако, опровергают. Впрочем, источники, знакомые с ситуацией, сообщили нашему изданию, что интерес к продаже банка действительно есть. Проблема в том, что сейчас почти невозможно найти инвесторов, готовых вкладывать средства в России и согласных заплатить адекватную цену за российский актив.

«Постепенно уходить из России» – вот, похоже, своеобразный девиз Фридмана, и это вполне разумно. Фридман, один из семи знаменитых олигархов, разбогатевших в 1990-х годах и имевших наибольшее влияние в России времен Бориса Ельцина, давно уже понял, что лучшие времена для частных компаний в родной стране подходят к концу. «Я не вижу большого экономического роста и двигателей этого роста», – говорил он в интервью нашему изданию еще в 2010 г., через два года после мирового финансового кризиса.

И он оказался прав. Показателей роста 2000-х гг. России достичь так и не удалось. При этом никто тогда не догадывался, что президент Путин аннексирует Крым, и западные санкции в совокупности с падением нефтяных цен в середине 2014 г. вызовут самый затяжной экономический кризис в России с советских времен. А крупные бизнесмены попадут в очень щекотливую ситуацию, когда им придется лавировать между Западом и Путиным.

Фридман, все еще входящий в десятку самых состоятельных россиян, никогда не был в оппозиции к Путину, но никогда и не входил в его ближайшее окружение. Тем не менее миллиардер в прошлом году был включен в так называемый кремлевский список министерства финансов США, предусматривающий различные санкции против его членов. Реальные экономические контакты группы «Альфа» с Кремлем поддерживал его многолетний деловой партнер мультимиллиардер Петр Авен, знакомый с Путиным с 1990-х годов. Сейчас и он тоже половину времени проводит в Лондоне.

Фридман, родители которого давно уже живут в Кельне и который сам имеет также гражданство Израиля, точно знал, где пролегают границы, переступать которые в России будет опасно, и поэтому сохранял дистанцию от политических «центров силы», которой Путин требует от олигархов. Он был единственным представителем крупного бизнеса, демонстративно появившимся на похоронах убитого в 2015 г. оппозиционера Бориса Немцова, что стало проявлением его хороших человеческих качеств, и даже путинский режим не счел это серьезным «просчетом».

 

Студенческие общежития в Лондоне, похоронная контора в Париже

Для Фридмана было бы опасно ввязываться в борьбу в таких областях, в которых у государства традиционно есть экономические интересы. Родившийся в украинском городе Львове Фридман заработал первые деньги в конце 1980-х годов на мытье окон, а также на импорте компьютерной техники, табачной и парфюмерной продукции. В конце 2000-х он понял, что Путин заберет стратегически важные отрасли экономики из частных рук.

Это касалось и третьей по величине нефтяной компании ТНК-BP – совместного предприятия британского концерна «Бритиш петролеум» и консорциума российских олигархов, во главе которого стоял Фридман. В 2013 г. компанию, распавшуюся из-за ссоры главных акционеров, которых пытался помирить, в частности, член совета директоров Герхард Шредер, поглотил государственный концерн «Роснефть». В итоге «Роснефть», где Шредер теперь и вовсе возглавляет совет директоров, стала крупнейшим игроком российской нефтяной отрасли.

Однако Фридман с партнерами успели вовремя назвать цену за уход из нефтяного бизнеса и даже получили ее. Один лишь консорциум олигархов выручил за свою долю 28 миллиардов долларов, а половина этой суммы причиталась группе «Альфа» Фридмана. Именно тогда и была основана люксембургская фирма «Леттер Уан», получившая достаточный капитал и занявшаяся инвестиционным бизнесом.

Крупнейшим на данный момент успехом «Леттер Уан» стала покупка «дочки» RWE «Дэа» в 2015 г. за 5,1 миллиарда евро. После слияния с «Винтерсхалл» компания готовится к выходу на биржу, который запланирован на следующий год.

Конечно, энергетика – только один из секторов, в которые вкладывается инвестиционная компания Фридмана. Другие – здравоохранение, ритейл, финансы и технологии, где «Леттер Уан», к примеру, принадлежит доля турецкого оператора мобильной связи Turcell. «Фридман хочет диверсифицировать свой портфель, – сообщил нашему изданию близкий к российским инвесторам управляющий активами. – Экономические риски в России растут, в частности, из-за западных ограничений».

Диверсификация иногда принимает причудливые формы. Так, Фридман приобрел в Лондоне несколько студенческих общежитий, а в Париже – похоронную контору. В 2016 г. «Леттер Уан» вложила 200 миллионов долларов в транспортную компанию «Убер». А в 2017 г. Фридман, имеющий большой опыт в торговом бизнесе, купил в Великобритании за 1,8 миллиарда фунтов стерлингов международную компанию по переоборудованию помещений «Холланд энд Барретт». А недавно была завершена сделка по покупке испанской сети супермаркетов ДИА, в которой доля «Леттер Уан» до недавнего времени составляла 29%. Теперь же совет директоров ДИА согласился на продажу остального пакета. Торговая сеть насчитывает порядка 7 тысяч супермаркетов в Испании, а также магазины во Франции, Португалии и в странах Южной Америки.

С целью экспансии на европейский рынок Фридман привлек на свою сторону хороших консультантов. «Не исключено, что ему первым из россиян удастся закрепиться и на Западе», – предположил один российский миллиардер, попросивший не называть его имени. Другим российским бизнесменам не удалось добиться этой цели либо из-за финансового кризиса, либо из-за аннексии Крыма.

У Фридмана такой проблемы, похоже, нет. Напротив, из-за потребности в адреналине потеря возможности заниматься бизнесом стала бы для него настоящей бедой. Так, в своей статье для «Форбс» он тогда так и написал: «Я могу умереть»…

Эдуард Штайнер

 

Источник — Советская Россия

Закрыть меню