Уроки Распутина

«Делай Божье дело в тишине».

В.Г. Распутин

«Подлинности противопоказано пышнословие».

А.А. Корольков

«Божье дело», «подлинность», «тишина», «чувствователь», «слово» — эти понятия пронизывают и отличают исторический, проникновенный, ставший компонентом культурного бытия России диалог двух наших современников — выдающегося русского писателя Валентина Григорьевича Распутина и его друга, известного русского философа, доктора наук, профессора Александра Аркадьевича Королькова. Их дружба, продолжавшаяся несколько десятилетий, нашла отражение в уникальной по содержанию, насыщенной смыслами книге Александра Королькова «Нравственная философия Валентина Распутина»*.

В этом неоднородном по композиции, сочетательном по жанрам произведении встречаются и другие опорные понятия – такие как просвещение, наследие, традиция…

Новая книга Александра Королькова состоит из его очерков, посвященных Валентину Распутину, свидетельств о встречах, дневниковых записей, содержит философские размышления автора, а также воспоминания, записанные после ухода из жизни выдающегося русского прозаика в 2015 году. Особо ценной её частью являются письма Валентина Распутина своему петербургскому собеседнику и земляку – сибиряку по рождению, сопровождаемые развернутыми комментариями и ссылками автора сборника. Эта книга предназначена для тех, кто любит Россию. Но она может стать откровением и для тех, кто её не любит, но, прислушавшись к проникновенному голосу мудреца Распутина, умилостивит свой критический взгляд на Отечество. Это актуальная книга не только по смыслам, но и по структуре: современные отношения диалогичны. Эта книга историческая – она о времени и истории, о дружбе и верности, о литературе и науке, но главное – она о России в понимании Валентина Распутина, представляющего свое Отечество как Космос, формирующий гармоничную структуру русского мира и всемирного бытия.

Первым словом книги, дающим определение личности Распутина, Александр Корольков полагает распутинский термин — «чувствователь». Он этимологически близок к физическому понятию «чувствовать», но относится к духовно-нравственной антропологии. Чувствователь Распутин дает в своих повестях, очерках, письмах спасительные направления, ориентированные не на традиции рационализма, присущие философии, а на дух и душу народа, понимающего русскую правду. «Чувствователь» — слово распутинское, оно отражает способность русских писателей и мыслителей чувствовать природу, Родину, семейные и исторические истоки, родство душевное, духовное и передать свое чувствование письменным словом», — поясняет Александр Корольков. Личность, мысли, прозрения Распутина важны для духовного оздоровления русского народа.

В этом общем спасительном деле важен и нужен подлинный портрет русского мыслителя. Именно сейчас русскому народу более всего требуются свои, русские, праведники и учителя. Используя слова самого Валентина Григорьевича из письма к Александру Королькову от 7 ноября 1985 г., можно сказать, что «позже было бы, пожалуй, поздно». Именно сегодня нам необходимы уроки Распутина, когда Россия хочет вернуться к своим историческим духовно-нравственным корням, на свой национальный путь, но сдерживается негативными силами.

Просветительская ценность и нравственная направленность книги Александра Королькова очевидна. В самом её начале автор приводит выразительную цитату из «Выбранных мест из переписки с друзьями» Николая Васильевича Гоголя, поясняя неизменную во времени христианскую суть просвещения. «Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей Церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит, несмотря на все мраки и невежественные тьмы… Свет просвещения!» — и ничего к ним не прибавляется больше». Эти мудрые слова классика русской литературы и смысловой строй книги Александра Королькова ставят ее в ряд со знаменитым гоголевским откровением, вопиющим к современникам о необходимости осознания, что единственно крепким основанием культуры и просвещения может быть только христианство, а основанием жизни – вера в Бога и в силу Церкви Небесной и земной.

Александр Корольков отмечает, что Валентин Григорьевич первым во второй половине XX столетия во весь голос заговорил о православной сущности русской культуры. Русскость творчества Валентина Распутина очевидна. Известный современный писатель Василий Дворцов, подчеркивая, что «литература разделяется на русскую и русскоязычную не по крови авторов», отмечает такие основные параметры русскости литературы, присущие творчеству Валентина Распутина, как: сострадание (писатель не выделяет себя из народа, не отстраняется от него, живёт, мыслит и чувствует себя в нём); лиризм (разговор по душам, беседа душ ведется языком лирики), нравственная неколебимость (неколебимость нравственной традиции суждений о добре и зле, которая искони утвердилась в русской православной культуре).

Александр Корольков доказательно дополняет этот ряд такими уточняющими характеристиками, как совестливость (особая чувствительность к нравственной стороне собственной жизни и творчества), философичность (диалог идет в религиозно-философских категориях), целительность (оздоровление духа). Целительность как особенность произведений Распутина, неоднократно упоминаемая автором книги, понятие производное и совокупное, имеющее духовно-нравственное, просветительское и физиологическое значение. Издревле известно, что грех разрушает организм, губит телесные силы, ведет к неминуемой смерти. Исцеление души – спасительно.

Отразить основные свойства прозы и публицистики Валентина Распутина Александру Королькову удается посредством собственного литературного таланта. Перу автора книги подвластна научная стилистика, публицистические формулировки, он мастер живописного литературного слога и автор собственных художественных произведений, что позволяет в полной мере охарактеризовать многогранную одаренность Валентина Распутина, чьи произведения стали вехами русской культуры.

Можно сказать, что Валентин Распутин мыслил созидание собственной жизни и литературное творчество не как копии действительности, но как саму действительность, как создание новых форм своей жизни, из которых православное крещение – было формой наивысшей. Как говорит Александр Корольков, решение о крещении у Валентина Распутина было легким, осенённым высшими силами. Это решение снизошло на писателя на поле Куликовом, по молитвенному велению св. преп. Сергия Радонежского.

Об этом духовном рубеже свидетельствует и Александр Корольков. «Распутин считал, что его духовное преображение началось после посещения поля Куликова. Ренита Григорьева (будущая крёстная Валентина Григорьевича) познакомила его в Ельце со священником Воскресенского собора отцом Николаем (в монашестве Нектарием). Он встретил их приветствием-благословением: «Воинство приехало, вот то воинство, которое будет возрождать славу поля Куликова». В Ельце после беседы со священником Нектарием (Николаем Александровичем Овчинниковым) созрело решение: «Когда выходил от него, понял – это случилось. Случилось какое-то духовное преображение, уже не Мира, как на поле Куликовом, а моё духовное преображение. Уже тогда стало ясно, что без крещения нельзя, и это крещение должно происходить здесь, в Ельце, который обладал каким-то особым сиянием».

Валентин Распутин осознанно и смело, радостно и взволнованно принял крещение в сентябре 1980 года. Но путь к воцерковлению оказался тернистым, растянувшимся на всю жизнь.

В исследовании личности Валентина Распутина красота – понятие-лейтмотив, и ведущая мелодия, и инструмент, это образ русской идеи. Валентин Григорьевич, будучи выдающимся художником слова, тяготел к первозданной, божественной красоте, искал и находил горние черты не только в человеческом образе, не только в природе, но во всей русской земле, в русской деревне, укорененной в этой земле, в простом крестьянском быте, в ещё до конца не погубленном историческом укладе провинциальной жизни. Дивные страницы книги посвящены воспоминаниям о гостевании друзей у простых сельчан, «где на плите закипает картошечка, никогда не надоедающая русскому человеку».

В русской ментальности понятие «счастье» семантически родственно понятию «участие», осознанию себя частью чего-то: церкви, семьи, общества, родной истории, круга единомышленников и друзей. Александр Корольков показывает Валентина Распутина в храме, в семье. Интересно видеть писателя соучастником русской истории, о многих фактах которой он имел своё аналитическое суждение, основанное на критериях нравственности и объективных зависимостях. Незримые связи открылись Валентину Распутину в селе Покровском, на родной земле своего известного однофамильца Григория Распутина. Вопреки устоявшимся представлениям об этом спорном историческом герое, писатель ищет обстоятельства его жизни и черты характера, смягчающие беспощадный приговор прошлого.

Валентин Распутин духом и душой, разумом и телом ощущал существование и значение заповедных, исторических, родственных, нравственных связей в жизни. Видя их распад, пытался восстановить, соединить их в пространстве своего могучего, выносливого, всё знающего крестьянского сердца. Во свидетельство реальной физической мощи выдающегося сибиряка Александр Корольков приводит афористичную, символизирующую смиренное отношение к тяжелым сторонам жизни фразу Распутина «Не такое таскали…». Эти слова он произнес, закидывая на плечо, на восхищение наблюдавших, тяжеленный чемодан с книгами своего американского приятеля и переводчика Джерри Майкельсона, который такой груз даже с места не мог сдвинуть. Писатель этот тяжкий груз нёс до вокзала.

Запоминается крестьянский образ Валентина Распутина, имевшего к земле врожденное уважение. Он умел и грядки делать, и капусту с картошкой выращивать, и дома строить, и бревна на плечах носить. Из своей крестьянской жизни, со своего родового древа, писателю было видно дальше, легче оценивать современность, «всматриваться в вечность».

Основываясь на личных воспоминаниях, на публицистике и письмах Валентина Распутина, Александр Корольков выявляет огромный совокупный духовный потенциал выдающихся современных просветителей в конкретной, деятельной реальности. На страницах книги встречаются имена друзей Распутина: священников, исповедников и молитвенников, поэта иеромонаха Романа, писателей – близкого друга Распутина Владимира Крупина, Станислава Куняева, Василия Белова, Александра Вампилова, Виктора Астафьева, Николая Коняева, отмечается творчество поэта Василия Забелло, встречаются названия полюбившихся периодических изданий. С особым почтением и частым упоминанием звучит в диалогах и воспоминаниях имя тобольского издателя Аркадия Елфимова, человека сильного сибирского характера, отечественного подвижника возрожденческой мощи, направленной на восстановление связи времен через литературу и искусство.

Большое значение Валентин Распутин придавал деятелям культуры и искусства и их просветительским усилиям. Отмечал не только творческие достижения, но и общественное служение композиторов Георгия Свиридова, Валерия Гаврилина, дирижера Владислава Чернушенко, исполнительницы русских народных и современных песен Татьяны Петровой, фотографа-биографа Анатолия Пантелеева и многих других, чьи лица запечатлены на уникальных фотографиях, представленных в книге.

Просвещению русскостью Валентин Распутин служил вдохновенно, истово, находил современные формы этого служения. Как говорит Александр Корольков, любое новое произведение Распутина вызывало народный интерес. «Имя и творчество Распутина поддерживало соборную традицию русского народа, когда появление новой его повести или даже рассказа становилось духовным событием для читателей».

Письма Валентина Григорьевича Распутина, которые он от руки писал не только Александру Аркадьевичу Королькову, но многим своим друзьям и современникам и просто пришедшимся по душе людям, будут постепенно открываться и станут уроками русской жизни, русского языка, врачевателями русского духа.

«Вы богаты, у вас есть Распутин», — цитирует невольное откровение одного американца Александр Корольков. И действительно, нравственная философия светоча русской жизни, великого русского писателя Валентина Распутина – великое наше богатство, которым Россия готова поделиться со всем миром, ибо в этом творчестве заложен всемирный и вневременной спасительный смысл.

Валентина Ефимовская

Источник: Слово

* А.А. Корольков. «Нравственная философия Валентина Распутина. Очерки. Письма. Дневники». СПб. Росток. 2018.

Закрыть меню