Межэтнические отношения и религиозная ситуация в Республике Дагестан в 2019 году (по материалам событийного анализа)

Автор — Адиев Асланбек Залимханович, кандидат политических наук, ученый секретарь, Региональный центр этнополитических исследований ДФИЦ РАН, Махачкала, Россия

Введение. Межэтнические отношения и религиозная ситуация в Республике Дагестан (РД) развиваются позитивно, сохраняя, не смотря на наличие ряда «застарелых» конфликтных сюжетов, управляемость и стабильность. В регионе за 2019 год медиа-ресурсами не фиксируются случаи межэтнических столкновений и других проявлений открытой межэтнической конфликтности. По результатам социологического опроса, проведенного в октябре 2019 года, 87,2 % респондентов положительно оценивают состояние межэтнических отношений в РД. 91,9 % респондентов указали, что не испытывают неприязни по отношению к мигрантам. На высоком уровне (88,6 %) находится также толерантность жителей региона к представителям других этнических групп (национальностей).

В Дагестане при координирующей роли Министерства по национальной политике и делам религий РД (Миннац РД) комплексно реализуется государственная национальная политика в области гармонизации межэтнических отношений, укрепления общероссийской гражданской идентичности, а также социальной адаптации иностранных граждан – трудовых мигрантов. Второй год выполняется государственная программа РД «Реализация государственной национальной политики в Республике Дагестан на 2018-2020 годы», а в муниципальных районах и городских округах приняты соответствующие муниципальные программы и определены ответственные должностные лица. Функционал Миннац РД включает работу по содействию гармонизации межэтнических отношений, сохранению межконфессионального и внутриконфессионального мира; укреплению общероссийского гражданского самосознания у населения республики; противодействию идеологии этнического (национального) и религиозного экстремизма; сохранению этнокультурной самобытности народов, проживающих на территории субъекта. Востребованным направлением работы ведомства с 2019 года стала деятельность по адаптации иностранных граждан (мигрантов). Данная работа становится актуальной, поскольку миграционные процессы отражаются не только на демографической ситуации, но и на социально-экономической и общественно-политической обстановке в регионе.

Демография и миграции. Численность постоянного населения Республики Дагестан на начало 2019 года составила 3 086 126 чел. [1], что на 22 тыс. чел. больше прошлогодних данных. Население Дагестана многие десятилетия непрерывно растет. Исходя из данных официальной статистики только за последние 20 лет (с 2000 – по 2019 гг.) население республики увеличилось на 643 517 чел. (более чем на 26 %). Естественное движение населения свидетельствует о демографическом благополучии республики: разница между показателями рождаемости и смертности в Дагестане положительная и составила в 2018 г. 33,2 тыс. чел. прироста. Важно отметить, что фиксируемый рост населения республики происходит с учетом миграционной убыли, которая существенно отражается на темпах роста численности постоянного населения Дагестана. Исследование общих тенденций миграции населения республики за последние годы позволяет отметить устойчиво отрицательное сальдо миграции. Величина оттока -4518 чел., зафиксированная в 2000 году, увеличивалась до максимального значения – 23958 чел. в 2012 году. С 2014 года отмечается уменьшение миграционных потерь до 14-11 тыс. чел. ежегодно, и в 2018 году миграционная убыль составила – 11008 чел. Основным направлением перемещения дагестанцев является внутристрановая миграция в другие регионы России. Ежегодно в миграционных процессах республики участвуют около 100 тыс. чел. – сумма ежегодно прибывающих и выбывающих из Дагестана, из которых почти 99% перемещаются внутри страны. Основную часть выбывающих и прибывающих составляют люди трудоспособного возраста. Наиболее предпочтительными направлениями миграции дагестанцев являются г. Москва и центральный макрорегион, города Западно-Сибирского макрорегиона (Тюменская область), а также Санкт-Петербург, где средний уровень заработной платы существенно выше республиканских показателей. Кроме того, значительная часть мигрантов-дагестанцев обосновываются в Ставропольском и Краснодарском краях, в Ростовской и Астраханской областях, где есть благоприятные возможности заниматься традиционными для них видами сельскохозяйственной деятельности. Таким образом, почти весь миграционный поток из Дагестана циркулирует в пределах РФ и направлен в экономически развитые регионы страны.

Миграционные процессы, связанные со странами постсоветского пространства, охватывают очень незначительную долю прибывающих и выбывающих (0,04 % от постоянного населения республики за 2019 г.), а в людских перемещениях между Дагестаном и дальними зарубежными странами участвуют лишь единицы. На протяжении последних лет миграционный процесс (хоть и весьма скромный по размерам) между Дагестаном и странами постсоветского пространства имеет стабильное положительное сальдо. Наибольший миграционный прирост населению республики дают потоки из Азербайджана, Узбекистана, Украины, Туркмении и Киргизии. Из всех перечисленных стран в республику в основном прибывают трудовые мигранты (за исключением Украины, в миграционных процессах с которой участвуют в большинстве своем этнические дагестанцы). Разрешение на временное проживание (выдается в РФ на 3 года), а также вид на жительство (документ, подтверждающий права иностранца на постоянное проживание в РФ) оформляют в республике ежегодно около 1,5 тыс. чел., из которых более половины составляют выходцы из Азербайджана. Много желающих получать вид на жительство и среди граждан Узбекистана и Украины. Парадоксально, но в Дагестан – самый трудоизбыточный регион Северо-Кавказского федерального округа РФ, прибывают трудовые мигранты из стран Средней Азии и Закавказья для работы в таких секторах экономики как: строительство, торговля, сельское хозяйство, общепит. Наибольшее количество мигрантов (иностранных граждан) на территории республики проживает в Махачкале (более 13 тыс. чел.), Хасавюрте и Хасавюртовском районе (более 5 тыс. чел.), Дербенте и Дербентском районе (более 4 тыс. чел.), в Каспийске (около 2 тыс. чел.) и Карабудахкентском районе (более 1 тыс. чел.). Сравнительно большое количество мигрантов (от 500 – до 1000 чел.) зарегистрировано в Карабудахкентском, Каякентском, Кизилюртовском, Левашинском, Буйнакском, Кизлярском и Ногайском районах Дагестана. Во всех шести государственных вузах РД, расположенных в г. Махачкала, обучаются иностранные студенты, количество которых суммарно за 2018-2019 учебный год составило 1435 чел.

Материалы глубинных интервью, проведенных в 2019 г. с представителями диаспор и землячеств мигрантов из Азербайджана и Узбекистана в республике, свидетельствуют о предпочтительности для них Республики Дагестан из-за социокультурной близости принимающего сообщества в сравнении с социумами центральных регионов страны. Сравнивая свой опыт работы в других регионах России, мигранты из Средней Азии, работающие в Дагестане отмечают, что цена за их работу в республике ощутимо ниже, чем в Москве и других крупных городах страны, но положительной стороной является культурная близость и доброжелательность людей.

Внутрироссийская миграция в разрезе муниципальных образований республики имеет свои особенности. Практически все сельские районы республики, за исключением Новолакского района, показывают миграционную убыль местного населения. Но разница в количестве населения, участвующих в миграционных процессах между муниципальными образованиями республики существенная. Если в горных территориях республики в миграционных процессах участвуют, в среднем, 500 чел. ежегодно, то в южных районах Дагестана миграция охватывает около 1500 чел. ежегодно. Кроме того, по направлению миграции, население горных территорий перемещается преимущественно внутри республики с незначительным отрицательным сальдо миграции (т.е. оседают в городах и равнинных районах РД), тогда как в южных районах Дагестана и в самом северном – Ногайском районе доминирует внешняя миграция. Таким образом, наибольшие миграционные потери относительно всего населения муниципальных образований фиксируются в южных районах Дагестана, а также в самом северном — Ногайском районе. Теряя на разнице между миграционным притоком и оттоком около 600 чел. ежегодно, население этого района сократилось с 22 472 чел., зафиксированных по переписи 2010 г. – до 18 397 чел. к началу 2019 г. и продолжает сокращаться, несмотря на естественный прирост населения. Аналогичная ситуация складывается и во многих южных районах Дагестана (Агульском, Ахтынском, Докузпаринском, Курахском, Рутульском, Сулеман-Стальском, Табасаранском, Хивском муниципальных районах республики), где миграционная убыль не компенсируется естественным приростом и приводит к сокращению численности постоянного населения. В остальных территориях республики миграционная убыль компенсируется естественным приростом, что приводит там к росту численности постоянного населения.

«Застарелые» конфликты: вопрос Ауховского района. В целом стабильный характер межэтнических отношений в республике омрачается наличием «застарелых» конфликтогенных факторов, среди которых наиболее сложным представляется фактор неопределенности административно-территориальных перспектив Новолакского района и административной подчиненности двух сел Казбековского района со смешанным аварско-чеченским населением в связи с вялотекущим процессом восстановления Ауховского района. Ситуация по затяжному процессу переселения лакского населения Новолакского района на новое место жительства (территория «Новостроя» – будущего Новолакского района) и восстановления Ауховского района остается фактически «замороженной». Нынешний руководитель республики В. Васильев заявил о целесообразности отложить на будущее решение вопросов, где есть хоть малейший риск возникновения межнациональных конфликтов [2].

Вместе с тем, как отмечают эксперты, любой «замороженный», «отложенный», «тлеющий», «застарелый» конфликт содержит риски актуализации, поэтому подобные очаги, имеющиеся на территории Северного Кавказа, не могут оставаться без постоянного внимания как федеральных, так и региональных властей [3].

Процесс восстановления Ауховского района, ликвидированного после депортации чеченцев-аккинцев в 1944 г., остается наиболее политизированной проблемой, способной обострить межэтнические противоречия до прямых и массовых столкновений между аварцами и чеченцами в селах Казбековского и Новолакского районов. Хотя за 2019 год не зафиксировано открытых проявлений конфликта, напряженность дискурса о восстановлении Ауховского района не спадает. Как известно, в апреле 1991 г. был принят Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», после чего 26 июня 1991 года III Съезд народных депутатов Дагестана принял постановление «О практических мерах по выполнению решений съездов народных депутатов ДАССР и реализации закона «О реабилитации репрессированных народов». Согласно принятым решениям и договоренностям заинтересованных сторон этого спорного этно-территориального вопроса, лакское население Новолакского района согласилось компактно (поселениями) переехать на новое место севернее г. Махачкалы с образованием там одноименного муниципального района. Аварское и чеченское население Новолакского района изначально согласились на совместное проживание в восстанавливаемом районе. В последующем аварцы, проживающие в северной части Новолакского района (в селах Гамиях, Новомехельта, Новочуртах и Тухчар), стали требовать особого статуса для своих сел в составе восстанавливаемого Ауховского района или же присоединения их сел в состав соседнего Хасавюртовского района. В то же время аварцы, проживающие в селах Калиниаул (по-чеченски Юрт-Аух) и Ленинаул (Акташ-Аух) Казбековского района, которые до 1944 г. входили в состав Ауховского района, категорически не согласны с перспективой включения этих сел в восстанавливаемый Ауховский район, и выступают за сохранение указанных сел в составе Казбековского района. Таким образом, северные и южные территории бывшего Ауховского района, населенные преимущественно аварцами, имеют неопределенные перспективы, а их включение в состав восстанавливаемого района является очень спорным и конфликтогенным вопросом.

23 февраля 2019 года состоялся ежегодный митинг чеченцев-аккинцев, посвященный памяти жертв репрессий 1944 г., где вновь звучало требование восстановить Ауховский район. Участники митинга приняли обращение к народам Дагестана с призывом поддержать их в стремлении добиться исторической справедливости: «незавершенность процесса переселения лакского населения и восстановления Ауховского района создает дополнительный очаг напряженности в нашем регионе и служит источником разного рода провокаций и конфликтных ситуаций между нашими народами» — говорится в тексте обращения [4]. По оценкам активистов Общественного совета чеченцев Дагестана, в последние 2-3 года обострилась обстановка из-за тенденции бесконтрольной выдачи (продажи) земельных участков в селах Новолакского района, а также в селах Калининаул и Ленинаул Казбековского района. Особенно, по их оценкам, в распределении земельного фонда активны администрации сел Калининаул, Ленинаул Казбековского района, а также Гамиях, Тухчар и Новокули Новолакского района. Земли, оставленные на восстановление села Бурсун, администрацией села Ленинаул Казбековского района, по словам чеченских общественных активистов, разбиты на участки (более 700) и распределены между жителями этого села [5]. И теперь, семьи наследников депортированных жителей села Бурсун, как заявляют они, лишились возможности территориальной реабилитации. Таким образом, работа сельских администраций по распределению земельных участков в селах Новолакского и Казбековского районов воспринимается Общественным советом чеченцев Дагестана как захват земель восстанавливаемого Ауховского района.

По состоянию на 2019 г. значительная часть лакского населения Новолакского района уже переселилась на новое место («Новострой»), отведенное для этого района севернее г. Махачкала. Вместе с тем, процесс возврата высвобождаемых лакцами домов реабилитируемым чеченцам, как и в целом, процесс восстановления Ауховского района крайне затянулся и политизировался. 24 июля 2019 г. Исполком Общественного совета чеченцев Дагестана провел расширенное заседание с участием глав и заместителей глав сел Новолакского района. На повестке стоял вопрос об отношении реабилитируемых чеченцев к информации о том, что Правительством РД внесено предложение об изменении акта приема-передачи жилого дома, строения или земельного участка реабилитируемому гражданину. В частности, в этой законотворческой инициативе региональных властей предлагалось внести формулировку «о передаче дома (строения, земельного участка) на ответственное хранение до момента получения переселяемым компенсации». По итогам совещания чеченцы выразили свое категорическое несогласие с данной инициативой по изменению акта приема-передачи недвижимого имущества и настаивают на сохранении прежней формы указанного акта. «Мы не возражаем против получения переселяемыми компенсаций, но категорически не согласны с привязкой к этому возврата домостроений его законному владельцу — реабилитируемому гражданину Российской Федерации» — говорится в заявлении Общественного совета чеченцев Дагестана [6].

С учетом актуализации земельного вопроса на территории Новолакского и Казбековского районов общественные активисты чеченцев Дагестана требуют у руководства республики:

– принять государственную программу РД «Восстановление Ауховского района» и включить ее в Программу РФ «Развитие Северного Кавказа на период до 2025 года»;

– упорядочить процесс землепользования на территории восстанавливаемого Ауховского района, запретить продажу земель, выделение ее в долгосрочную аренду, а также регистрационные действия на земли и домостроения, подлежащие возврату реабилитируемым гражданам и передаче в муниципальную собственность Ауховского района;

– провести полную инвентаризацию домостроений и земельных участков, числящихся за переселенцами в Новолакском районе с последующим утверждением реестра в Правительстве РД как собственности, переходящей к Правительству РД после получения переселенцем нового жилья для последующей передачи их реабилитируемым гражданам;

– внести на рассмотрение Народного Собрания РД проект Постановления о создании Новолакского района на территории, отведенной для переселения лакского населения Новолакского района;

– внести на рассмотрение Народного Собрания РД проект Постановления о восстановлении Ауховского района;

– создать временную администрацию восстанавливаемого Ауховского района до принятия устава муниципального образования и проведения выборов органов местного самоуправления [7].

В настоящее время руководство республики, скорее всего, не готово выполнять перечисленные требования чеченской стороны, учитывая заложенный в них конфликтогенный потенциал в виде ответной реакции аварской и лакской стороны. Вся ситуация с положением дел в вопросах реабилитации и переселения, по заявлению чеченских активистов, в установленном порядке доведена до руководства РД и Правительства РФ, с указанием нарушений действующего законодательства в этих вопросах, а также подготовлены конкретные предложения по их устранению. Так же, со слов чеченских активистов, в Правительство РД представлен пошаговый план (дорожная карта) по реализации мероприятий по завершению процесса переселения и реабилитации. Правовая база для разрешения указанных вопросов существует, не хватает лишь политической воли руководства, уверены чеченские общественники [8].

Власти, как нам представляется, пока не видят взаимоприемлемого решения данного этнополитического вопроса и поэтому руководство республики старается сохранить сложившийся за последние годы статус-кво. Лакское население Новолакского района постепенно переселяется на территорию «Новостроя», но окончательно данный муниципальный район вряд ли будет переселен в ближайшие годы. Официальный статус на территории «Новостроя» имеют только 4 населенных пункта (села Ахар, Шушия, Дучи и Ницовкра). Остальные 7 переселенческих сел в «Новострое» частично заселены, но не имеют официального статуса, а их сельские администрации расположены на территории «старого» Новолаского района. К тому же Новолакский район, судя по данным официальной статистики, является единственным сельским районом Дагестана, где наблюдается миграционный прирост населения (около 200 чел. в год). Пока не ясно, численность какой этнической группы увеличивается в муниципалитете за счет механического прироста. Кроме того, не известно, население каких именно сел (старых или переселенческих; чеченских, аварских или лакских) увеличивается за счет миграции, поскольку администрация Новолакского района обслуживает сегодня не только население сел самого района, но и переселенцев, живущих в селах «Новостроя». Пока аварское население Калининаула, Ленинаула, Новомехельты и др. сел несогласно войти в состав будущего Ауховского района, а чеченцы-аккинцы не согласны на восстановление Ауховского района в границах Новолакского района, «Новострой» не получит статуса муниципального района, а Новолакский район будет функционировать на прежнем месте.

Всплеск негатива в дагестано-чеченских отношениях в период проведения работ по уточнению административных границ между Дагестаном и Чеченской Республикой. «Замороженный» статус проблемы восстановления Ауховского района отчетливо проявился в период обострения общественно-политической ситуации из-за спорных эпизодов в процессе уточнения административных границ РД с Чеченской Республикой. Такие эпизоды случились на участке границы вблизи г. Кизляр, а также на границе Ботлихского и Тарумовского районов с ЧР. 10 июня чеченской стороной был установлен дорожный знак, обозначавший, что дорога, ведущая из г. Кизляра в сторону ЧР проходит через Шелковской район ЧР. Ночью у знака собрались примерно две сотни молодых ребят, которые варварски демонтировали этот указатель. На следующий день в Кизляр в сопровождении силовиков прибыл председатель чеченского парламента М. Даудов, который встретился с руководителем администрации Главы и Правительства РД В. Ивановым и главой Кизлярского района А. Погореловым. На встрече Даудов обвинил в происходящем руководство Кизляра, которое, по его словам, не ведет достаточную работу с населением. Дорожный знак был установлен вновь и оцеплен силовиками. Кроме того, чеченский политик на этой встрече заявил, что некоторые дагестанцы до сегодняшнего дня живут в домах, которые построили чеченцы, напоминая о проблеме восстановления Ауховского района. Данное заявление воодушевило общественность дагестанских чеченцев-аккинцев, требующих ускорить процесс восстановления этого района, поскольку других информационных поводов, акцентирующих внимание общественности на данной проблеме, давно не было. Остальная дагестанская общественность восприняла слова спикера парламента ЧР как попытку вмешательства во внутриреспубликанские вопросы. Активисты Общественного совета чеченцев Дагестана, пользуясь информационным поводом из-за приграничного спора у Кизляра, записали видеообращение к руководству республики с очередным призывом ускорить процесс восстановления Ауховского района [9].

Глава РД В. Васильев, реагируя на приграничный инцидент в Кизляре заявил, что установка знака ничего не нарушает. «Та территория, на которой поставили один знак на федеральной дороге и два знака на региональной, — это территории, по которой ни у Дагестана, ни у Чеченской Республики претензий друг к другу нет» [10], — пояснил В. Васильев. Он также подчеркнул, что все дискуссионные вопросы в обязательном порядке будут обсуждаться, в том числе и с населением приграничных муниципалитетов. Однако в тот же день в социальных сетях и мессенджерах появилась информация, что неизвестный на грузовике снес два указателя с обозначением Шелковского района ЧР на границе с Тарумовским районом Дагестана. В этом участке чеченская граница, которая клином проходит через территорию Дагестана связывает два приграничных района РД – Тарумовский и Ногайский. Член дагестанской комиссии по демаркации границы Ш. Хадулаев обвинил правонарушителя в разжигании конфликта с чеченцами [11]. В ответ на снос неизвестным водителем дорожных знаков чеченская сторона построила с обеих сторон этого короткого участка (всего 9 км) контрольно-пропускные пункты – «Кордон – 50» и «Кордон – 60». По словам главы Шелковского района ЧР Х. Хаджиева, эти КПП имеют огромное значение для района, так как это граница между Дагестаном и Чеченской Республикой [12]. Данные меры чеченской стороны вынудили руководство РД проработать вопрос об асфальтировании объездной дороги длиной в 30 км, соединяющий Ногайский район с Тарумовским районом без проезда по территории ЧР.

Конфликтное уточнение административных границ между РД и ЧР негативно отразилось на отношениях между дагестанцами и чеченцами. Так, 12 июля в Веденском районе ЧР произошла потасовка местных жителей с пастухами из дагестанского села Гагатли, которые арендовали чеченские пастбища [13]. Кроме того, в социальных сетях и мессенджерах разгорелся новый спор между дагестанской и чеченской общественностью относительно принадлежности участка земли на границе Веденского района Чечни и Ботлихского района Дагестана [14].

Из-за возникших территориальных споров в период уточнения административных границ между РД и ЧР полномочный представитель Президента РФ в СКФО А. Матовников (был им в период с 26 июня 2018 г. по 22 января 2020 г.) объявил о решении отложить работы по уточнению границ между указанными субъектами РФ на 2020 год. Республиканским органам власти предстоит основательно подготовиться, изучить правоустанавливающие, в том числе, архивные документы и в следующем году продолжить данную работу с более активным привлечением руководителей приграничных муниципалитетов и общественности, обеспечивая открытость и прозрачность процессу уточнения административных границ [15].

Еще одним поводом для обострения дагестано-чеченских отношений стала публикация интервью главы ЧР о событиях 1999 года и о деятельности имама Шамиля в годы «Кавказской войны» XIX в. на территории Чечни. В Дагестане в текущем году отмечалась 20-я годовщина событий 1999 года, ознаменовавшихся разгромом международных бандформирований, вторгшихся на территорию Дагестана со стороны Чечни. Знаковым стало принятие Госдумой РФ законопроекта, причисляющего к ветеранам боевых действий добровольцев, противостоявших вторжению боевиков в Дагестан в 1999 году. Вспоминая те события в своем интервью, глава ЧР Р. Кадыров заявил: «Да, прошло 20 лет. Все это время мы в Чечне продолжаем осуждать вторжение в Дагестан. В то же время, все 20 лет мы слышим одно и то же! Якобы «чеченские террористы напали на Дагестан» [16]. В этом же интервью глава ЧР отметил, что события 1999 года продолжались две недели, а действия Шамиля на протяжении 20 лет способствовали уничтожению больше половины чеченского народа и сожжению всей Чечни. После заявлений главы ЧР о деятельности имама Шамиля во время и после окончания «Кавказской войны» в дагестанском сегменте социальных сетей наблюдалось бурное обсуждение данной темы и рост негативной реакции на слова политика. Наблюдая рост негатива в дагестано-чеченских отношениях в социальных сетях и мессенджерах, Глава РД обратился с призывом к жителям Дагестана и Чечни не создавать излишней напряженности вокруг оценки исторической роли имама Шамиля. «Всегда находятся люди, которые дают оценку так, как им кажется. Я убежден, что мудрый дагестанский народ, как не менее мудрый чеченский народ найдут решение», – заявил В. Васильев [17].

Земельный вопрос в Ногайском районе. Ногайская общественность продолжает добиваться пересмотра статуса земель отгонного животноводства в РД и передачи этих пастбищ из республиканской собственности под контроль органов местного самоуправления. Общая площадь земель в Ногайском районе составляет 887,1 тыс. га, из которых земли отгонного животноводства (т.е. земли, отчужденные в советский период от муниципального района в пользу республики) составляют 577,5 тыс. га. Основными аргументами ногайской общественности в пользу возврата отгонных пастбищ на баланс муниципального района в качестве межселенных территорий выступает ожидаемое повышение собираемости арендных платежей, если будет организован муниципальный надзор за хозяйственной деятельностью арендаторов пастбищ и увеличение за счет этого доходной части местного бюджета. Помимо этого, возврат земель отгонного животноводства в ведение муниципалитета обосновывается ногайской общественностью необходимостью предотвращения опустынивания Ногайской степи из-за ненормированного и круглогодичного выпаса скота на этих пастбищах.

24 марта 2019 г., в Ногайском районе прошло собрание Совета старейшин ногайцев с участием администрации муниципального района. На мероприятие приехали делегаты ногайских землячеств из северных регионов страны, а также представители ногайцев из Астраханской области, Чеченской Республики и Ставропольского края. Темой обсуждения стала проблема опустынивания территорий Ногайского района. Причина этого экологического бедствия заключается в кратном превышении норм выпаса скота на территории зимних пастбищ. Ногайские общественные активисты, обследуя территории муниципального района, отчужденные дагестанским правительством как земли отгонного животноводства, обнаружили там старые ногайские кладбища. Как рассказали и показали на собрании участники поездки, из-за опустынивания почвы кости похороненных в этих неогороженных кладбищах людей оказались на поверхности. По словам председателя Совета старейшин Ногайского района Р. Мурзагишиева, превращение Ногайской степи в пустыню – тенденция последних десятилетий. Глава Ногайского района М. Аджеков отметил, что в советские годы контроль над использованием земель отгонного животноводства осуществлялся районными сотрудниками, а в современный период контроль передан республиканским ведомствам, которые, очевидно, не справляются с этой задачей. По замечанию М. Аджекова, главой Дагестана были даны поручения по решению некоторых земельных проблем в Ногайском районе, в частности, для сел Кумли и Эдиге, не имеющих земель для выпаса скота. Но, по словам чиновника, эти поручения до сих пор не выполнены. Районный депутат Р. Адильгереев в своей речи отметил, что принимаемые Министерством природных ресурсов и экологии РД меры по локализации песчаных участков — лишь полумера, а деньги, выделяемые на борьбу с опустыниванием, будут «уходить в песок», пока продолжается практика избыточного скотоводства на территории района. Юридическую сторону проблемы прокомментировал председатель районного собрания депутатов Р. Насыров, по словам которого республиканский закон о землях отгонного животноводства противоречит федеральному закону. Для отмены этого закона Собранием депутатов Ногайского района направлены документы в Конституционный суд РД. Депутат отметил, что в КС РД данный вопрос назвали политическим и порекомендовали согласовать отмену закона с руководством республики. Результатом собрания 24 марта стала резолюция, с очередным требованием в адрес дагестанского правительства передать право контроля и надзора за использованием земель отгонного животноводства, расположенных в пределах Ногайского района администрации данного муниципалитета [18].

О неэффективности практики отгонного животноводства было сказано и в ежегодном послании главы РД к Народному Собранию РД 20 марта 2019 г. [19], в котором В. Васильев сетовал, что фермеры республики теряют около 7 тыс. тонн живой массы баранины в связи с перегонами отар между летними и зимними пастбищами. Вместе с тем, принципиальная позиция дагестанского правительства по вопросу о собственности отгонных пастбищ остается прежней – эти земли относятся к собственности Республики Дагестан и имеют особый статус.

Религиозная ситуация и противодействие псевдорелигиозным экстремистским идеологиям. По состоянию на 2019 г. в РД функционирует 2669 религиозных организаций: Из них: исламских – 2631 (из них 1273 джума-мечетей, 899 квартальных мечетей, 437 молитвенных домов, 15 медресе, 6 вузов и 1 союз исламской молодежи); христианских — 33 (из них 23 православных, 8 протестантских, 1 старообрядцы и 1 армянская апостольская церковь); иудейских – 5. В республике, как видно из приведенных цифр, в достаточном количестве имеются исламские религиозные образовательные учреждения с соответствующей базой и условиями для получения религиозного образования. Сохранению и развитию религиозных образовательных учреждений в Дагестане уделяется определенное внимание, поскольку перед Муфтиятом РД и органами государственной власти стоит задача обеспечения доступа к качественному религиозному (исламскому) образованию в пределах РФ.

В настоящее время в РД в значительной степени отмечается стабилизация ситуации во внутриконфессиональной среде. Ежегодно в республике при участии представителей религиозных организаций проводится большое количество мероприятий, направленных на общую профилактику и противодействие распространению экстремистских идеологий. Организация и проведение таких мероприятий приобретает все более целенаправленный и системный характер. Ежемесячные профилактические беседы с учащимися школ, студентами вузов, техникумов и колледжей проводят специалисты Отдела просвещения Муфтията РД. На региональном уровне в Дагестане регулярно проводятся мероприятия с участием религиозных организаций, направленные на духовно-нравственное воспитание и культурное просвещение в духе мирного сосуществования, взаимопонимания, взаимоуважения и сотрудничества представителей молодого поколения, исповедующих ислам, православие и иудаизм. Одним из таких мероприятий является «Международный межрелигиозный молодежный форум», который (шестой по счету с 2014 года) прошел в Дагестане с 29 сентября – по 4 октября 2019 года. На уровне муниципальных образований республики профилактические мероприятия по противодействию идеологии экстремизма осуществляют муниципальные Антитеррористические комиссии (АТК), куда входят не только представители местных администраций и участковые уполномоченные полиции, но и имамы мечетей, сельские депутаты и авторитетные общественники. Муниципальные АТК занимаются не только вопросами антитеррористической защищенности важнейших социально значимых объектов (школы, детские сады, больницы, спорткомплексы, дома культуры, транспортная инфраструктура), но и проводят общественно-политические, культурные, спортивные и информационно-пропагандистские мероприятия антитеррористической направленности.

Заключение. Мероприятия, проводимые органами государственной власти и местного самоуправления совместно с образовательными учреждениями, этнокультурными и религиозными организациями, охватывают все направления современной государственной национальной политики РФ. Огромное внимание уделяется укреплению среди жителей республики (особенно среди молодежи) общероссийской гражданской идентичности, патриотическому воспитанию, межэтнической и межрелигиозной терпимости. Политика руководства республики, в том числе и кадровая, базируется на подходе, признающем субъектом общественных, в том числе и властных отношений, весь многонациональный народ (население) Дагестана, а не отдельные его этносы, общины и территории. В своих публичных выступлениях В. Васильев использует понятия «народ Дагестана», «дагестанцы», «жители республики», не выделяя этнических групп и не признавая их субъектами политических процессов. Такой подход способствует существенной деполитизации этничности в публичных дискурсах и укреплению среди дагестанцев гражданского самосознания.

Литература

1. Население. Официальная статистика // Официальный сайт Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Дагестан [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dagstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/dagstat/ru/statistics/population/ (проверено: 11.08.2019).

2. Меламедов А. Когда Васильев поедет в Ботлих? // Дагестанский общественно-политический еженедельник «Новое дело». 2019. От 26 января. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ndelo.ru/interv-iu/kogda-vasilev-poedet-v-botlih (проверено: 11.08.2019).

3. Межэтнические отношения и религиозная ситуация в Северо-Кавказском федеральном округе. Второе полугодие и итоги 2018 г. / Отв. ред. М.А. Аствацатурова. Экспертный доклад. – Пятигорск: ПГУ, 2018. – 154 с. С. 6.

4. Обращение чеченцев Ауха к народам Дагестана // Республиканская общественно-политическая газета «Нийсо-Дагестан». 2019. №08 (924) от 28 февраля 2019 г. С. 2.

5. Реабилитация по-дагестански // Республиканская общественно-политическая газета «Нийсо-Дагестан». 2019. №16 (932) от 25 апреля 2019 г. С. 3.

6. Категорическое несогласие // Республиканская общественно-политическая газета «Нийсо-Дагестан». 2019. №30 (946) от 1 августа 2019 г. С. 1.

7. Реабилитация по-дагестански // Республиканская общественно-политическая газета «Нийсо-Дагестан». 2019. №17 (933) от 2 мая 2019 г. С. 2.

8. Обращение С. Шавхалова // Социальная сеть Instagram [Электронный ресурс]. Опубликовано 03.10.2019 г. Режим доступа: https://www.instagram.com/p/B3KFEdhjneJ/ (проверено: 02.12.2019).
9. Обращение Исполкома Общественного Совета чеченцев Дагестана // Социальная сеть Instagram [Электронный ресурс]. Опубликовано 03.10.2019 г. Режим доступа: https://www.instagram.com/p/By2ZOrPjoH8/ (проверено: 29.11.2019).

10. Дагестанцы снесли дорожный знак Чечни под Кизляром. Власти вернули его на место, а жители вышли на протест // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.yuga.ru/news/442405/ (проверено: 29.11.2019).

11. Еще два дорожных знака снесли на границе Дагестана и Чечни // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/336607/ (проверено: 29.11.2019).

12. На границе Шелковского района Чечни с Дагестаном состоялось открытие двух КПП // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://grozny.tv/video.php?id=35763 (проверено: 29.11.2019).13. Дагестанских пастухов выдворяют из Чечни // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://riaderbent.ru/dagestanskih-pastuhov-vydvoryayut-iz-chechni-2.html (проверено: 29.11.2019).

14. Чиновники в Дагестане подтвердили принадлежность башни близ села Ансалта Чечне // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/338225/ (проверено: 29.11.2019).

15. Рыбина Ю., Тяжлов И. «Не надо раскачивать ничего» Спикер парламента Дагестана сообщил о решении СКФО отложить уточнение границ с Чечней до следующего года // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/4004211?from=main_8 (проверено: 29.11.2019).

16. Хамидова М. «Пора говорить правду»: Рамзан Кадыров о ботлихских событиях и имаме Шамиле // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://chechnyatoday.com/news/328448 (проверено: 29.11.2019).

17. Владимир Васильев изложил ФСБ свою позицию по конфликту с границей и истории имама Шамиля // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ndelo.ru/novosti/vladimir-vasilev-izlozhil-fsb-svoyu-poziciyu-po-konfliktu-s-granicej-i-istorii-imama-shamilya (проверено: 29.11.2019).

18. Бутаев М. В ногайской степи Дагестана требуют остановить опустынивание // РИА «Дербент» [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://riaderbent.ru/v-nogajskoj-stepi-dagestana-trebuyut-ostanovit-opustynivanie.html (проверено: 20.09.2019).

19. Глава Республики Дагестан Владимир Васильев обратился с ежегодным Посланием к Народному Собранию Республики Дагестан // Официальный сайт Главы Республики Дагестан. 2019. От 20 марта. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://president.e-dag.ru/novosti/v-centre-vnimaniya/glava-respubliki-dagestan-vladimir-vasilev-obratilsya-s-ezhegodnym-poslaniem-k-narodnomu-sobraniyu-respubliki-dagestan787878787878 (проверено: 20.09.2019).

Статья включена в сборник материалов участников круглого стола «Кавказские исследования: состояние и перспективы», проведенного 21 февраля 2020 года в Институте социологии и регионоведения Южного федерального университета, посвященного памяти профессора Виктора Владимировича Черноуса (17.10.1949 — 08.02.2018), авторитетного отечественного ученого-кавказоведа (Кавказские исследования: состояние и перспективы. – Ростов-на-Дону: Изд-во «Фонд науки и образования», 2020).

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню