Виктор Ковалев: Выдержит ли нынешняя Российская Федерация новые губернаторские выборы?

 

Объявленная в конце марта 2012 года серия губернаторских отставок наводит на определенные размышления. Как известно, лишились (или лишатся) своих постов сразу несколько глав исполнительной власти субъектов РФ. 26 марта газета «Ведомости» сообщила, ссылаясь на кремлёвского чиновника, не обсуждается пролонгация полномочий Олега Чиркунова, Валерия Сердюкова и Николая Цуканова. По данным издания, не удержаться на своих постах могут и нынешние губернаторы Костромской, Брянской и Смоленской областей. Ранее пост главы Саратовской области по собственному желанию покинул Павел Ипатов. Это четвёртый ушедший руководитель региона из тех семи, где список «Единой России» на думских выборах из-за непопулярности местных властей возглавили федеральные политики. (http://www.vedomosti.ru/politics/news/1561396/otsrochennyj_uhod) На очереди Ленинградская, Калининградская области и Пермский край. При том, что ожидается еще несколько аналогичных кадровых решений, надо вспомнить, что это уже вторая серия губернаторских отставок. В озвученной версии губернаторских замен прямо говорится о связи отставок с неудачами «партии власти» на декабрьских выборах в Госдуму. Якобы, полученный ПЖиВ низкий результат, связан с «непопулярностью у населения региональной исполнительной власти». Версия о том, что низкий процент «ерососов» в названных областях есть результат более честного подсчета голосов, а, значит, соблюдения законности в этих регионах, официально даже и не рассматривается.

 

Примечательно, что новые отставки губернаторов областей с обнаруженными «электоральными аномалиями» (точки зрения власти и общества на то, какие из регионов являются такими «аномалиями» прямо противоположны!) – произошли вскоре после путинского «триумфа» марта 2012 года. Как это истолковать? Если кто-то — без должных на то оснований — трактовал выступления декабря-февраля как «революцию», то теперь он может назвать происходящие события «контрреволюционной реакцией».

 

Так или иначе, российская электоральная политика вновь актуализируется в своем региональном разрезе. Нам уже приходилось высказываться по схожей теме, на предмет намечающихся в РФ политических реформ и тех рисков, которые они несут http://rusplatforma.org/publikacii/node498/ Теперь позволим себе поразмышлять о том, что может произойти в России после возвращения к практике прямых (или почти прямых, учитывая формальные и неформальные фильтры) выборов губернаторов населением.

Скажем прямо, что в связи с возвращением губернаторских выборов, а также из-за того, что применение «административного ресурса» и т.д. от региона к региону сильно разнится (что показали федеральные выбора декабря 2011 – марта 2012 года), мы ожидаем резкой сегментации российского политического пространства, чреватого новой угрозой дезинтеграции России в целом.

Некоторым такие утверждения покажутся слишком «заумными». Для того, чтобы пояснить свою мысль, прибегнем к следующей аналогии. Допустим, проходит национальный чемпионат по футболу, хоккею… бадминтону и т.д. Но в ходе состязаний одни матчи происходят честно, и спортсмены, как могут, борются за победу, а в другом случае, практикуются договорные игры. Или – побеждает команда, за которую болеет «великий вождь и любимый руководитель». Или – какому то клубу (например, «Тереку») позволено фактически терроризировать игроков и болельщиков противника. Или – что-то в этом роде. Примерно то же самое бывает на выборах в различных регионах. Где-то губернатором становится кандидат в результате более-менее честного соревнования, где-то игра заведомо договорная – как начальство решит.

Не будем спорить здесь о политических вкусах. Разумеется, фальсификации, подкуп, «карусели», приказы вконец охамевших начальников разобрать открепительные удостоверения и «правильно» проголосовать и т.д. вызывают справедливое негодование миллионов граждан России. Но столь же верно и то, что очень многих «дорогих россиян» сложившиеся в стране электоральные практики вполне устраивают, например, морально-политическое растление жителей РФ дошло до такой степени, что тысячи и тысячи людей в избиркомах разного уровня занимались приписками, а многие миллионы жителей страны не видят в этом ничего особенного. Теперь представьте себе, что турнирная таблица нашего чемпионата складывается на основании очков, честно выигранных и заведомо ложных. Какой в этом смысл? Можно ли сводить в один список показатели, полученные столь разным путем?

Все это, как минимум, несправедливо. Никакого «гамбургского счета» в нашем случае тоже быть не может. Это глупость. Допустим, эксперты, честные журналисты или политические активисты знают этот «гамбургский счет» — они могут примерно представить себе уровень фальсификаций во время российских выборов. Ну и что?! Для одних в России выборы должны быть соревнованием элитных групп за голоса граждан (по модели Й.Шумпетера), для других голосование – это способ продемонстрировать лояльность начальству и свои верноподданические чувства. Побеждает пока второй вариант, хотя все больше граждан не хотят с ним мириться и не хотят жить в такой системе, участвовать в игре без правил и без прав.

Вернемся к грядущим выборам в регионах. Детали по каждому конкретному субъекту федерации пока неясны и прогноз в каждом из отдельных случаев затруднителен. Но общая картина секретом не является. В 1990-х – первой половине 2000-х годов мы с коллегами, российскими политическими регионалистами, потратили немало усилий для изучения политического своеобразия регионов РФ. Сценарии перехода от административного (внешнего) единообразия будут самыми разными – возникнут более демократические и явно авторитарные режимы на различных территориях. Политико-правового единства страны снова НЕ БУДЕТ.

Выдержит ли страна еще один эксперимент, наподобие региональной вольницы и произвола местных «баронов» «лихих девяностых»? Это не шутки. В позапрошлом десятилетии некоторые склонны усматривать развитие российского федерализма, но это был скорее «феодализм». Десять с лишним лет назад у Москвы не было достаточных сил и ресурсов ни для контроля за провинциальными элитами, ни для того, чтобы обеспечить по всей территории России (или хотя бы на большей ее части!) единый правовой стандарт. Хотелось бы обратить внимание на то, что преодоление угрозы сепаратизма и пр. произошло в путинской России не политическим, а административным путем. Ряд региональных противоречий и проблем отечественного федерализма попросту бюрократически «заморозили». Сейчас наступает нечто, похожее на очередную «оттепель» и ситуация опять готова «поплыть».

Особенно тревожным является то, что в «нулевые» годы федеральному Центру так и не удалось добиться исполнения на территории страны избирательного законодательства. Наоборот, «выборы» по татарстанскому, мордовскому, северокавказскому и т.п. сценариям становились общим правилом и всячески поощрялись Москвой. Здесь же упомянем и то, что проблема разнообразия губернаторских выборов в политическом плане для Кремля тоже оказалась не по зубам, и было предпринято простое как мычание решение – предлагать на утверждение региональным законодательным собраниям непонятно как подобранные кандидатуры (отклоненных не было!), то есть фактически назначать губернаторов по московскому усмотрению. Теперь система опять усложняется, но готова ли к такому усложнению существующая «вертикаль». Не покажет ли система вновь свою полную нереформируемость с весьма вероятными последствиями развала государства. Так распался Советский Союз. Потом трещины пошли по России, где демократия и законность так и не смогли возобладать. Ведь если страна не скреплена единым законом, и сама госвласть всячески беззаконие в ходе тех же выборов поощряет, а «вертикаль» (партийная, президентская и т.д.) ослабевает, то, что же остается? Что может обеспечить единство России в условиях, когда и граждане, и целые регионы склонны играть в принципиально несовместимые политические игры?

Виктор Ковалёв, Профессор Сыктывкарского университета

В комментарии использованы некоторые положения доклада, представленного на Всероссийской научно-практической конференции «Конфликты в социальной сфере» (Казань, КНИТУ, 22-23 марта 2012 г.). Автор выражает благодарность профессору А.Л.Салагаеву за возможность принять участие в данном меропричятии

 

 

Виктор Ковалёв

 

Выдержит ли нынешняя Росфедерация новые губернаторские выборы?

 

 

Объявленная в конце марта 2012 года серия губернаторских отставок наводит на определенные размышления. Как известно, лишились (или лишатся) своих постов сразу несколько глав исполнительной власти субъектов РФ. 26 марта газета «Ведомости» сообщила, ссылаясь на кремлёвского чиновника, не обсуждается пролонгация полномочий Олега Чиркунова, Валерия Сердюкова и Николая Цуканова. По данным издания, не удержаться на своих постах могут и нынешние губернаторы Костромской, Брянской и Смоленской областей. Ранее пост главы Саратовской области по собственному желанию покинул Павел Ипатов. Это четвёртый ушедший руководитель региона из тех семи, где список «Единой России» на думских выборах из-за непопулярности местных властей возглавили федеральные политики. (http://www.vedomosti.ru/politics/news/1561396/otsrochennyj_uhod) На очереди Ленинградская, Калининградская области и Пермский край. При том, что ожидается еще несколько аналогичных кадровых решений, надо вспомнить, что это уже вторая серия губернаторских отставок. В озвученной версии губернаторских замен прямо говорится о связи отставок с неудачами «партии власти» на декабрьских выборах в Госдуму. Якобы, полученный ПЖиВ низкий результат, связан с «непопулярностью у населения региональной исполнительной власти». Версия о том, что низкий процент «ерососов» в названных областях есть результат более честного подсчета голосов, а, значит, соблюдения законности в этих регионах, официально даже и не рассматривается.

 

Примечательно, что новые отставки губернаторов областей с обнаруженными «электоральными аномалиями» (точки зрения власти и общества на то, какие из регионов являются такими «аномалиями» прямо противоположны!) – произошли вскоре после путинского «триумфа» марта 2012 года. Как это истолковать? Если кто-то — без должных на то оснований — трактовал выступления декабря-февраля как «революцию», то теперь он может назвать происходящие события «контрреволюционной реакцией».

 

Так или иначе, российская электоральная политика вновь актуализируется в своем региональном разрезе. Нам уже приходилось высказываться по схожей теме, на предмет намечающихся в РФ политических реформ и тех рисков, которые они несут http://rusplatforma.org/publikacii/node498/ Теперь позволим себе поразмышлять о том, что может произойти в России после возвращения к практике прямых (или почти прямых, учитывая формальные и неформальные фильтры) выборов губернаторов населением.

 

 

Скажем прямо, что в связи с возвращением губернаторских выборов, а также из-за того, что применение «административного ресурса» и т.д. от региона к региону сильно разнится (что показали федеральные выбора декабря 2011 – марта 2012 года), мы ожидаем резкой сегментации российского политического пространства, чреватого новой угрозой дезинтеграции России в целом.

 

Некоторым такие утверждения покажутся слишком «заумными». Для того, чтобы пояснить свою мысль, прибегнем к следующей аналогии. Допустим, проходит национальный чемпионат по футболу, хоккею… бадминтону и т.д. Но в ходе состязаний одни матчи происходят честно, и спортсмены, как могут, борются за победу, а в другом случае, практикуются договорные игры. Или – побеждает команда, за которую болеет «великий вождь и любимый руководитель». Или – какому то клубу (например, «Тереку») позволено фактически терроризировать игроков и болельщиков противника. Или – что-то в этом роде. Примерно то же самое бывает на выборах в различных регионах. Где-то губернатором становится кандидат в результате более-менее честного соревнования, где-то игра заведомо договорная – как начальство решит.

 

Не будем спорить здесь о политических вкусах. Разумеется, фальсификации, подкуп, «карусели», приказы вконец охамевших начальников разобрать открепительные удостоверения и «правильно» проголосовать и т.д. вызывают справедливое негодование миллионов граждан России. Но столь же верно и то, что очень многих «дорогих россиян» сложившиеся в стране электоральные практики вполне устраивают, например, морально-политическое растление жителей РФ дошло до такой степени, что тысячи и тысячи людей в избиркомах разного уровня занимались приписками, а многие миллионы жителей страны не видят в этом ничего особенного. Теперь представьте себе, что турнирная таблица нашего чемпионата складывается на основании очков, честно выигранных и заведомо ложных. Какой в этом смысл? Можно ли сводить в один список показатели, полученные столь разным путем?

 

Все это, как минимум, несправедливо. Никакого «гамбургского счета» в нашем случае тоже быть не может. Это глупость. Допустим, эксперты, честные журналисты или политические активисты знают этот «гамбургский счет» — они могут примерно представить себе уровень фальсификаций во время российских выборов. Ну и что?! Для одних в России выборы должны быть соревнованием элитных групп за голоса граждан (по модели Й.Шумпетера), для других голосование – это способ продемонстрировать лояльность начальству и свои верноподданические чувства. Побеждает пока второй вариант, хотя все больше граждан не хотят с ним мириться и не хотят жить в такой системе, участвовать в игре без правил и без прав.

 

Вернемся к грядущим выборам в регионах. Детали по каждому конкретному субъекту федерации пока неясны и прогноз в каждом из отдельных случаев затруднителен. Но общая картина секретом не является. В 1990-х – первой половине 2000-х годов мы с коллегами, российскими политическими регионалистами, потратили немало усилий для изучения политического своеобразия регионов РФ. Сценарии перехода от административного (внешнего) единообразия будут самыми разными – возникнут более демократические и явно авторитарные режимы на различных территориях. Политико-правового единства страны снова НЕ БУДЕТ.

 

Выдержит ли страна еще один эксперимент, наподобие региональной вольницы и произвола местных «баронов» «лихих девяностых»? Это не шутки. В позапрошлом десятилетии некоторые склонны усматривать развитие российского федерализма, но это был скорее «феодализм». Десять с лишним лет назад у Москвы не было достаточных сил и ресурсов ни для контроля за провинциальными элитами, ни для того, чтобы обеспечить по всей территории России (или хотя бы на большей ее части!) единый правовой стандарт. Хотелось бы обратить внимание на то, что преодоление угрозы сепаратизма и пр. произошло в путинской России не политическим, а административным путем. Ряд региональных противоречий и проблем отечественного федерализма попросту бюрократически «заморозили». Сейчас наступает нечто, похожее на очередную «оттепель» и ситуация опять готова «поплыть».

 

Особенно тревожным является то, что в «нулевые» годы федеральному Центру так и не удалось добиться исполнения на территории страны избирательного законодательства. Наоборот, «выборы» по татарстанскому, мордовскому, северокавказскому и т.п. сценариям становились общим правилом и всячески поощрялись Москвой. Здесь же упомянем и то, что проблема разнообразия губернаторских выборов в политическом плане для Кремля тоже оказалась не по зубам, и было предпринято простое как мычание решение – предлагать на утверждение региональным законодательным собраниям непонятно как подобранные кандидатуры (отклоненных не было!), то есть фактически назначать губернаторов по московскому усмотрению. Теперь система опять усложняется, но готова ли к такому усложнению существующая «вертикаль». Не покажет ли система вновь свою полную нереформируемость с весьма вероятными последствиями развала государства. Так распался Советский Союз. Потом трещины пошли по России, где демократия и законность так и не смогли возобладать. Ведь если страна не скреплена единым законом, и сама госвласть всячески беззаконие в ходе тех же выборов поощряет, а «вертикаль» (партийная, президентская и т.д.) ослабевает, то, что же остается? Что может обеспечить единство России в условиях, когда и граждане, и целые регионы склонны играть в принципиально несовместимые политические игры?

 

 

В комментарии использованы некоторые положения доклада, представленного на Всероссийской научно-практической конференции «Конфликты в социальной сфере» (Казань, КНИТУ, 22-23 марта 2012 г.). Автор выражает благодарность профессору А.Л.Салагаеву за возможность принять участие в данном меропричятии

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню