Кризис партийной идентичности в Новосибирске

Рядовому жителю Новосибирска, который время от времени интересуется региональными политическими новостями, в последнее время очень трудно, если вообще возможно, разобраться в противоречивости информации, которая льется с экранов и мелькает в новостной ленте.

Увлекательная интрига мэрской избирательной компании 2014 года, которая, безусловно, имела бы коммерческий успех, если бы была экранизирована, подтвердила силу демократических традиций в городе. Прошлые выборы 2014 года были рекордными сразу по нескольким критериям: по количеству кандидатов на мэрский пост, по количеству судов (кандидаты жаловались друг на друга в суд), а также по количеству добровольных сходов с дистанции «будущих мэров» в пользу лидера на финальном этапе электоральной гонки.

 

 

Однако, Новосибирск-2015 Общественная палата посчитала одним из самых протестных регионов. Источник отмечает, что протестная активность хаотичная. Источник полагает, что « …в Новосибирской области по большому счету не важно, против чего или за что митинговать». Звучит обидно.

Но как может быть иначе? Давайте ретроспективно посмотрим на новостную ленту в Новосибирской области: вот коммунистов на выборах 2014 поддерживают все оппозиционные партии, а коммунисты поддерживают инновации в искусстве, после победы вместе с коллегами из «Единой России» и монстрантами проводят Первомай. Неожиданно аполитичная общественность начинает защищать право на свободное искусство — проходит многочисленный митинг без флагов, но с Андреем Кураевым, за право режиссера «Тангейзера» декорировать спектакль специфическим образом. Вдруг девушки в бикини на улицах города по весне играют в мяч, демонстрируя глубину ям на дорогах. Почему-то с федеральных каналов известные журналисты ругают местную и региональную власть на чем свет стоит. НОД и патриотические силы требует от мэра Анатолия Локтя вычистить какую-то «пятую колонну», которая не то в самой власти окопалась, не то с Марса вот-вот нагрянет. Демкоалиция собирает подписи. Проходят многочисленные прамериз, народные выборы, какие-то сборы и сходы. Разобраться не просто, да и политические силы понятными быть не торопятся. К слову, «Единая Россия» даже постеснялась указать свое авторство в рекламе о проведении «Народного голосования». Провела его тихо народными же ресурсами на привычных избирательных участках, чтоб не успел электорат опомниться. Затем летом 2015: «Антимайдан», Навальный, Касьянов, традиционный День города, православный молодежный ход с наружной рекламой, соблазняющей молодежь возможностью реализации матримониальных планов в традиционном смысле. На фоне этого отставки и посадки, разоблачения и назначения на важные посты в мэрии и областном правительстве, замена руководителей в МУПах города.

Согласитесь, это — сумбур, мягко говоря. Никто, понятно, не в состоянии ответить на риторические вопросы: Что тут, вообще, происходит? Какие политические стратегии реализуется таким образом? Куда, зачем, доколе и сколько? Людям ничего не разъясняют. В схватках бульдогов под ковром выигрывают одни и проигрывают другие, но городу от этого не лучше и не хуже. Нет, хуже, конечно, ведь городскими проблемами надо заниматься ежедневно, профессионально, тщательно и спокойно. Нужно радеть за дело, чтобы почувствовались улучшения. Но «политикам» некогда — политические партии (их региональные отделения) одинаковы: повестка, неприятие критики, монополия, равнодушие к гражданам, государственное финансирование в разном объеме и отвратительная (извините за моветон) внутривидовая борьба. которая, видимо, поглощает столько сил, что на избирателей не остается. Любая партия – за все хорошее, против всего плохого и ни о чем. Легко, как хамелеоны, политические линии подстраиваются под любой общественный (или начальственный?) запрос.

Местные СМИ тоже не тревожатся подробностями и принципиальностями. Не видят горя в невнятности и непоследовательности высказываний избранников, зла не помнят, ничего не помнят. А зачем? Качественной аналитики очень мало. Даже новости освещаются однобоко. Например, СМИ не заметили трехдневный (!) антимилитаристский пикет в центре Новосибирска, который проводил лидер ТОС «Эра» Алексей Южанин и его друзья. Лишь немногие журналисты – политологи и общественники пытаются внести хоть какую-нибудь ясность в происходящие процессы и объективно (без ангажемента) осветить происходящее. Например, Алексей Мазур, постарался объяснить избирателям все про местные праймериз (предварительные выборы), которые проходят у нас совсем не так, как в западных странах, где этот политический инструмент применяется внутрипартийно. Кирилл Брагин – политик и общественник, очень подробно и внятно пишет о сборе подписей на предстоящих выборах, о тенденциях и персоналиях в региональной политике, при этом сохраняя корректность, что так непросто. Но наши обычные споры, споры обычных избирателей — новосибирцев в социальных сетях, обнажают необходимость широкого конкретного и открытого общественного диалога. Правильно ли разбивать лед равнодушия и политической апатии жесткими упреками или пробовать растопить его последовательными дискуссиями — не ясно. Но имитировать развитие общественного диалога — точно нет смысла, хотя изящная попытка такой имитации была предпринята горсоветом Новосибирска 26 ноября 2014 года. До указанной даты для начала общественных слушаний нужна была инициативная группа в тысячу человек (то есть нужна была тысяча подписей), после «упрощения» процедуры, инициативная группа — 10 человек, НО (!) эта несчастная группа рано радовалась. Собрать тысячу подписей для старта слушаний придется ровно также. Поменяли только формулировки. Ну, прелесть! Надо ли говорить, что роль общественных слушаний с тех пор не сильно изменилась?!

Очевидно, что новосибирскому региону просто необходимо внедрять реальный институт широкого общественного диалога. Это — бесплатное и железное средство от любых «оранжевых революций». Для этого не нужно просить миллиарды из бюджета. Гражданам нужен не искусственный диалог, а живой, с живым решением наболевших вопросов; нужна площадка для честного, внятного, возможно, болезненного, разговора о политических, социальных, законодательных, инфраструктурных и экономических проблемах города и региона. Очень полезной, в этой связи, кажется инициатива православного активиста умеренного толка Алексея Крестьянова по выстраиванию института общественного диалога, общественной дискуссии. Жаль, что первые, намеченные на начало текущего месяца дебаты, не состоялись.

В настоящий момент политическое поле Новосибирска дискредитировано, прежде всего, невнятностью, стремлением ораторов к «туманным формулировкам», к использованию «эзопова языка», непоследовательностью, а также слабой корреляцией между словом и делом. Звукокомплекс «депутат» (даже без учета политической окраски) вызывает раздражение и понятную апатию у горожан. От слова «политика» некоторые приличные люди шарахаются, как от слова «сетевой маркетинг», жители устали от того, что нет рабочего института представительства, кроме старых бюрократических схем, которые работают медленно и со скрипом. И уж точно рядовой избиратель не видят существенных идеологических, концептуальных отличий между действующими партийными объединениями. «Политики», формально представляющие различные политические силы, на деле «разными» не являются, не поддаются четкой политической идентификации, не отличаются друг от друга в поступках и подходах.

Нам же остается пока только призывать к общественному диалогу, стараться развивать политическую культуру, радоваться новости о том, что от КПСС в Новосибирске будет баллотироваться внук Брежнева и надеяться, что депутат на нашем округе (не очень важно от какой партии и чей внук), окажется здравомыслящим и приличным человеком. Хорошо, что такие пока встречаются.

 

Олеся Думченко, общественный деятель, Новосибирск

 

Источник


Закрыть меню