Соль на рану продолжают умело сыпать

Россия заблокировала в Совбезе ООН проект резолюции по Сребренице. Поддержали проект 10 стран. Китай, Ангола, Венесуэла и Нигерия воздержались, Россия применила право вето. Постпред РФ в ООН Виталий Чуркин охарактеризовал резолюцию как «неконструктивную и конфронтационную»


Готовили её британцы – втайне, больше полугода. Главный посыл — признать случившееся в Сребреницком анклаве 11 июля 1995 года «геноцидом мусульман», в котором повинен сербский народ. Слово «геноцид» в этом насквозь лживом документе будто заклинание повторяется множество раз. И ни звука о трёхлетнем терроре по отношению к православным, о 3,5 тысячах убитых и замученных сербов, о сотнях сожжённых сербских домов и десятках разорённых сёл! Причём всё это в так называемой зоне безопасности, оберегаемой «голубыми касками» ООН!

 

Причина в ненависти?

Западные политики безоговорочно нарекли осаду Сребреницы и то, что последовало за ней, самым ужасным эпизодом войны в Боснии и Герцеговине (1992—1995) и самым страшным преступлением в Европе со времён Второй мировой. Освещается трагедия крайне скудно и однобоко: сербы убили 8 тысяч мужчин и подростков. Мнение российских экспертов сводится к тому, что, несмотря на всю трагичность, события в Сребренице очень многослойны и не должны вычленяться из общего контекста случившегося в Боснии и Герцеговине. Они были предопределены варварскими действиями бошнятских радикалов, нападавших при помощи моджахедов на сербские хутора, и возлагать вину на одну сторону — большая ошибка. Это была война всех против всех, в которой больше пострадали невиновные. Россия выступила за тщательное расследование преступлений, совершённых и бошняками, и сербами, и хорватами. Но предложенный нашими дипломатами альтернативный документ не стал консенсусным.

«Мусульманскую версию произошедшего на Западе принимают как аксиому. Хотя фактами не подтверждается число жертв в 8 тысяч человек, да и общая картина до сих пор не ясна, — поясняет руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова. — Сребреница — это не Бабий Яр. Всё больше данных, что это была хорошо спланированная операция западных спецслужб. Это подтвердил майор французской разведки, которому в 2012 году Беларусь предоставила политическое убежище. Есть дневники мусульман. Американец Джон Шиндлер опубликовал новые свидетельства того, что сараевские власти сдавали Сребреницу, чтобы преподнести миру резню, свалить ответственность на сербов и в перспективе получить «независимое единое мусульманское государство».

По свидетельству первого командующего миротворческими силами ООН в Боснии и Герцеговине генерала Льюиса Маккензи, «в Сребренице не было ни «чёрных», ни «белых», но все были виновны, больше или меньше». Генерал заявил, что к трагедии привела взаимная ненависть: «С иностранной помощью в район Сребреницы мусульманам удалось перебросить тысячи бойцов и достаточно большое количество оружия. Они стали совершать нападения на сербские сёла, сжигать их, а жителей уничтожать. После чего ловко уходили в «зону безопасности — Сребреницу», находившуюся под защитой ООН. Мусульманские силы боснийского полевого командира Насера Орича уничтожили несколько тысяч гражданских лиц сербской национальности». А летом 1995 года войска боснийских сербов под командованием генерала Радко Младича взяли Сребреницу.

 

 

Что это было?

В 1993-м ООН сделала Сребреницу демилитаризованной зоной. В свою очередь Сараево решило использовать её для передислокации и отдыха 28-й мусульманской дивизии во главе с Насаром Оричем. Его бойцы постоянно совершали разбойные вылазки в окрестные сербские сёла, убивали и калечили мирных граждан. Чтобы прекратить эти зверства, армия Республики Сербской 6 июня 1995 года вошла в Сребреницу. Орич, узнав об этом, предусмотрительно покинул территорию и благополучно проживает в Сараево по сей день.

Сербская армия прошла 43 мусульманских села без единого выстрела. В Сребреницу вошли 200 военных и несколько танков. Женщин, стариков и детей посадили в автобусы и вывезли. Мусульманских солдат построили в колонны и начали выводить по направлению Тузлы. А дальше случилась непредвиденное: расстрел пленных — от 500 до 700 человек.

Кто совершил провокацию, исследователи пока точно сказать не могут. По словам Елены Гуськовой, приказа никто не отдавал, сербы этого не планировали. Возможно, это были наёмники. Необходима международная исследовательская группа, которая докопается до истины.

 

Она ещё болит

Сребреница — маленький — около 6 тыс. жителей — шахтёрский городок в бывшей Югославии. Люди здесь мирно добывали серебро, свинец, цинк, трудились на фабриках, занимались сельским хозяйством в близлежащих деревнях. Сегодня здесь пустынно, рудники не работают, закрыта лечебница Црни Губер. Народ съезжается теперь не сюда, а в близлежащие Поточары, на кладбище, где уже несколько лет в июле проходят мемориальные церемонии в память о трагедии 1995-го года. После тех страшных событий подавляющее большинство населения Сребреницы рассеялось по Европе, домой вернулись немногие. По Дейтонским соглашениям район вошёл в состав Республики Сербской.

На нынешнюю траурную церемонию прибыли представители Словении, Хорватии, Черногории, Турции, США, ЕС. Член президиума Боснии и Герцеговины Бакир Изетбегович назвал Сребреницу «самой глубокой раной на теле измученного бошняцкого народа», которую вряд ли залечит время. За 20 минувших лет она действительно не зажила. Когда премьер Сербии Александр Вучич, пообщавшись с родственниками погибших, выходил с территории аккумуляторного завода, где находилась база голландских солдат и захоронены жертвы, его закидали камнями под крики «Аллах акбар!», разбили очки. Он написал в Твиттере: «Несмотря на то что случилось, я протягиваю боснийцам руку. Мы должны жить вместе в мире».

Русские отклики в Интернете на инцидент сводятся к тому, что отношения сербов-христиан и сербов-мусульман (боснийцев) очень похожи на то, что творится сейчас между Украиной и Россией. Нас тоже стравили нечистоплотные политиканы. Это надо понимать и не поддаваться их грязным играм.

 

Без России никак

«Наш диалог с Западом по Боснии и Герцоговине идёт и будет продолжаться. То, что предложили британцы, заявлялось как примирение в Боснии и Герцоговине, а на деле лишь обостряло весьма хрупкую межэтническую ситуацию в том регионе. Проект изначально был крайне политизированным и несбалансированным», — говорит заместитель директора Четвёртого Европейского департамента МИД России Игорь Калабухов. В том, что решение балканского вопроса во многом зависит от России, уверена и Елена Гуськова: «С 1990 года мы занимали нейтральную позицию или соглашались с Западом. Только с 2007 года Россия активно выступила со своим мнением, заявив «нет» независимости Косово. Это было первое наше серьёзное возражение западным державам, хотевшим устроить полный протекторат на Балканах, разграничив по собственному усмотрению государства и народы там проживающие, желательно вообще без славян и православных. Второй важный шаг России — нынешнее вето по Сребренице. Я убеждена, что вместе со славянскими народами на Балканах мы станем той основой, которая начнёт преобразовывать мир к лучшему».

В Сербии оценили жест Москвы. Президент Сербии Томислав Николич назвал этот день «великим» для его страны: «Сегодня не только было предотвращено клеймение всего сербского народа как ставящего своей целью геноцид, Россия показала и доказала, что она настоящий и честный друг». Газеты дали на первые полосы портреты Путина под заголовками: «РУСКО НЕ» («Русское «нет»). Разрушена резолюция Лондона». Люди пришли к российскому посольству в Белграде с плакатами «Живела Русиjа, живела Србиja!». А глава Республики Сербской Милорад Додик, выразив благодарность России, сказал, что сербы должны хорошо запомнить, как Великобритания хотела унизить их этой резолюцией».

При этом Сербия хочет интегрироваться в ЕС. «В психоэмоциональном плане тут надо иметь в виду так называемый синдром иждивенчества, который заметен сейчас и на Украине. Люди ожидают от вступления в Евросоюз зарплату в 5 тыс. евро, пенсию в 2 тыс. евро, неограниченный выбор рабочих мест и возможность безвизовых путешествий по всему свету», — комментирует Игорь Калабухов. Он считает, что линия славянских православных народов — важнейшая, но далеко не единственная в нашей политике на Балканах. В России проживает значительная часть мусульман, и этот фактор необходимо учитывать, как и то, что Балканы вольны взаимодействовать с разными культурами и иметь право как западного, так и восточного выбора, развивая отношения и с ЕС, и с Евразийским экономическим сообществом. Именно такое сочетание позволит эффективно реконструировать их пошатнувшиеся системы. Очевидно и то, что сами, без нас они проблему не решат.

Недавно побывавшая в тех местах Елена Гуськова встревожена тем, что Балканы захлестнула лавина беженцев из Ирака, Афганистана, Сирии. Тысячами они идут через Турцию, Грецию, Македонию, оседая, как правило в Сербии, где их кормят, одевают, распределяют по спеццентрам. Сербское правительство к ним очень лояльно. В подавляющем большинстве это молодые крепкие подтянутые мужчины, без семей. Они ходят по трое, напоминая хорошо вымуштрованных офицеров и солдат. Опасная тенденция, если учесть ситуацию в Македонии и на юге Сербии, а также то, что часть Черногории населена албанцами. Ведь албанское руководство открыто заявляет, что поддержит объединение территорий, на которых они проживают. Эти парни готовы взять в руки оружие. Не замечать этого нельзя.

Татьяна Лазаревская


Источник — еженедельная общественно-политическая газета «Слово»


Закрыть меню