Промедление смерти подобно

Падение легитимности либеральной системы


«Чтобы избежать катастрофы, необходимо было изменить принцип управления страной, призвав к власти тех, кто пользовался доверием людей… Как это ни страшно, но правительство… подготовляет революцию…

употребляет все возможные меры, чтобы сделать как можно больше недовольных…»

Великий Князь Александр Михайлович, из обращения к Императору Николаю II (4.02.1917 г)

 

Народ поддерживает внешний курс президента и его патриотическую риторику, но он, как минимум, не доволен экономическим курсом.

По данным Левада-центра, кривая с вопросом «идем ли мы в правильном направлении» за последние семь месяцев рухнула вниз: c 60% «да» до 45%; число ответов «да» на вопрос «идем ли в тупик» за тот же период выросло с 22 до 34%.

При таком тренде к августу 2016 г. число негативных отзывов может составить до 50%.

Голосование среди пользователей интернета еще хуже. Похоже «патриотический» подъем уже не компенсирует внутренний кризис: дым развеялся.

Все большее число граждан начинает испытывать ностальгию по СССР. За плановую экономику высказались 52% опрошенных, а за экономическую модель на основе частной собственности и рынка — 26 %.

Растут антизападные и антиевропейские настроения. 59% считает, что мы не «европейская страна». А по виртуальным выборам в Думу – ЕР набирает около 8%, КПРФ – 44%.

Ситуация, когда «низы не хотят», и их взгляд на будущее страны явно противоречит планам элит по дальнейшей «либерализации» и «приватизации». Общество имеет кардинальный запрос на «Новый Курс».

Любая попытка силового решения социального конфликта приведет к римейку августа 1991 г., но с обратным знаком. Относительно «мирная» февральская революция 1917 г. обрушила 300-летнюю монархию за 3 дня, почти так же мирно, за три дня августа 1991 г. рухнул СССР вместе со всесильным КГБ и КПСС.

И следующие выборы в Думу в сентябре 2016 г. станут непреодолимым препятствием для нынешней системы. «Волшебство» может не помочь. Отказ от смены курса может привести к социальному взрыву и краху системы.

Почему растет недовольство населения?

Люди устали ждать, ничего не меняется, но становится всё хуже. В январе 2016 года реальные доходы граждан упали на 6,3% год к году. Хотя формально спад экономики пока замедлился, но «бомба» еще впереди. Ситуация в регионах крайне тяжелая, часть предприятий закрывается, часть сотрудников идет в принудительный отпуск: повышается скрытая и явная безработица.

Согласно опросам ФСО, около 60 % жителей моногородов оценивают свое положение как «нетерпимое» или «терпимое с трудом». В 2015 г. зарегистрировано рекордное количество протестов – 409 (!), что на 40% больше, чем в 2014 г. За 2015 год задолженность по зарплате выросла на 73%. За 2015 год число бедняков (т.е. имеющих доходы ниже прожиточного минимума) выросло примерно на 3 млн человек до 19 млн, около 60-70% из них семьи с детьми.

Согласно оценкам ИС РАН, общая численность бедных и находящихся на «черте бедности» россиян составляет почти треть населения. По данным ВЦИОМ, число семей, которые, покупая еду, не могут купить новую одежду, увеличилось за 2015 год с 22 до 39%.

Прикрываясь патриотическим подъёмом, элиты пытаются законсервировать либеральную систему, несмотря на ее «клиническую смерть», вновь оживляя лозунги гайдаровской эпохи.

Экономическая часть политики и состав элит и управленцев со времен эпохи Б. Ельцина принципиально не поменялся.

Многих десятков экономистов и политиков взывают к президенту о смене курса, среди них его помощник, академик С.Ю. Глазьев, который давно говорит о гибельности либерализма, и «благоразумный муж» отжившей системы Олег Дерипаска. Так почему российские власти ведут себя подобно героям басни И.Крылова, словно «лебедь, рак и щука»?

 

Невозможность реформ

Никакие реформы сейчас невозможны, любые позитивные действия противоречат способу существования и «кормления» элиты, которые доят страну вместе с западными «инвесторами» и международной финансовой мафией, исполняя роль «раковой опухоли».

Созданный в РФ экономический урод — не результат ошибок или некомпетентности, а закономерный результат сознательной политики.

Основные риски для государства:

1. Ухудшение ситуации на фоне дальнейшего падения мировой экономики с финалом к 2017 г.;

2. Выборы осени 2016 г. на фоне ухудшения экономических показателей;

3. Рост протестных настроений, резкое падение рейтинга президента;

4. Втягивание в войну в Сирии или на Украине;

5. Социальный взрыв и распад России в течении 10 лет.

С вероятностью 99 % мы будем барахтаться на грани возможного.

Опомнятся ли элиты? Ответ: в целом — нет. Только избранные могут устоять, когда мимо «пролетают» миллиарды. Система подминает под себя всех: попадая в «обойму», многие понимают, что сопротивление невозможно. Для прозрения нужна катастрофа? И мы уже входим в неё.

Могли ли элиты остановиться в начале ХХ века, предчувствуя, что будет революция и кровь гражданской войны ? Ответ: в целом нет.

Позиция наших элит и чиновников выглядит абсолютно непоколебимой, они открыто игнорируют сигналы снизу и сверху. Элиты не видят или не хотят видеть знамений времени.

Встречаясь 3.02.2016 г. с Клубом лидеров малого и среднего бизнеса В. Путин сказал: «…бизнес, и чиновники, и вообще все граждане работают для того, чтобы страна становилась сильнее… если так будет, каждый гражданин будет жить лучше …это и есть национальная идея». А что делать, если не работают, если цели у них абсолютно другие, личные и корпоративные? Кто же должен заставить их работать как должно; как хочет и президент, и народ? Новый диктатор, если «по- доброму» не получается?

С начала 2000-х Россия живет ожиданиями, доверяя президенту. Нельзя быть неблагодарными. Но нам постоянно в будущем наклонении обещают что-то изменить, блогеры кидают слухи, создают образ действия, либо называют черное белым. Но всё это пустое: реальная картина застыла. Что делать, если госаппарат фактически блокирует поручения президента? А он сам публично исповедует явную лояльность к своему окружению.

Система прячется за президента, используя его авторитет, как ширму.

Построив систему вертикали, президент стал её заложником, потому что в ней нет конкуренции, сменяемости, эффективности и вообще никакой ответственности. Методы эффективного управления крайне просты: постановка задачи, спрос, мотивация, принуждение и подтверждение прав управленца или его замена. Этого у нас нет вообще.

Такое было в Царской России. Николай II как ни пытался, но не смог изменить механизмы системы управления. Ставили своих, преданных, но не тех. Накануне катастрофы министров меняли пачками, но ничего не менялось.

Но попытка консервации нынешнего экономического порядка несет для системы гораздо больший риск: риск ее окончательного краха, полной потери для нынешних элит всех их привилегий и лаковых кусков.

Главный исторический вывод: ключ к успеху государственного управления лежит в мотивации элит и в умении руководителей наставить их на путь служения государству и народу.

И кто сейчас скажет нашим элитам: «Всё, стоп, хватит! Отечество в опасности! Мы перестаем набивать карманы и начинаем работать на Россию! Иначе бесславный конец!»

За редким исключением некомпетентность и жадность местного чиновничества делает любую экономическую деятельность в нашей стране практически невозможной. Регионы лежат в руинах, но не делается почти ничего.

Иначе говоря, «верхи не могут».

В России вновь построена паразитическая «раздаточная, полуфеодальная экономика». Этот тип, к сожалению исторически, «генетически», доминировал в худшие периоды развития страны, являясь отражением отношений крепостного права. Элиты дают обет верности, в ответ они получают вотчины для «кормления». Когда- то это были поместья, сейчас нефтяные компании, губернии, крупные статьи бюджета.

Национальная идея наших элит не «эффективность», а «обогащайся кто может». Прочее — по принципу остаточности. Обратите внимание, как жестко, чётко и последовательно система решает вопросы с переделом собственности: передел нефтяной собственности, устранение неугодных предпринимателей, нынешний бескомпромиссный снос помещений (частью нормальных), стойкость против протестов дальнобойщиков, как быстро решаются вопросы с новой приватизацией. Но не делается ничего, чтобы улучшить состояние экономики.

 

Выводы

Чтобы не повторить участь СССР и Царской России, нам нужно срочно менять экономическую модель, беря из нее лучшее, что было в этих обоих системах. Страну может спасти только восстановление промышленности и импортозамещение на базе эмиссии рубля, рост экспорта технологичной продукции.

Аналитическая компания Stratfor предрекает распад России в течении 10 лет: «Маловероятно, что Российская Федерация в её современном виде уцелеет».

Это не прогноз – это озвучивание планов, третий этап демонтажа Российской Империи со времен перестройки.

Президент теоретически пока еще может провести необходимые реформы, опираясь не на олигархов и чиновников, а на народ. Медля, он упускает последние шансы. Он может провести и ротацию элит, постепенно заменяя наиболее одиозные фигуры патриотически настроенными и профессиональными экономистами и производственниками. Кадровый резерв существует. Но времени для этого остается не более 3-5 месяцев. Потом может быть поздно.

Не нужно бояться смены либерального застоя.

Единственный путь конституционного ухода от катастрофы – создание многопартийного правительства национального единства, отказ от либеральной идеологии, необходимость «левого поворота», подчинение Банка России правительству, восстановление функций стратегического планирования при сохранении экономической свободы.

Альтернатива этому при сохранении нынешнего курса — гражданская война и распад государства.

Вспомним слова Александра II: «Лучше отменить его [крепостное право] сверху, чем ждать, когда его отменят снизу». Промедление сегодня смерти подобно.

Александр Одинцов


Закрыть меню