Без него не было бы Пушкина

О русском графе сербского происхождения Савве Владиславиче-Рагузинском до начала нынешнего века было известно в основном из книги Йована Дучича «Граф Савва Владиславич»


В связи с чем полагаю уместным начать этот материал о Савве Владиславиче цитатой из упомянутой книги великого сербского поэта: «Савва Владиславич был типичным представителем своего края: олицетворение серба из Герцеговины, насколько духовного, настолько и душевного, как гибкого, так и гордого, осторожного и в то же время бесстрашного, что представляет собой характер герцеговинца в известном равновесии его положительных и негативных особенностей и с его почти эллинским ощущением меры. Серб-герцеговинец, представляющий собой скорее средиземноморца, чем жителя Балкан, человека мечты и одновременно реалиста, романтика и в то же время творца, Владиславич снискал себе на излете нашего горького XVII века великое имя дипломата великого славянского народа. Он был также первым, кто поднял сербский вопрос в России как главную проблему Балкан».

Савва Владиславич родился в 1668 году в селе Ясеник в сербской Герцеговине, а умер в Петербурге в 1738 году. Образование получил в Дубровнике, куда в условиях турецкой оккупации сербских земель был вынужден перебраться вместе с отцом, тогда как его брат Дука остался в Герцеговине и от него пошла знаменитая семья, выходцем из которой является и Йован Дучич.

По завершении учебы Савва начинает заниматься торговлей, перебирается в Царьград, где при содействии Патриарха Доситея знакомится с российским послом в Османской империи графом Петром Андреевичем Толстым, который затем и рекомендовал его русскому царю.

Этот потомок герцеговинских князей стал соратником Петра Великого, его главным советником по вопросам православного Востока, и его заслуга в деле укрепления духовного единства православных славянских народов просто неоценима. По настоянию Саввы Петр направляет в город Сремски-Карловци учителя Максима Суворова, передает первую грамматику и букварь, и таким образом в Сремски-Карловцах возникает первая сербская школа, которая позднее становится центром всей сербской духовности.

Усилиями Владиславича на русском дворе поставлен вопрос помощи православным народам Балкан, и в ходе следующих двух веков «восточный вопрос» представлял одну из важнейших проблем русской и в целом всей европейской политики. Интересно, что к осуществлению этой идеи был привлечен и представитель другого известного герцеговинского рода — дед героя Бородинской битвы генерал Михаил Милорадович, который, по рекомендации Саввы Владиславича, с грамотой Петра Великого на руках призывал христиан Черногории и Герцеговины к совместной борьбе с турками.

В качестве главного интенданта русской армии Савва Владиславич принимал участие в знаменитой Полтавской битве, явившейся своеобразным историческим водоразделом, т.к. проиграй русские эту битву — история пошла бы другим путем, отнюдь не радужным для православных славян. Благодаря своим разветвленным торговым связям, Савва отлично знал продажную психологию турецких вельмож. Он гарантировал Петру, что турки не вмешаются в противостояние русских и шведов, и царь принял решение не усиливать охрану русско-турецкой границы.

Савва Владиславич снабжал русский двор и другой перворазрядной разведывательной информацией, поэтому неслучайно некоторые исследователи называют его основателем русской военной разведки. На фоне предательства гетмана Мазепы, который накануне Полтавской битвы перешел со своим войском на сторону шведов (этот русский Иуда – национальный герой нынешних украинских национал-фашистов), усилия Владиславича существенно повлияли и на исход сражения, и, следовательно, на всю историю Европы (кстати, после этой битвы имение изменника Мазепы было передано как раз Савве Владиславичу).

В качестве личного посланника Петра Первого Савва Владиславич вел переговоры с Венецией, Дубровником, Далмацией и Римом, откуда в Россию привез большое количество произведений искусства, в частности, мраморные статуи для Летнего сада Петра Великого. Наиболее известная из них — Венера Таврическая, которая сейчас находится в Эрмитаже.

В первом десятилетии нынешнего века группа сербских патриотов и русофилов выдвинула инициативу об установлении памятника Савве Владиславичу в Сремски-Карловцах. Благодарю Бога за то, что и мне удалось подключиться к этому делу, и сейчас я могу с особым удовольствием поделиться своими впечатлениями об открытии памятников графу Савве Владиславичу в Сремски-Карловцах, затем на его родине в Гацке (Герцеговина) и, наконец, в Шлиссельбурге, городке на российско-финской границе, где впервые встретились Савва Владиславич и Петр Великий.

В рамках мероприятий по установке памятника в Шлиссельбурге (организатор – Центр национальной славы России) состоялось торжественное собрание в Эрмитаже. О Савве Владиславиче говорили крупные ученые, и, как мне думается, отдельные их суждения намного больше говорят о личности Саввы, чем любое хронологическое описание его жизни. Яркими словами и с искренним удивлением ученые оценивали различные стороны личности Саввы, а то, что сказал сотрудник Российской академии наук Владимир Мясников, автор книги о Савве Владиславиче в России, было настолько приятно для сербских ушей, что не забудется до конца жизни. А сказал он примерно следующее: «Царю Петру в тех тяжелых исторических условиях была необходима грандиозная, всесторонняя и всеобъемлющая личность. Такой личности во всей России не было, и Бог послал этого серба на службу России». Действительно, трудно найти больший комплимент для этого выдающегося человека.

Было отмечено также (особенно ярко – в выступлении ректора Петербургского университета Людмилы Вербицкой, говорившей о Савве как о высоком профессионале на различных поприщах), что Савва верно служил двум русским царям и двум царицам, обладавшим совершенно противоположными характерами и нравами. Виктор Петраков сказал о том, что Савва Владиславич был человеком энциклопедических познаний и, как видно из его записей, его русский язык был настолько хорош, что даже лучшие лингвисты не могут поверить, что он по рождению был не русским, а сербом. Известный сербский историк доктор Славенко Терзич, нынешний посол Сербии в России, в своем выступлении упомянул о том, что за свою верную службу Савва Владиславич удостоился большого количества наград, вплоть до Ордена благоверного князя Александра Невского, а также графского титула. По словам Терзича, будучи выдающимся геополитиком, Савва высказал идею выхода России к Чёрному морю, и Пётр Великий взялся за реализацию этой идеи.

Трудно перечислить все области государственной, общественной и культурной жизни тогдашней России, в совершенствование которых Савва не внёс бы свой вклад. Он был инициатором чеканки медных денег в России, существенно содействовал развитию русского флота, торговых и дипломатических связей России со многими европейскими странами. Практически был автором «Степного уложения» как основного закона Сибири, составителем «Наставления для пограничников» — государственного документа, регулирующего отношения между российским правительством и сибирскими народами. Перевел с итальянского на русский язык «Славянское царство» М. Орбини.

Его вклад в русскую культуру поистине грандиозен. Ведь это Савва Владиславич выкупил из турецкого рабства эфиопского раба Ибрагима Ганнибала, прадеда величайшего русского поэтического гения Александра Сергеевича Пушкина, и доставил его ко двору Петра Великого. Так что и русская, и мировая литература обязаны этому сербу из Герцеговины, так как без него не было бы Пушкина.

Вершиной дипломатической деятельности Саввы Владиславича стало действо, разыгравшееся на огромном пространстве Азии, когда «Владиславичево посольство» после трехлетних переговоров (1725–1728 гг.) подписало знаменитый Кяхтинский договор, которым была установлена граница между Россией и Китаем. Этим договором были усилены торговые отношения двух стран, а о значении этой миссии Владиславича лучше всего говорит то обстоятельство, что с тех пор и до настоящего времени Россия практически не имела вооруженных конфликтов с Китаем.

Мало кто знает, что благодаря как раз герою нашего рассказа у сербов есть глубокие духовные связи с далекой российской республикой Бурятией и городом Кяхта. Именно этот знаменитый серб основал город в 1727 году. До Октябрьской революции город назывался Троицкосавск и представлял собой богатый русский центр на пути торговли чаем. Из-за его необычной красоты Троицкосавск называли «Венецией на песке». Занятно, но даже в России многие люди полагали, что город назван в честь Святой Троицы и своего основателя Саввы Владиславича-Рагузинского.

На самом же деле Савва Владиславич посвятил город своему небесному защитнику — Святому Савве Сербскому. Сегодня, благодаря усилиям кяхтинского священника отца Олега, начинается обновление изрядно разрушенного Троицко-Савского храма, посвященного Живоначальной Троице и Святому Савве Сербскому. В мае 2014 года отец Олег посетил Сербию и родину Саввы Герцеговину, а в храме Святого Саввы в Белграде подарил сербскому патриарху копию чудотворной иконы «Споручница грешных». И тогда же сказал, что хлопочет о возвращении городу первоначального названия Троицкосавск: «Грешно забывать своих родителей, учителей, благодетелей. Грешно и то, что мы забыли своего небесного покровителя — Святого Савву Сербского. Через 13 лет исполнится три века с тех пор, как его имя было дано нашему городу… Было бы хорошо в преддверии юбилея вернуть городу его законное, Богом данное имя, а нам всем мощного наставника и защитника перед Господом — Святого Савву Сербского».

Эти слова священника братской РПЦ свидетельствуют о том, насколько и сегодня сербов с русскими братьями связывают бессмертные дела их великих предков. Савва Владиславич и его небесный защитник Святой Савва Сербский и сегодня сплачивают и объединяют сербский и русский народы. Заканчивая рассказ об этом выдающемся представителе сербского и русского народов, привожу цитату, которая объединяет все сказанное выше о графе Савве Владиславиче и объясняет, что являлось стержневым элементом колоссального вклада этого серба в русскую государственность и культуру. Накануне торжественного открытия памятника Савве Владиславичу в далеком Шлиссельбурге русский священник, отслужив молебен, сказал следущее: «Самая важная связующая ткань между сербами и русскими – наша общая вера православная».

 

Источник – Слово

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.