Всё на продажу? Роман Елены Сазанович «Перевёрнутый мир»

Тема синематографа в кино и в литературе встречается не часто. Хотя у многих маститых авторов ХХ века (преимущественно столкнувшихся с киношным миром) из-под пера выходили шедевры о том, что происходит по ту сторону экрана. Например, Ремарк («Тени в раю») и Фицджеральд («Ночь нежна») откровенно ругали Голливуд и царящие там нравы. И это ту самую «фабрику грёз» Орсона Уэллса и Билли Уайдлера! Любопытно, что бы в этом случае написал тот же Фицджеральд о современном российском кинематографе, в котором шедевров мирового уровня не было уже ох как давно, а сериалы не выдерживают сравнения даже с home-video.


И в современной отечественной прозы этой теме посвящен роман Елены Сазанович «Перевернутый мир», вышедший в конце прошлого года в альманахе «Подвиг». По железным правилам «фабрики грёз» в первые десять минут фильма должна произойти так называемая перемена фокуса: когда вначале зритель думает, что фильм на одну тему, а в итоге оказывается совсем на другую. В романе Е. Сазанович — тот же самый приём. Первая часть — о жизни лесника, о мелодраматической любви (с уже подзабытыми современной литературой живописными описаниями природы). Но уже во второй — «фокус» кардинально меняется, когда герой перебирается в столицу. Вернее, в столичный кинобизнес. И здесь жизнь человека, привыкшего к искренности и простоте, ломается пошлым и продажным миром иллюзорных грёз. В действительности этот путь проходят многие актеры и режиссеры: приехав из провинции в мегаполис и попав в чудовищную мясорубку кинобизнеса, из настоящих, талантливых людей они очень быстро превращаются в примитивные гайки этого механизма. Вообще, фабула романа очень запутана. Главный герой – в недавнем прошлом лесник, приехавший в мегаполис в поисках любви, в результате невероятной случайности становится другим человеком, живет чужой жизнью в чужой квартире с чужой профессией («Чужой» — это первоначальное название романа). И постепенно превращается в «ещё одного актера»… В итоге он чувствует, что просто разучился жить (что тоже удел многих и многих).

Кстати, Елена Сазанович сама окончила ВГИК и не понаслышке знает, что такое кино. И каковы там правила игры. Игры в кино. «Самые лучшие актеры, конечно, у Диснея, — говорил Хичкок. — Плохого актера он просто стирает». Сегодня «стереть» хотелось бы не только многих актеров, но и многих режиссеров, и сценаристов вместе с их «творчеством», царящим в мире тотального воровства идей, сценариев, жён и фильмов. В перевёрнутом мире.

По законам жанра роман о кино очень кинематографичен – образы настолько яркие, что кажется, вот-вот узнаешь кого-нибудь из реальной «тусовки». Хотя, по словам Елены Сазанович, всё это – чистой воды выдумка. Впрочем, тема повторимости (тиражированности) в искусстве и, в частности, в кино очень актуальна сегодня. Там, где, казалось бы, должны править бал неповторимые творческие личности, – существует лишь некая однородная серая масса, создающая похожие серые фильмы. Клонированные актеры и сериалы – это и есть нынешний кинобизнес, ни больше ни меньше. С личностями слишком много проблем, с массой управляться куда легче. «Вы, кстати, замечали, как во многом повторяются люди? А в профессии это видно особенно…», — говорит один из персонажей «Перевёрнутого мира». — «И все же, я считаю, что каждый человек — уникальный и единственный в своем роде», — спорит с ним другой. И проигрывает. Ведь сегодня клонируются всё и вся, начиная от избирательных технологий и заканчивая книгами и фильмами. Такой «мировоззренческий винегрет» готовится ради манипулирования людьми, их сознанием. «Власть – деньги – власть» – такова новая рыночная формула.

Приговор автора однозначен: только природа может дать человеку счастье. «Я никогда не верил, что человек может быть одинок в большом городе. Наверное, потому что никогда в таком городе не жил, — размышляет главный герой. — Издалека мне казалось, что сбежать от одиночества можно. И бежать от одиночества нужно именно в столицу. Стоит только окунуться в толпу, услышать постоянный визг машин, ослепнуть от мигающих неоновых огней супермаркетов. И спрятаться наконец-то от одиночества. Я и понятия не имел, что здесь, в огромном городе, одиночество еще более страшное и еще более безнадежное. Вырваться из него гораздо труднее. Потому что им заражены все…»

Однако к концу романа вновь «перемена фокуса», и в итоге каждый получает своё. Здесь, как в известной ленте Анджея Вайды «Всё на продажу», где герои играют самих себя. В «Перевёрнутом мире» тоже постоянно кажется, что герои – реальные люди. Правда, в их изначальном, истинном «ракурсе». Впрочем, мы все играем самих себя, и здесь важно не разучиться жить в нынешнем мире перевёрнутых принципов и идеалов…

«Перевёрнутый мир» – серьезная философская притча о продаже души и в сущности о её продажности. Наверное, любой хоть раз в жизни продавался или «вёл переговоры» на этот счет. Таковы сегодняшние реалии. Это же случилось и с главным героем романа, когда он решает предать и продать свой свободный зелёный мир за «успешную и благополучную жизнь». И платит за это немалую цену, которая равна позору, унижению, раболепству и в конце концов – падению на самое дно, откуда он всё же попытается выбраться. Но возможно ли это, если сделка уже свершилась?

Это роман – о совести, о том, как человек попытается не потерять ее в нашем насквозь бессовестном мире. А также о выборе, когда выбора, чтобы выжить, практически нет. О выборе между добром и злом, между правдой и ложью. Между природой, «которая ни во что не играет, и, как правило, ее роль получается лучше всего», и человеком, погрязшим в своих никчемных играх, смирившимся с бездарной ролью потребителя, и раба собственной алчности. Это роман – о любви. О любви ко всему живому и духовному в мертвом бездушном мире. О любви к природе и человеку. Даже если человек сегодня этой любви не заслуживает. Поскольку смиренно принимает этот вывернутый наизнанку — перевёрнутый мир.


Алексей УВАРОВ.

Закрыть меню