Нация по имени Россия

Президент поддержал предложение о принятии закона о российской нации. А что такое «нация»? Тем более что такое «нация российская»? Решит наши внутренние проблемы такой закон или их только приумножит?


Несмотря на то, что весь мир называет всех граждан России (а до того – и СССР) русскими, и в начале, и в конце ХХ в. наше Отечество – Российская империя, а потом Советский Союз – было разрушено через разрыв межнациональной общности народа.

Проблема национального суверенитета только в нашей стране имеет этническое наполнение, в остальном мире национальный суверенитет выступает синонимом суверенитета народа. «Самым важным из принципов, провозглашенных Французской революцией, является принцип национального суверенитета», – писал в конце XIX в., как и другие конституционалисты той эпохи, профессор А. Эсмен. Суверенитет «у данного народа принадлежит всей нации, взятой как целое, и не может принадлежать кому-либо, кроме нее».

Нацией может быть только общность людей, сложившаяся вокруг национальной идеи и пронизанная национальной идеологией. «Национальное единение, которое особенно явно проявляется в критические моменты истории, формируется не программами и лозунгами, – подчеркивает наш выдающийся историк права И.А. Исаев, – а общей направленностью эмоций и стремлений народа, его этносом, архетипами национального сознания и бессознательного». Неразрывную связь нации и национальной идеи И.А. Исаев формулирует как онтологический закон, поскольку только идея позволяет сохранять нации как свое единство, так и свою идентичность.

Напомню, лишь к ХХ в. понятие народа стало тождественно пониманию нации, которая есть не расовая и не племенная, а (по И.В. Сталину) «исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры».

Почему я, как один из авторов Декларации о государственном суверенитете РСФСР, настоял в 1990 г. на формуле в п. 3: «Носителем суверенитета и источником государственной власти в РСФСР является ее многонациональный народ»? Потому что мы в тот момент были в РСФСР на грани рокового решения и могли своей рукой поделить общность граждан Федерации на несколько наций. В проекте было «русский и другие народы России», а в преамбуле уже говорилось во множественном числе о «воле народов РСФСР», что создавало основу для дальнейшего расщепления уже и Российской Федерации. Жаль, что не написали «многонациональный русский народ». Вдвойне жаль, что подобного понимания единства нации не смогли закрепить на уровне СССР.

Общая численность населения Российской Федерации на начало 2016 года – 146 519 759 чел. Что мы понимаем под многонациональным составом России?

До возвращения Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации из 142 856 536 чел., зафиксированных в ходе переписи 2010 г., свою национальность указали 137 227 107 чел., или 96,06%. Официально сегодня в России проживают люди 41 национальности, чья численность превышает 0,07% от числа всего населения. Есть и иные, меньшей численностью.

Русских по переписи 2010 г. – 111 016 896 чел., или 80,9% от числа указавших свою национальность. Татар – 5 310 649, или 3,87%, 1 927 988 украинцев (1,41%), башкир 1 584 554 (1,16%), чувашей – 1 435 872 (1,05%), чеченцев – 1 431 360 (1,04%), армян 1 182 388 (0,86%), 521 тыс. белорусов (0,36%) и т.д.

Но историческая Россия – это нечто большее, чем Российская Федерация. По первой общей российской переписи 28 января 1897 г., из которой тогда было исключено лишь Великое княжество Финляндское, в Российской империи было 126 411 736 душ обоего пола. В это число вошло русское население Бухары и Хивы. Всего же в пределах империи было зафиксировано 128 924 289 человек.

Статистика конца XIX в. детально прописала состав населения по вероисповеданиям (83,44% православных и единоверцев), по сословиям (сельские сословия – 82,55%), но применительно к национальному (этническому или, в терминологии той эпохи, племенному) составу данные были весьма приблизительны. Но и они показательны.

Русские – 72,5%, финны – 6,6%, поляки – 6,3%, литовцы – 3,9%, евреи – 3,4%, татары – 1,9%, башкиры – 1,5%, немцы – 1,3%, молдаване – 1,2%, шведы – 0,4%, киргизы – 0,2%, калмыки – 0,1%. Остальные (греки, болгары, армяне, цыгане и «прочие народности») – менее 0,1% каждый, все вместе – 0,7% от общей численности населения. Как подчеркивалось, племенной состав внеевропейских частей империи не был определен даже приблизительно.

Обращает на себя внимание отсутствие в статистике белорусов и украинцев. Их нет, как нет и великороссов – сто лет назад они все вместе и назывались русскими.

Что делать ныне? Согласиться, что наша нация дробится и распадается? Тогда примите как данность, что в РФ на 2010 г. жили и такие национальности, как казаки, поморы, сибиряки, вплоть до эльфов, ниндзя и гномов. Именно так люди себя определили при переписи. Может быть, наоборот, пора реабилитировать и вернуть в обиход понятие «великоросс»? Ведь именно здесь один из истоков трагедии 1991-го, в отождествлении великороссов с русскими.

Путаница с понятием «русский», закономерно завершившаяся неудачей попытка ввести вместо русскости понятие «советский народ» политически детерминированы. И. Сталин, А. Жданов и С. Киров в знаменитых «Замечаниях по поводу конспекта учебника по истории СССР» требовали, чтобы «история Великороссии не отрывалась от истории других народов СССР». Марксистская историография рассматривала историю России как историю народов СССР.

Многовековые недруги России неоднократно использовали многонациональный состав России для разрушения нашего государства. Этническая разноголосица действительно может быть причиной саморазрушения Российского государства.

Во-первых, межнациональные противоречия относятся к самым сложным и болезненным. Они формируются веками, и никакое сиюминутное решение не в силах такие противоречия устранить. Нужна длительная и кропотливая работа. Необходим длительный процесс выравнивания отношений.

Во-вторых, логика как межнациональных конфликтов, так и межнационального братства иррациональна, поскольку иррациональна и любая национальная идеология, которая, как отмечает И.А. Исаев, включает в свою структуру иррациональную энергетику национальной психологии. Подобно мифу национальная идеология выражает некую высшую реальность, которая избегает рационалистического анализа и расчленения.

В-третьих, у недругов России есть огромный опыт по разжиганию межнациональных и межрелигиозных конфликтов по всему миру, в том числе и у нас. Они знают, как выращивать или фабриковать нацеленные на сепаратизм и личную исключительность племенные элиты.

Но именно многонациональный состав России испокон веков обеспечивает успешное, порой триумфальное развитие нашей Русской цивилизации.

Во-первых, сложившись как государственная форма Восточнохристианской цивилизации, историческая Россия стала русским государством, причем критерием русскости никогда не была лишь этническая принадлежность.

Сердцевину русского духа выразила Декларация русской идентичности, предложенная 24 апреля 2014 г. Соборными слушаниями Всемирного русского народного собора (ВРНС) «Сергий Радонежский – объединитель русских земель». Вот определение русской идентичности.

Русский – это:

человек, считающий себя русским;

не имеющий иных этнических предпочтений;

говорящий на русском языке;

признающий православное христианство основой национальной духовной культуры;

ощущающий солидарность с судьбой русского народа.

Отсутствует хоть один из этих пяти признаков – мы имеем дело с кем угодно, но не с русским. Даже если он будет изумительно правильно говорить по-русски или размахивать своей многовековой вполне даже славянской родословной.

Во-вторых, государственное и правовое единство исторической многонациональной (полиэтнической) России скреплено не только русским языком, но и христианскими заповедями, которые давно стали важной частью самосознания населения России вне зависимости от этнической принадлежности индивида. Ислам и другие религии на территории России, как и само православие, давно обрели русские цивилизационные черты. Отсюда единство православных, мусульман, буддистов и иных верующих в России. Их объединяет общность духовная. Знание основ православной культуры есть код доступа в Восточнохристианскую (Русскую) цивилизацию. А вероучения – дело любой конфессии непосредственно.

В-третьих, на основе духовного, а не этнического единства всегда шло и государственное строительство России. Россия никогда не была национальным государством в европейском понимании этого слова. Она всегда была союзом народов. Если можно с полным на то основанием утверждать, что русский народ триедин, что он включил в себя великороссов, белорусов и украинцев (малороссов), то русская нация охватывает не только русский народ, но и объединенные с ним самой историей, братские ему по духу и образу жизни другие народы (этносы). Формой самоорганизации русской нации исторически были только царство, потом империя, а в современных условиях – федеративное (союзное) государство.

В.И. Ленин и большевики, которые изначально были противниками федеративного устройства государства, всегда исходили из конкретно-исторических условий, ради победы в гражданской войне они пошли на сотрудничество с национальными движениями. Ради создания объединенного государства – Советского Союза – большевики сконструировали национально-государственную федерацию (союзное государство).

Спор В.И. Ленина и И.В. Сталина «об автономизации» долго оценивался в СССР с позиции безоговорочной правоты Ленина, допускалась слепая переоценка достоинств социалистической федерации в условиях многонациональных обществ. Но возможные претензии к ее механизмам следует адресовать уже руководителям СССР 50–70-х гг., сделавшим ошибочный вывод о ней как о полнокровной форме организации многонационального социалистического государства, рассчитанной на длительный исторический срок.

В годы обвала конца 80-х, когда то ли «недомыслители» из ЦК КПСС, то ли советская пятая колонна дали новую жизнь сепаратистам в Прибалтике, Закавказье и Молдавии. В СССР мы дружно сожалели о наличии в Конституции СССР права на выход союзных республик из Союза СССР, уверяя друг друга, что в 1922 г. прав был И.В. Сталин: надо было все окраины включить в РСФСР на правах автономии.

И вновь мы поторопились. Как и в 1991 г., когда наивно упрекали СССР в сверхцентрализации и деформировании в сторону унитаризма, в том, что «искажения ленинской национальной политики коснулись всех народов». Оценивать Союзный договор 1922 г. следует исходя из адекватного восприятия конкретно-исторической ситуации. Можно ли представить себе сейчас, в 2016-м, чтобы Беларусь, Казахстан, Украина и кто-либо еще вдруг захотел войти в состав РФ на правах автономии?

Невозможно!

Опять пришло время анализировать особенности уже нашей, сегодняшней конкретно-исторической ситуации, детали момента, нами непосредственно переживаемого. Ныне, как и 95 лет назад, объединение исторически и культурно близких народов возможно только на основе национально-государственного устройства. Лишь в союзном государстве, как ранее в империи Византийской или Российской, общая духовность позволит сохраниться даже не включающимся в русскую нацию народам.

Хочу напомнить, что Российская Федерация хоть и называется Россией – это всего лишь самый большой осколок исторической России. Трагизм последствий 1991 г. и в том, что русские и даже великороссы стали расчлененным народом, и в том, что от России были отторгнуты и народы, и огромные пространства, за многие века ставшие неотъемлемой частью исторической России. Собирать ту – большую – Россию надо бережно, во-первых, сделав РФ привлекательным центром социально-экономического притяжения, евразийским лидером развития, и, во-вторых, предложив послесоветскому пространству новую, более эффективную модель Союзного государства.

С российской реинтеграцией или, скажем дипломатичнее, с интеграцией евразийской нельзя тянуть. На фоне многих событий в мире, да и на постсоветском пространстве, особенно событий на Украине в 2014–2015 гг., мы видим, что «государства и религии разделяют людей, и это пока приводит к созданию идеологических, политических и религиозных «лагерей», а также к их противоборству, вплоть до применения оружия массового поражения».

Федерация и демократия возможны только там, подчеркивал И.А. Ильин, «где в народе воспитано чувство долга, где ему присущи свободная лояльность, верность обязательствам и договорам, чувство собственного достоинства и чести и способность к общинному и государственному самоуправлению».

При формировании эффективного и благополучного Союзного государства особенно важен опыт государственного представительства проживающих в России этносов, больших и малых народов. Например, в верхней палате Союзного государства (в СССР, например, это был Совет Национальностей). Либо такой опыт следует учесть при формировании Союзной Общественной палаты. Да и при формировании Общественной палаты Российской Федерации.

Ход этих рассуждений должен быть положен в основу серьезной конституционной реформы Российской Федерации и учитываться при политико-правовом развитии Евразийского экономического союза, геополитическим ядром которого исторически выступает Россия. А единство людей, образующих Россию, может быть только русской нацией.

Сергей Бабурин

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.