Противоречивая стабильность

Россия вступила в исключительно ответственный период своей истории. В период, который на годы, а возможно, и на десятилетия определит пути ее дальнейшего развития и положения в мире. На вопрос, как сложится ситуация в стране к 2009 г., после выборов федерального парламента и президента страны, до которых согласно Конституции РФ осталось менее года, едва ли сейчас кто-либо может дать удовлетворительно аргументированный, обоснованный прогноз. Даже опираясь на официальные данные о результатах региональных выборов 11 марта, проводившихся в 14 субъектах Федерации и охвативших почти четверть всех российских избирателей, которые еще задолго до их проведения называли «генеральной репетицией» думских выборов 2007 г. Единственно, что можно прогнозировать с достаточной степенью уверенности, так это то, что в России предстоит острая политическая борьба. Более того, в ближайшие годы страну, скорее всего, ожидают новые вызовы, прежде всего социального и экономического характера.



Во многом сохраняющаяся социальная неустойчивость объясняется тем, что значительное большинство россиян до сих пор не готовы смириться с проведенной в стране приватизацией. Об этом свидетельствуют различные социологические исследования. Одно из наиболее капитальных из них (были опрошены 2800 россиян из всех основных групп населения в 54 городах и населенных пунктах всех участвовавших в выборах федеральных округов), проведенное сотрудниками Института социально-политических исследований РАН, рисует следующую картину отношения россиян к итогам приватизации: 77% респондентов уверены, что большинство хозяев крупной частной собственности владеют ею не по праву; 81% — считает, что в результате приватизации произошло разграбление национальных богатств страны; 70% опрошенных полагают, что живут сегодня в условиях «кланового, полукриминального, олигархического капитализма». Подавляющее большинство респондентов положительно отнеслось бы к частичному пересмотру итогов приватизации, если выяснится, что в каждом конкретном случае собственность была получена криминальным путем. Правда, многие респонденты не стремятся к массовому пересмотру итогов приватизации, но только потому, что «не верят в законность и справедливость» нового передела собственности. Разумеется, это слабое утешение, ибо такое суждение прямо предполагает возможность и даже оправданность нового социального катаклизма. По мнению большинства опрошенных, бизнес должен исправлять ошибки, допущенные в ходе приватизации, прежде всего путем повышения своей социальной ответственности.

Как показывает исследование, ни большая часть населения, ни принявшие в нем участие эксперты (были опрошены также 700 экспертов из числа госслужащих, журналистов, ученых, сотрудников правоохранительных органов) в то же время не ожидают массовой национализации крупной частной собственности, так как не видят силы, которая смогла бы осуществить ее в широком масштабе. Тем не менее, по мнению большинства респондентов, присутствие государства должно стать доминирующим в топливно-энергетическом и оборонно-промышленном комплексах, в добывающих отраслях промышленности. Реформу электроэнергетики, предполагающую передачу в частные руки генерирующих мощностей, положительно оценил лишь 1% опрошенных.

Самой большой неожиданностью на прошедших в марте 2007 г. региональных выборах, по словам главы Фонда эффективной политики Г.Павловского, было (во всяком случае для него) то, что «Справедливая Россия» показала свою неконкурентоспособность в борьбе с левыми партиями, хотя основным мотивом ее создания была борьба именно за левый электорат. Коммунисты показали почти такие же результаты, а кое-где даже лучше. И если «Справедливая Россия» не привлекает левый электорат, значит, она отбирает голоса у «Единой России». Подозрения на этот счет существовали еще до выборов. Сейчас они подтвердились». Но, продолжает Г.Павловский, «при альянсе с коммунистами «Справедливая Россия» из пропутинской партии превращается в антипутинскую..».

В то же время региональные выборы показали, что твердой монополии партии власти в стране больше нет, ибо в ряде случаев противоречия между «Единой Россией» и «Справедливой» были совсем не шуточными, а, напротив, вполне реальными и даже с тенденцией к дальнейшему обострению. Подчас они оказывались даже более жесткими, чем между различными оппо-зиционными силами и ЕР. В публикациях СМИ, в наружной рекламе, оплаченной в открытую с официального счета СР, например, открыто выдвигались обвинения в адрес ЕР и представителей этой партии, которые назывались «казнокрадами», «наркодилерами» и т.п. Комплект подобной агитации был даже арестован по решению суда. И все же, заявил секретарь президиума Генерального совета ЕР В.Володин, «второй результат в большинстве территорий — у КПРФ. Соответственно, коммунисты являются нашим основным оппонентом».

Лидер «единоросов» Б.Грызлов с явным беспокойством отмечал, что в стране «в настоящее время активизировались левые идеи». Об этом, в частности, убедительно свидетельствуют и сравнительные данные о расходах ЕР, СР и КПРФ на выборы и их результатах. Так, считая по консолидированным (т.е. по всем регионам, где проходили выборы) результатам выборов, ЕР получила 60% мандатов, официально потратив на это 600-700 млн. руб., СР — 11,5%, израсходовав 500-600 млн. руб., а КПРФ — 12,5% мандатов, вложив в предвыборную кампанию всего 25 млн. руб. Иными словами, «единоросам» пришлось потратить на каждый полученный мандат примерно в шесть раз больше средств, чем коммунистам. И это не учитывая зарегистрированных фактов фальсификации итогов выборов, имевших место в ряде случаев*).

Вместе с тем отчетливо обнаружилось, что на исход выборов самое серьезное воздействие оказывает экономическое и социальное положение в стране. Россия вступила в 2007 г. с рядом весьма обнадеживающих хозяйственных показателей. По золотовалютным резервам она вышла на третье место в мире; по ВВП достигла наконец показателей дореформенного и еще относительно спокойного 1989 г.; уровень частного потребления за годы реформ вырос на 167%; у страны почти не осталось государственных долгов (6% ВВП, а было 70%) и т.д.

Однако сохраняются и весьма настораживающие симптомы. Как сообщает Минфин, поступление доходов в бюджет за январь — февраль 2007 г. выполнено на 56,6% от плана на первый квартал, в то время как план первого квартала по расходам за первые два месяца этого года исполнен почти на 75%. Если даже в 1999 г. по индексу развития человеческого потенциала Россия занимала 30-е место в мире и входила в группу стран высокого уровня, то в 2000 г. она откатилась на 57-е место, перейдя в среднюю группу, а сейчас оказалась уже на 62-м месте при экономическом росте почти в 7%. Численность занятого населения в стране сократилась с 75 млн. до 65 млн. (за те же годы, правда, число чиновников возросло почти вдвое). При этом, как отмечал президент Торгово-промышленной палаты академик Е.Примаков, доля нашей страны в мировом наукоемком экспорте гражданской продукции не превышает половины процента, в то время как доля США составляет 36%, Японии -30%, Германии -16% и даже Китая — уже 6%.

Характерным примером в этом отношении является Индия. Индийские программисты, сконцентрированные в Бангалоре — этой своеобразной копии американской Силиконовой долины, за последние два года вышли уже на уровень около 70% мирового оффшорного программирования, имея от этого доход около 25 млрд. долл., что лишь немногим меньше того, что получает Россия от экспорта газа.

Возможное снижение доходов российского бюджета от сырьевого экспорта можно компенсировать только кардинальным оживлением хозяйственной деятельности внутри страны. Однако такие стратегически важные ее отрасли, как машиностроение и другие высокие технологии, у нас пока что далеко не всегда конкурентоспособны. Как отмечал известный экономист и политик А.Лифшиц, в России импорт растет в семь раз быстрее экономики. Во многом это объясняется уровнем «интеллектуального потенциала молодежи». Но, по сведениям ЮНЕСКО, Россия по этому показателю скатилась с 3-го места в мире (1953 г.) на 40-е; по другим данным — на 47-е. За последние 5 лет число школьников снизилось с 20 до 15 миллионов, что, в частности, привело к тому, что каждый десятый солдат-призывник не умеет читать и писать.

Все быстрее бежит из страны частный капитал. Так, по данным Банка международных расчетов (БМР), если в конце 2005 г. россияне держали на депозитах в иностранных банках 153 млрд. долл., то к концу 2006 г. эта цифра возросла уже до 219,6 млрд. долл., что значительно больше, чем вклады в банках внутри страны, и даже больше, чем годовой российский бюджет.

Кроме объективных экономических показателей экономического состояния России, есть и многочисленные рейтинги, которые составляются по результатам субъективных опросов. Но и эти рейтинги отнюдь не внушают оптимизма. Так, на основании соответствующих опросов по глобальной конкурентоспособности России отводится 62-е место, по экономической свободе — 102-е, по коррупционному давлению на бизнес — 108-е, по уровню независимости судебной системы — 110-е, по восприятию коррупции гражданами — 127-е и т.д. В целом, по оценке ООН, Россия в 2006 г. по уровню благополучия заняла 62-е место из 177, опустившись по сравнению с предшествующим годом на пять мест.

По оценке докторов физико-математических наук, ведущих научных сотрудников Института проблем механики и Института проблем технологии микроэлектроники РАН В.Бояринцева и Л.Фионовой, Россия является единственной страной в Европе, где минимальный размер оплаты труда составляет лишь 35% прожиточного минимума. Меньше средней зарплаты в России получают 62,5% работающих людей. Из более чем 38 млн. пенсионеров пенсию ниже средней получает почти половина. Для 45% пенсионеров денег хватает только на питание, для 48% их не хватает даже на это. В то же время в России насчитывается около 20 тыс. мультимиллионеров (большая часть из них находится в Москве), на долю которых приходится 30% всех доходов населения.

Быстрыми темпами нарастает в стране и еще одна финансовая проблема. Россию накрыл потребительский бум. По данным Центробанка, россияне уже набрали кредитов на 2 триллиона рублей, что составляет более половины всех вкладов в банках. Только за последний год долг среднего россиянина перед банками вырос на 75%. В то же время вклады росли вдвое медленнее, а «матрасные» накопления быстро таяли. Но кредиты надо отдавать, а все больше получателей кредитов не в силах справиться с взваленным на себя долговым бременем. Объем просроченных кредитов только за прошлый год вырос в 2,5 раза. Пока еще он не достиг уровня, грозящего «кредитным обвалом». Но что произойдет в близком будущем, особенно учитывая нестабильность мировых цен на нефть, едва ли можно предсказать с достаточной степенью уверенности. Во всяком случае, если в 2006 г. общий объем кредитов составлял менее половины находящихся в банках сбережений, то в 2007 г. он уже значительно превысил соответствующую сумму.

Конечно, ни один из отмеченных выше факторов сам по себе, как, например, и практически массовое возмущение деятельностью министра здравоохранения и социального развития М.Зурабова, который уже достаточно давно превратился в одну из наиболее одиозных фигур в Правительстве РФ, не представляется поводом для возникновения серьезных потрясений. Однако способствовать сгущению критической массы недовольства, особенно в условиях неизбежного обострения предвыборной борьбы и очевидной скудости талантов на властной скамейке запасных, они, безусловно, могут. Российское общество уже начинают разделять трещины, которые проходят по разным направлениям — социальному, национальному, территориальному, конфессиональному и т.д. И все это — на фоне серьезных геополитических сдвигов, которые происходят по всему периметру за пределами наших границ.

Сегодня «вертикаль власти», выстроенная президентом В.Путиным, выглядит относительно более прочной, чем в начале века. Но не случайно, видимо, в далеко не одноплановых средствах массовой информации в последнее время проводится мысль о том, что и в 1915 г., и в 1989 г. мало кто предполагал, что спустя всего два года Российская империя и соответственно СССР исчезнут с политической карты мира. Все это свидетельствует о том, что для безответственного благодушия и самоуспокоенности места быть не должно. В самом фундаменте российского социума действуют и продолжают усиливаться глубинные толчки. Сдается, что именно социальный вектор (при всем значении структурно-политических модификаций) может обозначить одну из главных угроз национальной безопасности. Тем более что Россия уже переживает переломный политический момент.

Профессор Александр Кислов

  • * На заседании Госдумы коммунисты продемонстрировали, например, копию протокола одной из избирательных комиссий в Дагестане, в котором говорилось, что «явка составила 99% на всех 48 участках района, 100% избирателей проголосовали за «Единую Россию». Подобные «данные» тем более удивительны, что на предыдущих выборах в местный парламент Дагестана КПРФ набрала в целом 18,3%, а на мартовских не сумела даже перешагнуть семипроцентный барьер, получив всего 6,79% голосов. В результате вскрытия в Дагестане фальсификации выборов на ряде участков на семи из них результаты выборов были аннулированы и было возбуждено два уголовных дела по фактам воспрепятствования избирательному процессу.
Закрыть меню