Закон и жизнь: всегда ли им по пути?

Люди, которые пишут в газету, прямы и заинтересованы. Помыслы их устремлены к победе правды и добра. К сожалению, реальность такова, что любая идея, любой замысел должны излагаться в соответствии с законом. Иначе им трудно пробить дорогу в жизнь. Но и закон не всегда является гарантией

 

Хотелось бы рассмотреть этот довод на примере складывающихся правоотношений в самом молодом регионе страны – городе федерального значения Севастополе. Формально население города составляет 300 000 человек. Однако многие жители до сих пор проживают в нём незаконно, при отсутствии паспортов граждан РФ. В основном это бывшие граждане Украины, которые стремятся получить статус российских граждан, но не могут этого сделать в силу ряда причин.

Фактически с первого дня присоединения Крыма к России правительством был принят Федеральный конституционный закон № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополь». Согласно ему, со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на этот день на территории города федерального значения Севастополя, признаются гражданами Российской Федерации, за исключением лиц, которые в течение одного месяца после этого дня заявят о своём желании сохранить имеющиеся у них и (или) их несовершеннолетних детей иное гражданство либо остаться лицами без гражданства.

Замечательный закон, чёткий и определённый. Однако он встретил неимоверные трудности при его применении. Как простым гражданам доказать, что на день вступления Республики Крым и города Севастополь в состав Российской Федерации — 18 марта 2014 года — они постоянно проживали на заветных территориях? На этот случай в гражданском судопроизводстве существует специальное понятие «установление юридического факта». В данном случае — установление юридического факта постоянного проживания на территории г. Севастополя на 18 марта 2014 года.

Порядок доказательства этого факта через суд подтвердил Конституционный суд Российской Федерации, который установил: «Исходя из того, что вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации, а неисполнение судебного постановления, равно как и иное проявление неуважения к суду, влечёт за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом (части вторая и третья статьи 13 ГПК Российской Федерации), вступившее в законную силу судебное решение об установлении факта постоянного проживания гражданина Украины на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя по состоянию на 18 марта 2014 года является достаточным и безусловным основанием для признания его уполномоченным органом в установленном порядке гражданином Российской Федерации в соответствии с частью 1 статьи 4 Федерального конституционного закона «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя».

Но вот только буксует Федеральный конституционный закон, как аналогично буксует и постановление Конституционного суда Российской Федерации. Существует, оказывается, сила, способная противостоять Закону и Конституции РФ, и такой силой являются наши доблестные правоохранительные органы. Парадокс, но вместо защиты закона ему оказывают противодействие.

Позиция структур МВД России становится понятной, если вдуматься в механизм сопротивления закону. Ведь если миграционная служба МВД при наличии судебного решения об установлении юридического факта просто выдаёт гражданам российские паспорта на основании судебного решения, то где здесь смысл существования право-охранительной системы и где материальный стимул? Сотрудники полиции утрачивают право последнего слова о том, можно выдать гражданину российский паспорт или отказать в его выдаче. Они не желают брать за основу судебное решение, они просто-таки жаждут чинить самостоятельную проверку, которая к тому же стоит по 3500 рублей за каждого гражданина.

Причём внешне всё выглядит пристойно. Положения Федерального конституционного закона руководители миграционной службы «привязывают» к Указу Президента Российской Федерации от 2002 года, обязывающего проводить проверку в случае обращения граждан с заявлением о выдаче нового паспорта при его утере либо краже.

Между тем в том же 2002 году вышел в свет фундаментальный закон: Федеральный закон «О гражданстве», предусматривающий и регулирующий с помощью статьи 17 правоотношения, связанные с изменением границ Российской Федерации. Этим законом устанавливается право граждан, оказавшихся на территории России при изменении границ, на свободный выбор гражданства. Такое явление называется оптация и не предусматривает какой-либо дополнительной проверки, будучи управляемым условиями постоянного проживания гражданина на территории Российской Федерации и его волеизъявлением. Также особенность оптации как основания приобретения российского гражданства является то, что лица, оптирующие его, освобождаются от требований, установленных при приёме в гражданство. Но для правоохранительных органов данный закон не существует, видимо, потому что он для них не интересен.

Вот оно, противостояние силовых структур и закона! Это неприятно, а если вдуматься, даже страшно. Страшно потому, что явление неподчинения закону утверждает в обществе сермяжную правду тёмного мужика: «Закон что дышло…». И, как ни печально, распространяется эта «правда» на многие реалии нашей жизни.

Рассмотрим одну из постоянных тем нашего издания – права современного казачества в свете закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», Постановления Верховного Совета Российской Федерации «О реабилитации казачества». Где плоды реабилитации, провозглашённой указанными законами? Чего добились потомки нашего славного казачества, воспетого Львом Толстым, Михаилом Шолоховым? Печальный ответ на поставленные вопросы заставляет вспомнить о той же сермяжной правде.

Думается, в данном случае причина кроется в том, что принятые нормы наряду с другими аналогичными законами носили некий популистский, кампанейский характер. Вспомним, что одновременно с приведёнными законами были приняты: постановления Верховного Совета РФ «О реабилитации российских корейцев» (1 апреля 1993 г.), «О реабилитации российских финнов» (29 июня 1993), Указы Президента Российской Федерации «О мерах по реабилитации карачаевского народа и государственной поддержке его возрождения и развития» (30 мая 1994), «О мерах по реабилитации калмыцкого народа и государственной политике его возрождения и развития» (25 декабря 1993), «О мерах по реабилитации балкарского народа и государственной поддержке его возрождения и развития» (3 марта 1994), «О восстановлении справедливости в отношении репрессированных в 20–30-е годы представителей якутского народа» (26 апреля 1994).

Во всех нормативных актах совершенно справедливо указано на недопустимость политики произвола и беззакония, сложившейся ранее. Но для того, чтобы понять причины малой эффективности политики возрождения народов, достаточно сопоставить содержание основополагающих статей Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Статьей 2 этого Закона определено: «Репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся общности людей, например, казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождающаяся их насильственным переселением, упразднившая национально-государственные образования, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения».

Но положения статьи 3 при внешней её позитивности содержат скрытый «тормоз» в виде требования одновременно с признанием права народов на восстановление территориальной целостности — неущемления прав проживающих на этих территориях в настоящее время граждан.

Отсюда следует, что направлением деятельности правозащитников необходимо считать доработку ранее принятых законов, разъяснение их толкования через законодательные органы Российской Федерации, через Конституционный суд РФ.

Но работать в заданном направлении возможно и сейчас, используя имеющиеся правовые ресурсы в том виде, в каком они приняты. Бездействовать нельзя, под лежачий камень вода не течет. Всё неподвижное немедленно уходит в забвение, а это недопустимо. Как говорится, все вопросы – к Совету при Президенте Российской Федерации по вопросам казачества (Распоряжение Президента Российской Федерации о Совете при Президенте Российской Федерации по делам казачества № 150п от 12 января 2009 года с изменениями и дополнениями).

1 июля 1993 года в Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» была внесена ст. 3.1, в соответствии с которой к репрессированным гражданам и народам стало возможным применение Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» — закона более конкретного и правоприменительного во всех отношениях.

Взять, к примеру, статью 16.1 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Вот отдельные положения этой статьи: «Реабилитированным лицам (по аналогии читай «физическим и юридическим, а также общественным объединениям») возвращается конфискованное, изъятое и вышедшее иным путём из их владения в связи с репрессиями имущество, либо возмещается его стоимость, либо выплачивается денежная компенсация… Имущество возвращают государственные и общественный организации, у которых оно находится… Возврат имущества производится репрессированным лицам по месту нахождения или реализации этого имущества на момент применения репрессий независимо от того, где были репрессированы и проживают в настоящее время реабилитированные лица… Решения о возврате имущества принимают органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления на основании заключений комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий… Споры, связанные с возвратом имущества, возмещения его стоимости или выплатой денежной компенсации, разрешаются судом».

Развивать и применять всеми силами законы о реабилитации – право и долг славных сынов и дочерей российского казачества.

Татьяна Захарова, адвокат, тел: +7 (903) 509-80-13, +7(495) 922-21-05


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.