Доступны ли Трампу «Жезлы Господни»

Президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, генерал-полковник Леонид Ивашов беседует с главным редактором газеты «Советская Россия» Валентином Чикиным

 

В.Ч. Леонид Григорьевич, здравствуйте! Спасибо, что в очередной раз прибыли в нашу редакцию. У наших читателей возникло много вопросов по поводу российско-американских отношений в связи с синдромом Трампа. Я попытался обобщить читательский интерес и скажу Вам: людей предметно интересует состояние вооруженных сил США и России, каково может быть их противостояние и чего ждать от непредсказуемого Трампа. Но прежде всего как Вы расцениваете саму его победу на выборах и будущее отношений между Москвой и Вашингтоном? И первый вопрос: почему победил Трамп, и что ждет саму Америку?

Л.И. Знаете, Валентин Васильевич, когда я читал постинаугурационную речь 45-го президента США, мне вдруг вспомнилась ленинская работа «Социалистическое отечество в опасности!». По лексическому темпераменту, по духу некоторые фразы у Трампа звучат действительно революционно. Помните, как он безапелляционно заявляет:

«Отныне у нас будет новый принцип управления страной: Америка – первая. Америка – впереди… И мы снова сделаем Америку великой». Что это за «новые принципы» управления мировой державой, и почему «снова сделаем Америку великой»? Надо понимать, что США в какой-то момент перестали быть великой державой?

Или вот провозглашается: «Мы возвращаем власть вам – народу»… «Слишком долго небольшая группа людей действовала в своих интересах». Так и представляется, какие чубайсы-то с ходорковскими, хорошавины с гайзерами и захарченко обескровили госказну, и народ не может понять, когда исчезло его десятилетиями наработанное состояние. Ну, в России это – уже зафиксированные факты. А разве это могло стать глобальной проблемой Америки? Скорее, новый президент США бросает вызов мировым финансовым империям: Ротшильдам, Ватикану, Рокфеллерам. Возвращение власти народу – это установление контроля над финансами государства. Но это уже революция, более мощное движение, чем «Захвати Уолл-стрит»… Такое в Америке случается не впервые. Предпринимал попытки вернуть власть народу, «украденную» финансовыми воротилами, еще Авраам Линкольн, последним был Джон Кеннеди. Судьба их печальна. Так что Трамп встает на ту же тропу. Далеко ли зайдет?

Вслушаемся еще в некоторые фразы Д. Трампа: «Никто не думал о миллионах рабочих, оставшихся без работы…» «Всё будет служить американской нации…» «Мы вернем наши границы, наше благосостояние, наши рабочие места и наши мечты… Вместе мы сделаем Америку сильной, богатой, гордой, безопасной».

Поэтому следует ожидать от команды Трампа новой или сильно модернизированной геополитической доктрины, которая повлечет серьезные изменения во внутренней и внешней политике. Такая политика сегодня востребована американским обществом.

В.Ч. А не окажется ли все это предвыборной риторикой? Ведь наши кандидаты тоже многое обещают, но в реальности обещания повисают в воздухе.

Л.И. Дональд Трамп всю кампанию построил на требованиях возвращения в США индустриального производства и выведенных из страны триллионах долларов. Он постоянно говорит о нищете, о разрушении системы образования, о царствующих бандах, о грабителях и наркомании. И сразу после вступления в должность подписал ряд документов, доказывающих серьезность его намерений.

К примеру, вышел из Транстихоокеанского соглашения о партнерстве, которое, как и Трансатлантическое соглашение, являлось главным заключительным аккордом уходившего президента Обамы. Тут же принял решение о строительстве двух трубопроводов, которые ранее были под запретом, обложил пошлинами американские компании, производящие продукцию за рубежом и поставляющие ее в Штаты…

Дональд Трамп и его команда не просто намереваются вернуть производство и, естественно, деньги на территорию Америки, чтобы восстановить тот же автомобильный гигант Детройт. У Трампа амбиции сделать Соединенные Штаты мировым лидером новейшей экономики, базирующейся на шестом технологическом укладе. И это будут не просто рабочие места, а высокоинтеллектуальные трудовые коллективы. Причем, как отметил 45-й президент США, эта новейшая продукция будет делаться руками американцев, а не гастарбайтеров. Сие означает еще один мощный социальный аспект: рост интеллектуально-технологического уровня развития населения. Не зря же Трамп резко критиковал современную систему образования США. В такое перспективное высокоинтеллектуальное производство обязательно потянется крупный и, главное, средний бизнес. Роботизация, цифровизация, нано-, биотехнологии – все, что относится к шестому технологическому укладу, прочитывается в новой стратегии. И, видимо, это – главный конек внутреннего развития Америки. На этом направлении будут сосредоточены основные кадровые и интеллектуальные ресурсы команды Трампа. От многих второстепенных, в том числе международных, программ, планов поддержки дружественных режимов Трамп откажется.

Для этих же целей – подъема качественного уровня населения и его развития – он уже ограничил миграционные потоки и даже запустил строительство стены на американо-мексиканской границе. Закрывается он и от беженцев с Ближнего Востока – как от потенциальных террористов и нахлебников, как от будущей угрозы существования Америки. То есть, новый президент серьезно думает о своей стране, о безопасности. Ибо все, чего достигнет промышленность высокого технологического уклада, будет немедленно транслироваться в системы вооружений, в безопасность.

В.Ч. Вот об этом, о военных намерениях нового президента США и хотелось бы поговорить поподробнее. Потому что в российских СМИ и в политологических кругах утверждалось, что Х. Клинтон – это война, а Д. Трамп – это мир и дружба России с Америкой. И даже затрубили о предстоящем роспуске НАТО.

Л.И. Трамп, конечно, знает, что огромная часть военного бюджета США размазывается по необъятным просторам бесконечных войн в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии. Деньги идут на зарплаты и страховки, на боеприпасы и ремонт, на топливо и транспортировку, а также на снабжение – от ракет до туалетной бумаги и услуг дантиста. Естественно, везде коррупция, откаты, закупки по завышенным ценам.

Транснациональные корпорации и банковский сектор США, развязав силовые проекты по всему миру, истощили американского налогоплательщика. К тому же американский финансовый капитал уходит на Восток, еще более оголяя американскую экономику и формируя новый центр накопления капиталов. И это понимание есть у значительной части элиты. Поэтому вместе со сменой президентов должны меняться и доктринальные установки. Успех Трампа – это прежде всего успех национальных интересов, американского капитала над транснациональным. Но успех всего лишь тактический.

Однако не нужно строить иллюзий, что с приходом в Белый дом нового президента угрозы в адрес России уменьшатся. Моя оценка ситуации такова: неизменным было, есть и будет упорное стремление США ослабить экономическую и военную мощь РФ, ее международное влияние, расколоть нашу страну на несколько государственных образований, затормозить или разрушить интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Это стратегическая цель любой американской администрации, она преемственна, и Трамп не исключение.

Механизмы достижения целей всегда совершенствовались – так будет и на этот раз. Трамп более рационален и прагматичен, чем Обама. Можно ожидать, что новая команда Белого дома откажется от некоторых программ развития стратегических ядерных сил, от массового производства тяжелой и дорогостоящей военной техники. Но сделает приоритетным направлением массовое производство гиперзвуковых крылатых ракет, беспилотников (дронов) разных модификаций, киберустройств, роботов, гиперзвукового высокоточного оружия, космических вооружений. Это повлечет изменение основ военной стратегии и тактики действий в пользу нелетальных (гибридных) способов ведения войны (операции мягкой силы) и избирательных действий.

В.Ч. Мы не раз с Вами говорили о стратегии быстрого глобального удара, о глобальной системе ПРО. Это тоже довольно дорогостоящие программы. Да к тому же сейчас в Штатах раскручивается кампания о катастрофическом состоянии стратегических ядерных вооружений. Не сделает ли Трамп ставку на модернизацию ядерного оружия, а от чего-то – например, от ПРО, откажется?

Л.И. Убежден: этого не произойдет. Скорее, произойдет обратное.

Сейчас по поручению сената США проводится исследование состояния СЯС – стратегических ядерных сил (ядерный обзор). После «ядерного обзора» в рамках скорректированной геополитической доктрины будут приняты новая военная и внешнеполитическая стратегии. О возможных направлениях и вариантах поговорим позже. А сейчас краткая справка о результатах «ядерного обзора» 2000 г. и нынешнем состоянии американских СЯС (СНВ).

В начале 2000-х был сделан вывод о необходимости понижения роли СНВ и были приняты два важных стратегических решения: развертывание глобальной многоярусной системы ПРО и принятие концепции быстрого глобального удара. В последующем, при Обаме–Медведеве, был подписан Договор СНВ-3, облегчающий американцам реализацию этих решений. Сегодня США также стоят перед выбором. И главный вопрос: что делать со стратегическими ядерными вооружениями? Позиция администрации Дж. Буша заключалась в следующем: обмен ракетно-ядерными ударами с Россией нежелателен и невозможен, поскольку приведет к взаимному уничтожению. Поэтому ставка была сделана на стратегию быстрого глобального удара, в результате которого большая часть российских СЯС должна быть уничтожена, страна поставлена на колени, а возможный ответный удар будет нейтрализован развернутой глобальной системой ПРО. Реформы Сердюкова–Макарова способствовали реализации американских планов.

Со сменой руководства Минобороны РФ и выделением дополнительных финансовых средств на оборону ситуация стала меняться кардинально. С одной стороны, Россия заложила разработку новых ракетно-ядерных комплексов, обладающих повышенным потенциалом преодоления ПРО. С другой – приняла меры к усилению фактора неядерного сдерживания, что и было зафиксировано в новой военной доктрине РФ. Да и в действиях против террористических структур на сирийском фронте продемонстрировала боевые возможности этого фактора в виде дальнобойных высокоточных крылатых ракет и применения стратегической авиации. С третьей стороны, Россия в военном отношении сильно «задружилась» с Китаем, в том числе и против американских стратегий быстрого глобального удара и ПРО. Так что стратегические решения Дж. Буша, продолженные Б. Обамой, не принесли ожидаемого эффекта.

Какое ядерное наследство получает Д. Трамп? Вот еще справка по имеющимся источникам.

Американские средства доставки ядерного оружия находятся в состоянии упадка. Стратегическая авиация: к 2015 году США сумели сохранить лишь 65 самолетов, из которых 44 являются древними Б-52, и которые должны были быть сняты с вооружения еще в 1996 году. Но именно они и по сей день составляют костяк американской стратегической авиации. Б-52 остаются единственными носителями крылатых ракет большой дальности с ядерной боевой частью. Последний

Б-52H вышел из сборочного цеха 26 октября 1962 года. Провалены попытки достичь преимущества с самолетами-невидимками: они не несут крылатых ракет большой дальности, а только бомбы. А наши «МиГи» и «Сухие» хорошо их видят на фоне земли.

В США имеется всего лишь один тип межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования. Это «Минитмен-3» – изделие времен вьетнамской войны, устаревшее морально и технически.

В сухом остатке на вооружении стратегических ядерных сил США в их наземной компоненте остается 450 полностью устаревших МБР, не имеющих средств преодоления противоракетной обороны.

Несколько лучше складывается ситуация с баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ). К 2000 году США планировали иметь 480 баллистических ракет, размещенных на 20 атомных подводных лодках, но на сегодня в составе ВМС США 14 таких подводных лодок с 336 баллистическими ракетами. Они, несомненно, являются самыми боеспособными из ядерной триады США. Однако подлодки класса «Огайо» были сконструированы и начали строиться также во времена вьетнамской войны. Немного новее лишь ракеты «Трайдент-II» («D5»), стоящие на этих субмаринах.

Полагаю, что Д. Трамп не пойдет на увеличение расходов на серьезную модернизацию стратегических ядерных вооружений. Более того, его команда может поставить вопрос об их дальнейших сокращениях. Но не в одностороннем порядке, а вместе с Россией.

В.Ч. А что с национальной системой ПРО? Как-то эта тема в последнее время и в США, и в России стала затухать.

Л.И. Затухание этой темы связано с актуальностью других проблем и вопросов. Таких как Сирия, Украина, Крым, санкции и пр. Американцы перевели стрелки обвинения в сторону России – и нашей дипломатии не до ПРО. Мы обороняемся. Принятое в 2002 г. решение о создании национальной системы ПРО США, основным оружием которой должны были стать ракеты-перехватчики большой дальности GBI (Ground Based Interceptors), и региональной ПРО (ПРО на ТВД), основу которой должны были составить системы, предназначенные для перехвата ракет средней и меньшей дальности, в целом выполняется с задержкой на пару лет. Есть некоторые технологические неудачи, но в целом они не влияют на программу. В США созданы два позиционных района развертывания ракет-перехватчиков GBI на Аляске и в Калифорнии, радарные установки системы ПРО США расположены в Норвегии и Гренландии. Наземный эшелон будет дополнен третьим позиционным районом, расположенным в Европе.

В ПРО предполагается вложить до триллиона долларов, задействованы сотни корпораций и научно-исследовательских учреждений, разрабатываются уникальные технологии, в стране по этой программе существует общенациональный консенсус. Поэтому Д. Трамп эту программу будет только развивать и поддерживать.

В.Ч. Попросил бы вернуться к теме быстрого глобального удара. В каком состоянии эта программа, и что ожидать нам от «друга Трампа»? Не пойдет ли он здесь на уступки?

Л.И. Американцы никому, особенно «слабым партнерам», на уступки не идут. Те направления, где они сильнее, они даже не обсуждают. Объявляют их жизненно важными для США – и никаких переговоров.

А что касается реализации программы «быстрого глобального удара», то это направление может стать для них приоритетным. США уже совершили прорыв, несмотря на ряд испытательных и технологических неудач, в создании гиперзвуковых крылатых ракет стратегической дальности (до 6 тыс. км), высокой точности, способных нести ядерный заряд. При Трампе этот компонент, как и оружие на новых физических принципах, будет развиваться ударными темпами. И скорее, силы и средства БГУ будут постепенно заменять парк МБР и БРПЛ. Доктрина «наступательного ядерного сдерживания путем устрашения», возможно, будет изменена: из нее уберут слово «ядерного», и это будет представлено как миролюбивый жест Д. Трампа. России же (и, возможно, Китаю) будет предложено радикальное сокращение (или полный отказ) от межконтинентальных баллистических ракет и стратегических бомбардировщиков. И вообще, американская дипломатия и пропаганда раскрутят тему ядерного разоружения. Это уже начиналось при Обаме, а команда Трампа будет проводить эту политику более активно, с нажимом. И это обстоятельство может резко охладить отношения между США и Россией и между их лидерами. Их цель – достичь полного военного превосходства над Россией и Китаем, девальвировав их ядерный потенциал; наша задача – сохранить возможность ответно-встречного удара как сдерживающего фактора.

Вряд ли следует слишком полагаться на стратегический ядерный потенциал.

Я уже как-то в наших с Вами беседах высказывался против того, что ядерный потенциал является гарантией нашей безопасности. Американцы невозможность большой ядерной войны и ее бесперспективность поняли гораздо раньше наших либерально-демократических «стратегов». Поэтому никаких переговоров вокруг этой очевидности они тоже вести не станут.

В.Ч. Так чего же нам ждать от нового американского главковерха?

Л.И. Только усиления военного потенциала с использованием самых совершенных технологий.

Мне думается, одним из важных направлений военной политики США станет милитаризация космоса.

Из краткого обзора. Космические вооружения будут дополнять средства БГУ и ПРО. Кроме разведывательно-информационных спутников связи и навигации, на орбиты будут выводиться ударные спутники – оружие класса «космос – космос» (противоспутниковые), «космос – поверхность», «космос – баллистические ракеты». Разрабатывается проект применения из космоса кинетического оружия – «Жезлы Господни». Испытание (сильно засекреченное) «мини-шатла» «Х-378» военного назначения подтверждает версию решающего доминирования США в космической сфере.

Естественно, ни на какие международно-правовые ограничения по космосу американцы не пойдут.

В последние два десятилетия серьезное развитие и военное применение нашли беспилотники (БПЛА). Тут тоже составим памятку.

На вооружении армий мира в настоящее время стоит не менее 100 000 единиц БПЛА военного назначения. И США здесь лидируют. Это ударные БПЛА – вооруженные ракетами, многоцелевые ударно-разведывательные БПЛА, корректировщики огня и т.п. Невысокая стоимость БПЛА стимулировала американских разработчиков к созданию технологии нападения на объект группой БПЛА, так называемой технологии роя. С использованием роя БПЛА, несущего легковоспламеняющиеся вещества, могут быть организованы объемные взрывы, сопоставимые по своей разрушительной силе с действием оружия массового поражения (ОМП).

Кроме того, дроны могут эффективно использоваться группировками для решения широкого спектра специальных задач, а именно:

– нападение на руководителей страны, как в резиденциях, так и при передвижениях, в связи с тем, что автомобильные кортежи, самолеты, вертолеты, и поезда первых лиц практически беззащитны от атак с применением БПЛА;

– организация террористических атак на объекты промышленной инфраструктуры (АЭС, ТЭЦ, газовые и нефтехранилища и т.д.), объекты и средства транспорта (грузовые и пассажирские поезда, метрополитен, вокзалы, аэропорты, переправы, мосты и эстакады), социальные объекты (стадионы, массовые уличные мероприятия и т.д.) и т.д.;

– подавление пунктов управления и бортовых командных систем (авиации, кораблей, ракет и т.д.);

– создание БПЛА большой грузоподъемности приведет к размещению на них мощных ударных средств (включая ядерные боезаряды), для действий в стратегии БГУ и ПРО. В ближайшее время беспилотные аппараты могут стать технической основой американской стратегии быстрого глобального удара.

Принимая во внимание катастрофически быстрый рост количества беспилотных систем нападения, их постоянное совершенствование, а также отсутствие эффективных средств борьбы с ними, следует констатировать, что обозначенная проблема может иметь для России ранг серьезной угрозы национальной безопасности.

И еще об одном типе оружия. Представляя Стратегию национальной безопасности США в феврале 2015 г. в конгрессе, Обама подчеркнул: «Мы формируем глобальные стандарты кибербезопасности и создаем международный механизм по срыву и изучению киберугроз». Видимо, совсем не случайно Россию обвинили во вмешательстве в избирательный президентский процесс в США.

Акцент СНБ-2015 на киберугрозы и обеспечение кибербезопасности наряду с созданием главного киберкомандования и развитием его структур (более 40 тыс. личного состава) позволяет прогнозировать следующее.

Говоря о киберугрозах, руководство США, вероятно, планирует широкие наступательные действия по поражению киберобъектов противника. Таковыми могут быть: военные системы управления войсками (силами) и военно-техническими средствами, включая СЯС, космическую группировку, системы ПВО, командные пункты. Возможен вывод из строя автономных систем управления МБР и БРПЛ мощным электромагнитным импульсом в момент разделения ступеней. Свидетельством готовности является знание ими циклограммы АСУ, передаваемой американцам в соответствии с соглашением между РФ и США об обмене телеметрической информацией в рамках Договора СНВ-3.

В экономической сфере – дезорганизация работы финансовых структур, крупных банков, прежде всего выведение из строя важных объектов экономики (атомные электростанции, опасные производства, современные технические сооружения, узлы нефте- и газопроводов). Цель: ослабление экономического и военного потенциала страны – объекта воздействия, срыв реализации планов развития.

В социальной сфере: воздействие на сознание и психику больших масс населения и правящих элит с целью формирования состояния подавленности, апатии, а также создания условий для массового протеста и дестабилизации обстановки в стране.

Непременно с развитием общегражданского производства на основе 5–6 технологических укладов будут появляться новые возможности для создания новых видов оружия. Естественно, будут изменяться способы ведения военных действий, и в целом военное искусство. Получит развитие тенденция более эффективного использования «мягкой силы». Достигнув решающего превосходства военного и военно-технологического превосходства над главными противниками, США станут более решительно проводить операции «мягкой силы» по всему миру, включая Россию.

В.Ч. Леонид Григорьевич, что-то я совсем загрустил. Может, тема НАТО вселит какой-то оптимизм? Ведь назвал же Трамп устаревшим этот военно-политический организм. Может, распустят альянс?

Л.И. Да, будучи кандидатом в президенты, Дональд Трамп назвал альянс устаревшим организмом. В российском экспертном сообществе поспешили сделать вывод, что он распустит альянс. Но ведь Трамп говорил и о том, что будет поддерживать прежние союзы и создавать новые. Можно полагать, что НАТО получит новое дыхание в виде большей активизации и ответственности евростран. И, думаю, он дожмет европейцев, и они раскошелятся примерно на 100 млрд долларов в год. Эти деньги пойдут на зарплаты натовским чиновникам. США заставят еврочленов НАТО не только больше платить, но и активнее перевооружаться американским оружием, совершенствовать структуры, осваивать новые способы военных действий. А для этого всем натовцам придется нагнетать фактор угрозы. От кого? Конечно, от России. Так что ничего радостного от Трампа по НАТО я не жду.

В.Ч. Леонид Григорьевич, а что, по-вашему, стоит за заявлениями Трампа о совместной с Россией борьбой против запрещенной в России ИГИЛ?

Л.И. Иллюзия совместной борьбы против ИГИЛ, мне кажется, заключается в том, что США при Трампе сделают все возможное, чтобы вернуть полный контроль над Ближним Востоком (над углеводородами региона), разрушить наметившийся альянс России, Ирана и Турции, выдавить влияние России, укрепить и поставить проамериканские режимы в странах, которые перестали ориентироваться на США. Собственно, такие задачи Д. Трамп уже поставил перед ЦРУ. Первый шаг сделан: объявлены санкции против Ирана. Следующим шагом будет дестабилизация Турции, чтобы вернуть Эрдогана под американское управление или устранить. Затем последуют операции против Египта, Сирии, Иордании, Ирака и других. Россию приглашают помочь американцам в этом политическом вопросе и сохранить жизни американских солдат.

В.Ч. И что же в итоге ожидает наше Отечество от братания с «революционером» Трампом, как Вы его назвали вначале?

Л.И. Я старался говорить языком реальной аналитики, и не более того.

Подводя итог, можно констатировать, что политика Трампа будет более жесткой, в том числе и против России, чем у Обамы. Россия, чья экономика составляет 6 процентов от американской, а объем высокотехнологичной продукции на мировом рынке составляет 0,3 процента, не сможет в одиночку противостоять нажиму США. А серьезных союзников у нас практически нет. У России есть только один стратегический элемент, сопоставимый с США: стратегические ядерные силы. В военной сфере после завершения строительства глобальной ПРО и реализации стратегии БГУ и других программ мы будем уступать американцам по всем направлениям, включая ядерный компонент, и особенно в современных высокотехнологичных вооружениях. США будут базироваться в серийном производстве военных систем на шестом технологическом укладе, мы – на четвертом. А одиночные прорывы в некоторых видах вооружений в целом успешного противостояния США не обеспечат.

Наши оборонщики совершают каждодневный подвиг. Но властная бюрократия так и не сумела восстановить индустриальную экономику, а именно она является основой ВПК. Значит, и оборонные отрасли будут деградировать. К тому же Трамп набирает в свою команду опытных, возрастных специалистов, которые опираются на мощную интеллектуально-аналитическую систему. Они-то и сформируют новую геополитическую доктрину, политическую и военную стратегию. Российский «мальчишник» в правительстве, говоруны в Госдуме и разрозненные аналитические группы, каждая со своим мнением, проиграют американским «коллегам» по всем статьям. Тем более, в отсутствии внятной цели развития страны, стратегического планирования, всеобщей коррупции и сплошного непрофессионализма. Так что в полный рост встанет вопрос нашего выживания и территориальной целостности. Как в 1917 году.

В.Ч. Спасибо, Леонид Григорьевич, за то, что пришли к нам в редакцию и поделились своими мыслями и аналитическими наработками. Будем все же надеяться на лучший исход.

Л.И. Будем надеяться, что российское военно-политическое руководство будет принимать реальные меры по укреплению безопасности нашей России. Асимметричные и неожиданные для противника.

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.