Нужна политическая определенность

Для эффективности государственного управления важно решить проблемы современного конституционализма.

Нравственность есть прямой результат социальных связей, дружбы, любви на уровне семьи, племени, нации, обеспечивающих человека удовлетворением воспитывающих его потребностей. Отсюда убежденность: «похвальные моральные качества жизнеспособны только благодаря определенной совокупности намерений и поступков». Для добровольно-инициативного характера политической жизни люди должны быть убеждены в нравственном характере власти, в справедливости накладываемых на них повелений.

Нравственность общества и государства во многом зависит от процессов национальной идентичности. Идентичность (расовая, племенная, языковая, этническая, национальная, конфессиональная, культурная, классовая, социальная, духовная и т. д.) – это осознанная самоличность. Формирование национальной идентичности – образа, создаваемого общностью в себе и для себя, служащего для самоутверждения и разграничения от других общностей, предполагает наличие объективных предпосылок. Среди решающих общая материальная и духовная среда, общий культурный генезис. Не уменьшилось, а в современную эпоху даже возросло влияние истории, литературы, философии, социологии на законодательство и государственное строительство.

Национальное сознание – это не цепь умозрительных построений, а приобретшие характер бессознательного начала духовно-нравственные ориентиры народа, выражающиеся во всех проявлениях его духовной жизни. Национальное сознание формируется в течение многих поколений, вбирая в себя родовой опыт народа.

Для Российской Федерации и Республики Беларусь, при всей значимости намеченной между ними межгосударственной интеграции, шедших последние 30 лет различными маршрутами национального развития, очень важно в этой связи определиться в двух вопросах: какую цель в своем развитии они ставят и каким путем они будут достигать этой цели?

Совершенно несостоятелен политически ангажированный вывод о том, что СССР не обладал необходимым адаптационным потенциалом для эволюционного прохождения через кризис индустриального общества. Напротив, обладал и в социально-экономическом, и в политико-правовом плане, а начавшаяся трансформация идеологических основ советского общества, возрождение православных ценностей и свободы мировоззрений формировали необходимую нравственную основу эволюционных перемен. Системная перестройка общества была злонамеренно заведена в тупик, а потом сорвана цивилизационным предательством сверху, из Политбюро ЦК КПСС, парализовавшим систему власти. В Российской Федерации начался период разгула псевдорыночной стихии, а точнее, эпоха воровской приватизации. Республика Беларусь, благодаря твердой в отрицании такого развала экономики позиции президента А.Г. Лукашенко, пошла иным путем.

В Республике Беларусь, в отличие от РФ, государство сохранило в минувшие годы свою социальную функцию, прямо занимаясь нуждами граждан, созданием рабочих мест, заботой о ветеранах и пенсионерах и т. д. Тем не менее в Конституции РБ, как и в конституциях других государств постсоветского пространства, ныне отсутствует указание на конечную цель развития. Социализм и коммунизм, которые строили наши прежние поколения, из системы национальных ценностей устранены, капитализм стыдливо не указан. «Желая обеспечить гражданское согласие, незыблемые устои народовластия и правового государства», Конституция РБ в абсолютно неолиберальном ключе лишь человека, его права, свободы и гарантии их реализации объявляет «высшей ценностью и целью общества и государства» (ч. 1 ст. 2 Конституции РБ).

Подобным космополитическим неолиберализмом страдает и Конституция РФ, объявляющая человека, его права и свободы высшей ценностью (ч. 1 ст. 2 Конституции РФ), но она, по крайней мере, объявляет их признание, соблюдение и защиту обязанностью государства, но не его целью, тем более не целью общества. Между тем еще в 2006 году Х Всемирный Русский Народный Собор подчеркнул, что существуют ценности, которые по своему значению стоят не ниже прав и свобод человека. Это такие ценности, как вера, нравственность, святыни, Отечество. Общество и государство должны гармонично сочетать и то и другое. Нельзя допускать ситуаций, «при которых осуществление прав человека подавляло бы веру и нравственную традицию, приводило бы к оскорблению религиозных и национальных чувств, почитаемых святынь, угрожало бы существованию Отечества».
К сожалению, законодатель ни в РФ, ни в РБ не услышал и до сих пор не слышит этого призыва. Мы до сих пор остаемся в плену подражания западным правовым представлениям и стереотипам. Современная социально-правовая философия Запада исключила из своего рассмотрения понятие общества и полностью сконцентрировалась на индивиде, игнорируя природу социальной нормативности. А ведь социальная норма – это «в конечном счете то, что способствует сохранению и развитию человеческого рода».

Отсутствие консолидации общества вокруг базовых ценностей и целей социального развития с неизбежностью ведет к ослаблению власти, к параличу государства. Формируются черты слабого государства, создающего своей слабостью предреволюционную ситуацию, среди которых:

— утрата доверия общества к официальным политическим институтам;

— множественность центров власти, конкурирующих между собой за доминирование в обществе;

— отсутствие сколько-нибудь понятных и устоявшихся правил игры, неисполнение принятых решений, как и отсутствие объективно зафиксированной легитимной процедуры принятия решений.

Все указанные и любые иные черты слабого государства имеют интернациональный характер.

Не готовы пока ведущие политические силы наших республик закрепить конституционно цель социального развития – давайте для начала зафиксируем высшие духовно-нравственные ценности народа, отвечающие нашим культурно-историческим и национальным особенностям. Но здесь возникает и второй вопрос: доколе мы будем выстраивать системы государственного управления и конституционного развития врозь? Куда поведет конституционная реформа Белоруссии, если она будет проходить в отрыве от перемен в России? И куда движется сама Россия, если продолжает свое реформирование без оглядки на Белоруссию и Договор 1999 года о Создании Союзного государства?

Норма ст. 79 Конституции РФ, посвященной участию РФ в межгосударственных объединениях и передаче ею части своих полномочий, даже в редакции 2020 года, не создает ни союзного российско-белорусского, ни евразийского интеграционного механизма. Как и аналогичная норма ч. 2 ст. 8 Конституции РБ. Более того, конституционно не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции (ч. 3 ст. 8). В Республике Беларусь, как и в любом суверенном государстве, государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (ст. 7 Конституции РБ).

Отсюда и рождена разрушающая не только право, но и нравственность политическая неопределенность в отношениях между Российской Федерацией и Республикой Беларусь.

Уже Устав Союза Беларуси и России от 23 мая 1997 г. установил, например, общее гражданство. Каждый гражданин РФ и каждый гражданин РБ стали одновременно гражданами Союза (ст. 2 Устава), Договор о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г. подтвердил наличие союзного гражданства (ст. 14 Договора), но в законодательстве и Белоруссии, и России такое гражданство за десятилетия реально не появилось, национальные паспорта к нему никак не привязаны, права граждан фактически тоже – их сближают лишь двухсторонние решения.

Много хуже с органами и актами Союзного государства. Конституции двух наших государств просто ничего о них не знают. Оно и понятно: пока нет учредительного акта союзного государства – оно не существует. Международные договоры, которым является и договор от 8 декабря 1999  г., выполняют роль декларации о намерениях, но не создают самого государства. Учредительным должен был стать Конституционный Акт Союзного государства, принятие которого намечалось на 2000 год, но до сих пор не произошло, а официально подготовленный проект не выдерживает никакой критики.

Извлекая уроки из далекого и недавнего прошлого, анализируя духовно-нравственные и политико-правовые проблемы современного государственного управления и конституционного строительства, следует признать, что без закрепления в Конституции Республики Беларусь принципов интеграционного конституционализма (Белоруссия может пойти на это раньше РФ, давая тем самым столь необходимый обществу политико-правовой пример), Союзное государство останется объектом виртуального пространства и не может быть создано надежной основы государственного управления Республики. Конституционная реформа Республики Беларусь, если она не будет сопровождаться конституционной реформой Союзного государства, станет прекращением российско-белорусской интеграции. Но белорусская реформа может и должна подтолкнуть к конкретным действиям и российских законодателей.

С.Н. Бабурин, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, научный руководитель Центра интеграционных и цивилизационных исследований Института государства и права РАН (Москва), профессор, Московский университет им. С.Ю. Витте, Москва

Источник: Русский Вестник

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню