Горькая доля славян

Еще раз о геополитическом положении православных народов.

Славяне по-разному реагировали на агрессию Запада. Как правило, об утраченных территориях быстро забывали, а оставшееся на них славянское население подвергалось ассимиляции. Такая практика существует и сегодня как у сербов, так и у русских, даже когда речь идет о диаспоре, т. е. об экономической миграции. Конечно, были и другие реакции в направлении поиска методов сопротивления агрессии Запада. В этом случае славяне требовали единства. Напомним, что существовали четыре таких движения: славянофилы, панслависты, неослависты и всеслависты. Все они пытались предложить решения славянского вопроса, но результата не было. Откровенно говоря, результат был противоположен искомому – евразийство как интеграционный проект с неславянскими народами. Исследователи славянского вопроса подчеркивают, что немцы, а сегодня и другие, с XI века, после раскола христианства (есть мнения, что все началось в VIII веке во время войн Карла Великого), использовали подобную стратегию в борьбе против славян, а те не нашли способа сохранить себя, что является невероятным поражением. Действительно, войны, которые Запад начинал против славян, последние выигрывали, неся огромные потери, но в политической и культурной борьбе они проигрывали, особенно в навязанной «войне идентичностей», где отмечается отсутствие сильного национального самосознания у славян и у русских, т. е. склонность к быстрой ассимиляции с другими народами.

Теперь все дошло и до нас, т. е. до отнятия территории и идентичности у Белоруссии и Сербии, их отдаления от православных славян и реинтеграции в культуру Запада и латинской идентичности. И именно мы – живые свидетели этого процесса. Вопрос в том, будем ли мы, как предыдущие поколения, делать вид, что проблема не существует, или попытаемся найти решение. Напомню, в науке главное – не решение научной проблемы, а ее определение. Решение может быть найдено и через десять или 100 лет, но важно дать определение проблеме. До сих пор мы приводили исторические данные, из которых видно, что наши предки не нашли ответ на уничтожение славян и отнятие их территорий. Разумеется, были неоспоримые успехи в обороне, и это прежде всего, когда Запад нападал на поле боя. Первая и Вторая мировые войны убедительно это доказывают. Однако победить было необходимо, поскольку в планы нацистов входило уничтожение славян, особенно православных русских и сербов.

Тот факт, что исчезло более 40 народов, говорящих на славянских языках, и размеры отнятых у них территорий, которые измеряются сотнями тысяч квадратных километров, об этом убедительно свидетельствует. А что сказать сегодня об Украине? Что от Украины останется в русском мире? Что сказать о социальной инженерии в Сербии, о создании новых ненавидящих сербов народов? Переживут ли Сербия и сербы этот эксперимент или это их конец? На попытку заинтересовать некоторых российских коллег славянским вопросом обычно отвечают: нам не нужна территория или Россия и так расширилась (за счет Арктики и других территорий), забывая о том, что это территории без людей.

Надо ли напоминать, сколько русских осталось за пределами России после распада СССР? Почему Россия невнимательно относится к своим гражданам? Но вернемся к агрессии Запада на страны православных славян. Что мы предпринимаем? На вопрос культурологической агрессии, например навязывание латиницы, социальной инженерии – создание новых народов, изменение нашей идентичности в направлении русофобии и сербофобии у отторгнутых славян (Украина и Черногория – это только последние примеры) ответа мы не нашли.

Напомним, что Ратцель в своей книге «О законах пространственного роста государств» (1901) выделил семь законов экспансии.

1. Пространство государства растет вместе с развитием его культуры.

2. Пространственный рост государства сопровождается другими проявлениями его развития в сфере идеологии, производства, коммерческой деятельности, сильного «притягательного излучения», прозелитизма.

3. Государство расширяется, поглощая политические единицы с меньшим значением.

4. Граница – орган, расположенный на периферии государства, которое понимается как организм.

5. Осуществляя свой пространственный рост, государство стремится охватить все важнейшие для его развития регионы: побережье, устья рек, долины и вообще все богатые территории.

6. Начальный импульс экспансии приходит извне, поскольку государство на расширение провоцирует государство (или территорию) очевидно с более низким уровнем цивилизации.

7. Общая склонность к ассимиляции или поглощению слабых наций подталкивает к еще более выраженному продолжающемуся увеличению территорий, которое само себя подпитывает.

Ответ на экспансию Запада таким образом определенно должен начаться со сферы культуры, идеологии и только потом производства и т.д. Россия сегодня наступает газопроводами, Запад – культурой и идеологией. Россия инвестирует в производство, а Запад – в неправительственные организации, которые пропагандируют западную систему ценностей и идеологию демократии.

Здесь мы хотели бы вспомнить митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва), потому что думаем, что опора на его размышления может привести к улучшению геополитического положения православных славян. О демократической западнической антимонархической формуле «раздела власти» владыка Иоанн говорит следующее: «Нашим народным традициям не подходит хваленый принцип “раздела власти”, который, как ржавчина, разъедает всю систему государственного управления, противопоставляя органы власти один другому на всех уровнях, стимулируя бесконечные политические интриги, недобросовестность и карьеризм. Возможно, и нужно говорить только о серьезном и гармоничном разделении функций единой по своей природе государственной власти, которая к тому же в лице своего Верховного Представителя должна быть избавлена от позорного и циничного цирка так называемых демократических народных выборов». Митрополит Иоанн утверждает, что ошибочно противопоставление самодержавия принципу народного представительства, но считает, что настоящий православный монархизм не должен иметь ничего общего с индивидуалистической концепцией западного парламентаризма, которая представляет собой «арену межпартийных схваток и источник общественных интриг до тех пор, пока не попадет под контроль ловких закулисных махинаторов, которые получат беспрепятственную свободу проворачивать свои темные дела во имя народа». Но владыка вместо безбожного и антинародного западнического парламентаризма предлагает христианскую альтернативу, основанную на традициях русской соборности, органической мысли и опоры на естественные общественные группы, которые существуют с тех пор, как существует человеческое общество. «Общее непосредственное избирательное право – явление аморальное и разрушительное, потому что развивает политический цинизм до невероятных масштабов, делает народ предметом бесчестных манипуляций, которые при современном развитии средств массовой информации приобретают действительно неудержимый размах. Почему никому не приходит в голову с помощью всеобщего голосования выбирать хирурга или судью, шофера или летчика? Разве работать скальпелем, управлять автобусом или самолетом тяжелее, чем управлять огромной страной, обремененной тяжелейшими проблемами? Источник власти один – Бог. Люди сами по себе не являются источником власти, сколько бы их ни было и как бы согласны друг с другом они ни были. Народовластие, «народная власть» с христианской точки зрения – бессмыслица. Народ никому не может передать свою “власть”, потому что он этой власти просто-напросто не имеет».

Итак, демократия – это не решение. Именно поэтому мы должны обратиться к утверждению православной политической культуры, а затем ее популяризации всеми современными средствами. До каких пор мы будем стыдиться своей политической культуры или считать ее менее ценной? Неслучайна атака на Православную Церковь как на Украине, в Белоруссии, так и в Сербии. За ней следует создание популярной массовой культуры, идеологии, производства, коммерческой деятельности и сильного «притягательного излучения», т. е. прозелитизма. Сегодня условие для привлечения иностранных (западных) инвестиций и для выделения кредитов православным странам – это, помимо всего прочего, и предоставление возможности работы тайных оккультных обществ и неправительственного сектора. Благодаря этому теряет смысл патриотизм. Зачем любовь к родине, когда представители власти взамен за инвестиции делают возможной работу в стране пятой колонны? Чтобы «притягательное излучение» осуществилось, нужно предложить общественности что-то лучше либерального тоталитаризма и деструктивизма. Напомним, что большой успех в мире имела кратковременно разрекламированная идеология «суверенной демократии», которая была представлена как «Путинская идеология». Именно это «лучшее» должны предложить православные славяне, потому что и в духовной сфере сформировался фронт борьбы, подобный настоящему военному фронту во Второй мировой войне, конечной целями которого являются уничтожение православных славян и распределение их земель между агрессорами.

Зоран Милошевич, Институт политических исследований, Белград

Источник: Русский Вестник

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню