Уроки локдауна: оптимизировать торговлю по образцу образования

Российская экономика не сможет устойчиво развиваться при избыточности торговли

Локдаун осени 2021 года дал интересное решение по сокращению избыточного ретейла. В выходные в преддверии локдауна число посетителей торговых центров выросло на 30–50% по сравнению с типичными октябрьскими выходными, немного не дотянув до наплыва покупателей перед 1 сентября или Новым годом. Алкомаркеты также сделали в последний рабочий день перед локдауном выручку за несколько дней, воспользовавшись неясностью относительно своего режима работы. То есть значительная доля будущего спроса полутора недель локдауна была удовлетворена непосредственно перед его началом. Владельцы многочисленных бутиков, магазинчиков и лавок даже смогут извлечь выгоду из локдауна, получив приличную часть выручки авансом и одновременно отпустив персонал на каникулы с минимальной оплатой труда, заодно потребовав скидку по аренде и господдержку на нерабочие дни.

Избыточный ретейл как системная проблема российской экономики

Газета «Завтра» и канал «День» неоднократно ставили вопрос об избыточности ретейла, его неэффективности, ставшей тормозом экономического развития страны и одной из причин возросшей инфляции (статьи «Избыточный ритейл» и «Избыточный ритейл укрупняется», «Пузырь коммерческой недвижимости» и др.).

За 2010-е годы количество крупных и средних торговых центров и магазинов увеличилось в российских городах в 1,5—2 раза. Только торговля продемонстрировала столь бурный рост на фоне очень умеренного роста в других секторах, на фоне «оптимизации» врачей и учителей и стагнации располагаемых доходов населения. В итоге прежний невыросший спрос размывается на значительно увеличившееся количество торговых точек, роняя среднюю выручку и рентабельность, побуждая торговцев увеличивать наценку и разгонять инфляцию.

Избыточность торговли выпукло проявляется в Москве, которая имеет самую крупную сеть торговых точек в Европе и держит лидерство среди 16 мировых столиц по объёму торговых площадей на 100 тыс. жителей. Торговля занимает первое место по занятости (2,1 млн из 8,9 млн официально занятых, по данным Управления Росстата по Москве и Московской области). К этим 2,1 млн необходимо добавить значимые доли занятости в транспортировке и хранении (0,7 млн), в операциях с недвижимостью (0,3 млн), а также теневую занятость. 2,1 млн только официальной занятости в торговле больше суммарной занятости в промышленности (0,7 млн), образовании (0,4 млн), здравоохранении (0,3 млн), госуправлении, обеспечении военной безопасности и социальном обеспечении (0,3 млн).

Торговля сама по себе ничего не производит, продавая результаты производства других отраслей, зачастую оставляя себе больше, чем отдаёт производителям. Миллионы работников торговли по всей стране значительную часть своего рабочего времени простаивают в ожидании редких покупателей, более-менее оживляясь вечерами и в выходные. Если самая крупная по числу занятых отрасль экономики фактически работает с длительными простоями, невозможно обеспечить высокую производительность труда и высокий уровень жизни для страны в целом.

Особенно удручающим выглядит рост торговли на фоне произошедшей в предыдущем десятилетии «оптимизации» врачей и учителей. За счёт манипуляций с нормами нагрузки их фактическое количество сократилось на 25–35%, с работой буквально на износ. Молодёжь не особо идёт в эти важнейшие для экономического потенциала отрасли, предпочитая более спокойную работу в магазинчиках и кафешках. Даже в Москве, с номинально высокими усреднёнными зарплатами бюджетников, в поликлиниках и школах ощущается дефицит кадров, их повышенная ротация и замещение за счёт регионов.

Локдаун в наибольшей степени затрагивает наиболее выросшую торговлю и наиболее оптимизированные образование и здравоохранение: непродовольственная торговля и общепит закрыты, а учителя и часть врачей отправлены на каникулы. Многие другие отрасли признаны непрерывными или важными, значительная часть офисных работников продолжает работу дистанционно.

Разумеется, покупку одежды или поход в ресторан можно отложить на неделю или месяц — воспользоваться онлайн-продажами и доставкой. А вот качество образования на дистанте падает очень сильно, и долгосрочный эффект этого ещё превысит проблемы первых лет ЕГЭ. Негативный эффект от сокращения плановой медицинской помощи или обещаемого развития телемедицины также ещё предстоит познать.

Сокращение государственных расходов и занятых в бюджетной сфере в своё время подавалось как благо для бизнеса. Только теперь дефицит мощностей оптимизированной медицины остро проявляется в пики заболеваний ковидом. Из-за перегруженности оптимизированной медицины власти вынуждены вводить очередной локдаун, вроде короткий, но уже не первый и с вероятностью продления. Так оптимизация медицины в угоду бизнесу теперь явно бьёт по выросшей торговле.

Меньше избыточных рабочих часов и издержек — больше выручки и прибыли

В Германии, Италии и других странах Западной Европы работа магазинов ограничена по времени. Обычно работа начинается далеко не ранним утром и заканчивается никак не поздним вечером, зачастую запрещена работа по воскресеньям. Открытие среднего по размерам магазина требует согласия региональных властей, а крупного торгового центра – федеральных, с подробным анализом негатива влияния нового магазина на региональную экономику. Так власти добиваются разумных размеров торговли и препятствуют перетеканию в неё работников из более важных для экономического развития отраслей.

Периодические локдауны фактически дают властям, бизнесу и населению модели иной торговли. Предположим продление на годы ситуации с локдаунами на неделю-две раз в месяц или в квартал. Неработающие торговля и общепит, несомненно, потеряют выручку в эти конкретные дни локдауна, но перед очередным локдауном и после него отложенный спрос в значительной части обеспечит пики выручки. Торговля и общепит получат ещё один цикл в дополнение к традиционным недельному циклу и сезонным пикам. Выручка лишь перераспределится внутри года, и бизнес подстроится под новые пики своими издержками и занятостью персонала.

Теперь предположим, что непродовольственная розница, супермаркеты и торговые центры системно переходят на сокращённый график работы независимо от локдаунов. Например, работают только с 16 до 22 часов в будни и с 12 до 24 часов в пятницу и субботу, либо даже с нерабочими днями с понедельника по среду или четверг. По похожему графику уже работают продуктовые ярмарки выходного дня в Москве и вещевые рынки в регионах. Такой график работы всей торговли не приведёт к сокращению годовой выручки, а лишь перераспределит выручку на другие часы и дни работы. Торговля на первоначальном этапе как минимум сократит издержки по заработной плате и частично по коммуналке.

Неизбежно встанет вопрос о сокращении торговых площадей в принципе. Избыточная торговля для владельцев нежилой недвижимости уже не является высокоприбыльным бизнесом. Онлайн-торговля, закредитованность, налог по кадастру, размывание трафика на большое количество конкурентов сократили рентабельность сдачи в аренду до 2–3% годовых в удачных проектах и до скрытых убытков у неудачных закредитованных проектов. После предыдущих кризисов с рынка уходили «Седьмой континент», «Рамстор», БИН, «Мосмарт», «Копейка» и другие. В 2020—2021 годах волна банкротств была отложена пониженными ставками по кредитам и иными мерами господдержки, которые сейчас уходят в прошлое.

Механизмы сокращения избыточных площадей пока неочевидны. Самое простое – это продолжение закрытия оставшихся рынков и ларьков, как это происходило в середине 2010-х годов, бенефициарами чего стали крупные и средние торговые центры. Чтобы в дальнейшем сохранить малый бизнес, в значительной мере ориентированный на местную экономику, и не допустить усиления крупных торговых сетей, выводящих прибыль из регионов в пользу их зачастую иностранных владельцев, сейчас закрытию и перепрофилированию должны подвергнуться средние и крупные торговые центры и торговые сети, которые надо поставить в условия, схожие с «оптимизацией» врачей и учителей из прошлого десятилетия.

Торговле — равные условия с образованием и здравоохранением

Следует ввести ряд показателей эффективности торговли, по аналогии с показателями в образовании и медицине, действующими со второй половины 2010-х годов. Для вузов существуют десятки ключевых показателей эффективности, включая минимальное число студентов на одного преподавателя (10–12 студентов), предельное значение обеспеченности квадратными метрами, выручка на преподавателя в размере до 500 тысяч рублей в месяц из всех источников в зависимости от региона. Недавно было предложено ужесточение критерия занятости выпускников до 5 минимальных оплат труда в течение трёх лет после окончания вуза, т.е. до 100 тысяч в Москве и до 65 тысяч в условном Краснодаре. Невыполнение этих критериев конкретным вузом влечёт за собой увольнение ректора и последующую перетряску преподавательского состава, с планами по пересмотру количества бюджетных мест.

Ставя образование и торговлю в равные условия, в торговле необходимо на 30% сократить количество занятых и площадей путём закрытия неэффективных предприятий и филиалов, их присоединения с жёсткой оптимизацией к более удачным коллегам-конкурентам (в образовании и медицине это уже сделано). Для торговли следует ввести минимальные показатели выручки и количества клиентов на одного сотрудника и на торговую площадь, отталкиваясь от средних по региону, с закрытием в случае их невыполнения (опять-таки, как это действует в образовании и медицине). Исходя из задачи недопущения доминирования крупных торговых центров и торговых сетей, показатели следует разумно дифференцировать с учётом специфики малого бизнеса.

Противники столь оригинального подхода к регулированию торговли по аналогии с регулированием образования и медицины могут возразить, что, дескать, торговля платит налоги, а образование и здравоохранение получают бюджетные субсидии. Правда жизни заключается в том, что торговля в основном платит налоги по упрощёнке, а также значимо зависит от зарплат бюджетников и выплат пенсионерам, особенно в небогатых регионах и небольших городах. У учреждений здравоохранения и образования бюджетные субсидии и внебюджетные доходы облагаются по полной НДФЛ и социальными взносами. У ведущих медицинских учреждений и вузов есть жёсткие планы по внебюджетным доходам в объёмах минимум сравнимых с бюджетными субсидиями, а здания облагаются налогом на недвижимость по кадастру.

С учреждений образования и здравоохранения также требуют выполнения целей национального развития и продвижения в международных рейтингах. Утрируя это для торговли, получим, что ведущая торговая сеть или крупный торговый центр условного Томска или Нижнего Новгорода должны стремиться в топ-100 ведущих предприятий какого-либо известнейшего мирового рейтинга. При непопадании в сотню рейтинга в течение пятилетки собственники и руководство таких сетей и центров подлежат замене с последующей оптимизацией площадей и сотрудников. «Левые» рейтинги не рассматриваются, а принимаются только результаты в ведущих мировых индексах акций или рейтингах типа ресторанного «Мишлен».

Закрывать неэффективные предприятия торговли административными мерами не нужно — достаточно лишь требовать выполнения действующего законодательства (антимонопольного, налогового, трудового, банковского). Есть очевидное доминирование «Магнитов» или «Пятёрочек» в конкретных районах – избыточные должны быть закрыты в рамках реального применения антимонопольных законов. Платится в торговле часть зарплаты сотрудникам в конверте при официальной минимальной зарплате и с очевидным разрывом от средней по региону – доначисление налогов по средней по региону зарплате и налоговый штраф. Не может неэффективный магазин или владелец помещения возвращать банковский кредит по графику в соответствии с кредитным договором – выявлять скрытые манипуляции с отчётностью и перекредитовки, продавать имущество с торгов более эффективным собственникам.

Таким образом, избыточный ритейл, который фактически становится основным тормозом российской экономики, должен получить свою порцию оптимизации и соответствовать целям национального развития. Равенство условий должно быть таковым не только для бизнеса и торговли, но и в сопоставлении сфер торговли, образования и здравоохранения друг с другом. Российская экономика не сможет устойчиво развиваться при избыточности торговли в сочетании с перегрузками в медицине и образовании. Очередной локдаун в связи с ростом ковида является важнейшим шагом на пути сокращения избыточного ретейла, перераспределения людей, площадей и капиталов в более важные для устойчивого развития экономики отрасли.

Сергей Ануреев

На фото: начиная с перестройки, нас пытаются превратить в нацию торговцев. Форма изменилась, а суть осталась прежней. Москва 90-х, рынок в Лужниках, который просуществовал дольше «Черкизона», а знаменитая питерская «Апрашка» здравствует и по сей день.

Источник: Завтра

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню