Путешествие в «украинство»

О словаре русского языка XI–XVII вв.

К этой книге очень подходит слово подвиг. А точнее — подвижничество, поскольку этот подвиг длится десятилетиями и уводит в глубины русского языка и русской истории. «Словарь русского языка ХI–ХVII вв.»… Ой, подумают неискушенные: словарь – это же такая скука. Но прекрасный русский писатель, мой земляк-сибиряк Владимир Чивилихин заповедовал обращаться к Читателю Любознательному. Верю, что таковые ещё остались и пребудут вечно в нашей стране, которую ещё недавно по праву называли самой читающей в мире. И сразу поделюсь открытием (для себя), услышанным от Галины Александровны Богатовой, глубочайшего специалиста в русском языке, доктора филологических наук, академика МСА: «Словарь — это Вселенная, выстроенная по алфавиту». Каково!

Упомянутый словарь — особенный. Он — один из завершающих огромный совокупный труд учёных-лингвистов Института русского языка РАН имени В.В. Виноградова. Имя академика Виктора Владимировича Виноградова в редколлегии первого тома этого словаря, вышедшего в 1975 году, стоит уже в траурной рамке, но в редколлегии все эти годы трудились многие светила наук о языке.

С первого выпуска начала работу над этим словарём Галина Александровна Богатова в качестве младшего научного сотрудника, оставив ради этого более престижную должность старшего педагога в другом институте. Она и рассказала мне, что начало этому историческому древнерусскому словарю положил ещё А.И. Соболевский в далёком 1925 году. Он сделал выписки на карточках цитат из десятков тысяч источников. Они и составили основу Картотеки древнерусского словаря (ДРС), в которую внесли свои вклады в предвоенные годы и другие известные учёные. Картотека постоянно пополняется выписками из новых источников (например, из берестяных грамот). Составить словарную статью в таких условиях, образно сравнивает Галина Александровна, это как написать сонет, где надо уложиться в 14 строк. «И если кто врасплох твою строку обрубит, / тот не поэт, а он поэтов любит…»

Огромный труд – подвиг! Вдумайтесь только — 31-й выпуск! Продолжение великого дела, начатого в советской стране. 31-й… Добрались уже до буквы «У», и теперь совсем недолго до завершения научного отражения в слове вселенной российской цивилизации, которая во многом определяет, не побоимся такого определения, судьбы планеты Земля.

И какая же это находка для историков, ведь здесь каждое слово, словечко, словцо подкрепляется примерами из летописей, трудов историков, литераторов давних времен. Читаешь — и видишь богатейшую историю развития не только самого языка, но и культуры, и становления русской государственности. Той, которая, в отличие от ближайших соседей на Западе — прибалтов и особенно поляков, с их панским гонором, позволила создать подлинно великую державу, раскинувшуюся на шестую (ну, пусть теперь, после распада СССР, восьмую) часть земной суши. Над словарем этим работала такая большая группа учёных, что одно перечисление их имен и титулов займет почти две страницы.

А теперь обратимся к открытиям, которые я делал для себя, вдумываясь в постигаемые по мере чтения глубины (заранее прошу прощения у настоящих специалистов за мои дилетантские заметки). Характер словника этого 31-го выпуска в значительной степени определяется словами с приставкой «У», часто варьирующейся с приставкой «В». Основные принципы отнесения слов с приставками на «В» – слова, выражающие направление действия внутрь или предельное исчерпание такого действия; на «У» – слова, выражающие направленность действия на результат, а также на покрытие чего-то сплошь, со всех сторон, или действия, направленного с места в сторону.

И поначалу сразу попадаешь на весьма ныне злободневное — огромную группу слов, связанных с убиением, убийствами и убийцами. Увы, теперь мы в телевизоре или интернете повседневно сталкиваемся с ними в запредельном количестве…

А хотите развлечься чем-то юмористическим из книги законов тех лет? «А иже прелюбодея с своея женою възсплетении застанетъ, аще получится его потяти, не осуждёнъ яко убивца будетъ». Или вот вполне научное народное слово «увал» — вытянутое возвышение. И близкое, понятное обиходное сравнение: увалень, лежебока. Так и видишь долговязого лентяя!

Но вот ещё из Смутного времени: «И разослалъ (Борис Годунов) ихъ (Романовых) по городомъ въ заточенье… те в заточенье великою нужею скончались.., а ублюл Бог одного из нихъ» (Пискаревская летопись). И кого же «ублюл», сохранил Господь? Чистого, безгрешного юношу Михаила Романова, которого и избрал всенародно Собор в 1613 году на царский престол.

Как интересен и многозначен русский язык, диву даёшься! Вдуматься хотя бы в слово «убогий». Я и не знал, что «дом убогих или божий дом» — это кладбище или общая могила для неопознанных покойников и нищих, кого хоронили за церковной оградой, подальше от храма.

…Или вспыхивает вдруг в мозгу пушкинская величавая строка: «Роняет лес багряный свой убор…» Значений у слова «убор» несколько. Первое — это не просто одежда — облачение; так и представляешь священника; второе, более светское — убранство, украшение. Однако невольно вспомнишь и обиходное, например, в театре, от этого слова образованное, — гримуборная. К нему никак не приспособить другое, более изысканное на заграничный манер и тоже повседневно употребляемое… Перескакиваю к другому старинному слову «убрус»: кусок полотна, полотенце — и в то же время женский головной убор…

И вот уж не думал так встретиться со старым своим знакомым из гнезда слов от древнейшего — «веды». В словаре «уведать» — это же не просто получить сведения, знания, но – познать, постичь, постигнуть. Почувствуйте разницу. Помнится, обыграл я высокое значение понятия ведать-знать в название статьи «Знатная служба страны» о государственной внешней разведке. Порассуждал о значении понятия «знать», как особого слоя, элиты. Если бы и наша власть, наша знать, всегда понимала свои задачи в высоком смысле этого слова!..

Знаете, над чем задумался при слове «угад»? От него пошли привычные выражения угадать, угадание и угадывание. А теперь, когда захлёстывает молодёжь подражание американизированному, сокращаемому как попало английскому, искажается сам глубинный смысл слов. К примеру, студенты щеголяют словечком «препод». Но в полнозвучном слове «преподаватель» вслушайтесь в глубинный смысл — даватель, давать! Хорошо хоть школьники слово учитель сократить не могут.

Снова Пушкин: «О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья век…» Словарь просвещает по-своему. Простенькое слово «угол» — восемь значений! От привычных строительных терминов, рожденных математикой, до… уголовщины. Да, дорогой читатель, отнюдь не от слова «голова» это понятие. Скорее ближе к другому слову на «У» – узилище, место заключения, тесный угол. Какая уж тут тюремная романтика.

Не могу не отметить, как исказилось в последнее время слово «удовольствие». Тогда это было 1) снабжение, наделение всем необходимым; 2) удовлетворение, возмещение за нанесённый ущерб. Ныне на первое место вышло бесконечное, часто безмозглое удовлетворение порою совсем не обязательных нужд себя любимого. Лично мне куда ближе, например, и тогдашнее понятие слова «уединение» как соединение, единение, неразрывный союз. Вдруг вспыхивает — это же единство с самим собой! Так ведь, может, в этом великий смысл жизни человека — понять самого себя, своё призвание, свое место во Вселенной, в мире Божием! Как далеко заводит погружение в мир родного слова, пронесенного через века…

Есть у этого 31-го выпуска и особенность, можно сказать, политическая. Остро ощущаешь это, дойдя до слова Украина, Украйна, до коренного его значения — 1) край, окраина какой-либо местности, территории, порубежье. И десятки примеров! «А князь бы велики Александр (Литовский) по своимъ украинамъ послалъ, а велелъ бы своимъ людемъ в техъ делехъ нашимъ людемъ судъ и управу давати по нашему докончанию». Это из польских источников о событиях 1494 года. «Начаша отъимати лузи и украины у Петровыхъ земель». А это – из Миней Четьих, из «Жития Петра Ордынского», татарского царевича, ставшего русским святым. Из Никоновской летописи: «Князь Олег Рязанский срете царя Тахтамыша на украинах своея земли рязанския и доби ему челомъ». Из Казанской летописи: «Посла царь Саинъ по место (мъ) искати прехода и обрете место на Волги, на самой украине Руския земли». Да, была когда-то и русская река Волга украиной русской земли… Но вот свидетельство Спафария: «А Тара городок немалой… тот городъ есть на татарской украине» (Спафарий, Сибирь, 1875).

А далее значение слова Украина: пограничная область государства или отдельной его части. И снова множество примеров, не только из отечественных наших источников. «И единъ же царевичъ хоте за Окою имети украину, князь же великий посла братью свою, дву Андреев: услыша татарове, и ти побегоша» (Львовская летопись, ХVI век). В Курантах читаем: «Дюнкерские с помочью шпанскои и французскои <…> в наши поморские украины кораблями своими изгоном приходят». 1628 год.

Далее примеры использования слова Украина как части Киевской Руси, Переяславского княжества. Например, «Разболеся Володимеръ Глебовичъ болестью тяжкою, еюже скончася… и плакашася по немъ вси переяславци… о немъ же Украина много постона». (Ипатьевская летопись ок. 1425). Часть Галицко-Волынского княжества (1189): «Еха Данил ко Мстиславу в Галич рекы на Лестка. Яко отчину мою держить… Данилу же возвратишуся к домови, и еха с братомъ и прия Берестин, и Угровеск. Ерещин… и всю Украину». А вот о Юго-Западной части Русского государства ХV–ХVII вв. «Драгунские полки, старые драгуны устроены вечным житьем на Украине». Или о Юго-Восточной части Речи Посполитой, граничащей на востоке с Русским государством, а на юге с Османской империей и Крымским ханством. «А про него де, не гетмана, что ныне на Украине при войску, король и сенаторы никто не ведают и чают того, что гетмана на Украине при войске Запорожском нет». В середине ХVII века – территории, находящиеся под властью украинских гетманов (т. н. Гетманщина). «Отъ того времени как <…> Украина умышлениемъ клятвопреступника Выговского отщетилась, а бусурманскими и ляцкими пособствы укладатись учала, от того часа по сие время кровь христианская обильными источники проливатися на Украйне не престает». Естественно, нынешнего понятия «незалежной» Украины в глубине веков и близко нет!

Отсюда и различные значения слова украинцы, украинец. Я-то, забайкалец, грешным делом думал, что в родном моем Забайкалье, и на Дальнем Востоке много украинцев родом из той Юго-Западной части России, которая и стала привычно называться для нас Украиной. Но вот узнал из словника, что так издавна называли и жителей удаленных от центра глухих местностей: «… и ныне по украинам молятся ему, проклятому Перуну». А сколько примеров с названиями русских некогда порубежных городков! Например, «А Путивль, государь, город украинной и порубежной, и от многих проходов литовских и крымских воинских людей разорены все мы, холопи твои без остатку» (1654). У того же Спафария читаем: «Тотъ острогъ (Селенгинский) лучше всехъ украинскихъ сибирскихъ острожковъ».

Примеров из исторических источников в словаре приведено множество. Да можно вспомнить и публикацию в журнале «Родина» за 2011 год кандидата исторических наук Фёдора Гайды под названием «От Рязани и Москвы до Закарпатья» о происхождении и употреблении слова «украинцы». Десятки ярких примеров! Тем не менее, сейчас в «незалежной» Украине своя «наука» и свои теории, выводящие нынешних обитателей этого «суверенного» государства чуть ли не к Адаму с Евой. Лишь бы отгородиться от родного по крови и духу русского народа, одной из трёх ветвей единого народа.

Господи, вразуми заблудших, наставь на путь истинный! И да поможет в этом замечательный 31-й выпуск словаря русского языка ХI—ХVII веков!

Валентин Свининников

Источник: Слово

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments