«О необходимости запуска Национального проекта «Гражданская справедливость» на основе системы региональных Фондов демонополизации правозащитной деятельности

Общественная конференция «Справедливость ради жизни. Актуальные проблемы городского населения»

Конференц-зал Администрации Президента РФ


Выступление правозаступника Юрия Падалко

Цель проекта — восстановление права россиян на получение массово доступной квалифицированной юридической помощи, содействие правоохранительным органам в борьбе с властной коррупцией

Доклад, обосновывающий мое выступление, называется «Законодательные и правоприменительные причины бесправия москвичей …».

В докладе изложены основы становления в России с начала 90-х годов криминального государственного устройства, при котором «захват государства» чиновничеством (то есть искажение правил законодательного регулирования в пользу нескольких инсайдеров) стал нормой. Потому все законотворчество и правоприменение в России направлены нынче на обеспечение коррупционных интересов властных мафий. Главными причинами коррупционной общественно-государственной болезни нужно определить:

1. тотальное разобщение отдельных граждан от Общества, Общества от Государства из-за отсутствия материально обеспеченной Силы Гражданского Общества через институт микротерриториального гражданского властного местного самоуправления;

2. законодательная отмена конституционных принципов самостоятельности, независимости властей и равной ответственности всех перед Законом и Судом.

Если бы властные «нацпроектировщики» поставили целью ближайших лет возрождение в согражданах самоосознания себя частью Общества через восстановление института гражданского властного местного самоуправления, то все иные национальные проекты реализовались бы сами собой. Но сегодня Сила Гражданского Общества, способная эффективно сдерживать всегда неограниченные аппетиты госчиновничества, уничтожена и подменена чиновной круговой порукой. Ведь свято место пусто не бывает. Пышным цветом расцвел бурьян узаконенной Государством чиновной коррупции:

1. которая уже стала внутренним источником угрозы безопасности России и как для правового Государства, и для самой её территориальной целостности;

2. которую высшие должностные лица органов государственной власти устранить самостоятельно (без возрождения Силы Гражданского Общества) не способны даже под страхом смерти.

Подавляющее большинство законодателей, а, главное, высших должностных лиц силовых и судебных органов, оказались лично включены в коррупционные интересы мафийных чиновных кланов, продвинувших их на эти посты. Поэтому понятна заведомая бесперспективность «нанайской борьбы» коррупционеров с узаконенной ими же коррупцией.

Как и всегда в судьбоносные периоды России, единственным ненасильственным выходом из безрадостной этой ситуации видится лишь воля Президента России — гаранта Конституции и прав россиян. И в этой надежде нет ни патернализма, ни идеализма, а лишь прагматичное устремление к эволюционно-реформаторскому преодолению системного кризиса нашей государственности. Это не надежда «на доброго царя». Это надежда на принципиальную последовательность Президента, уже начавшего возрождение государственности с восстановления её международной, внешнеполитической значимости. В конце моего доклада Президенту предлагается взять на себя тяжкий крест «собирателя земель Русских» и восстановить внутриполитическую стабильность разработкой (совместно с гражданами России) и принятием Всероссийским Референдумом общественно-государственной Антикоррупционной программы. Основные её шаги — изложены в докладе.

Однако, любая программа останется на бумаге и не получит поддержки Общества и Власти, если не предложить «архимедов рычаг» и точку опоры для неё, с помощью которых не реализовать эту программу было бы невозможно. Точкой опоры для реализации Антикоррупционной программы предлагается система существующей адвокатуры, а «архимедовым рычагом» — Фонд демонополизации правозащитной деятельности.

Концентрация власти в России в руках чиновников исполнительных органов — это ключ к пониманию истоков тотальной коррупции и произвола чиновников. Почему нет в России Силы Гражданского Общества, способной «снизу» эффективно противодействовать государственному произволу? А разве депутаты полугосударственных муниципалитетов — не такая Сила? Но они не имеют собственности. Потому нет у них реальной власти, они «сидят на игле» бюджетных дотаций на свое существование, а те же госчиновники «милостиво наделяют их полномочиями» в том размере, в каком им выгодно. Значит, муниципалитеты такой Силой быть не могут. А адвокатура? Ведь в ст.ст. 2 ч. 1; 3 Закона «Об адвокатской деятельности» провозглашено — «адвокатура как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти», а адвокаты названы «независимыми» от Государства «советниками по правовым вопросам» своих клиентов? Ведь только независимые защитники могут обеспечить защиту прав россиян в их спорах с властью.

Но и сообщество адвокатов (как и судей) законодательно оказалось поставлено в полную зависимость от органов госвласти. И при этом именно адвокаты монополизировали рынок пра-возаступных услуг в жизненно важной сфере уголовных дел, в главнейшей их стадии — предварительного (досудебного) следствия. Ведь именно в этой стадии следователи и прокуроры совершен но бесконтрольно со стороны адвокатов фабрикует доказательства причастности к преступлению и виновности подозреваемых, обвиняемых.

В 1993 г. «демократы»-реформаторы включили в статью 72 ч. 1 п. «л» Конституции положение о совместном «ведении» адвокатурой РФ и её субъектами. А термин «ведение» содержит смысл «контроля» и «управления». Декларация же ст. 3 Закона «Об адвокатской деятельности» о независимости адвокатов напрочь перечеркивается ст. 33 ч. 2 того же Закона, устанавливающей полномочия и состав Квалификационной комиссии. Её члены принимают самые важные решения: о присвоении гражданину статуса адвоката; о рассмотрении жалоб на адвоката; о даче Совету адвокатской палаты заключения о возможности исключения адвоката из сообщества. Так вот эта комиссия наполовину формируется как из адвокатов, так и из представителей органов государственной власти: управления юстиции, Думы субъекта РФ, областного и арбитражного судов. То есть из «государственных контролеров». Не правда ли, вполне в русле ст. 72 Конституции?

О чьих же правах и интересах (при таком составе Квалификационной комиссии) вынуждены заботиться, якобы, «независимые советники по правовым вопросам»? Чем закончится попытка честного адвоката вступить в правовой конфликт с судьей за права подзащитного? Конечно, обращением «обиженного» судьи в управление юстиции. А чиновник Минюста по просьбе судьи обязательно направит представление в полугосударственную Квалификационную комиссию, которая гарантированно проголосует «за» лишение «строптивого» адвоката его статуса. Зная о таких правилах, любой адвокат, встречаясь с беззаконием судьи, никогда не станет «обострять отношения», а, значит:

1. не будет исполнять обязанность по ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности» «честно и добросовестно отстаивать права доверителя всеми законными средствами»;

2. за деньги клиента предаст его интересы ради личного интереса сохранить статус адвоката.

Зная о полной зависимости адвокатов от власти, законодатель спокойно провозгласил их монополию на правозаступном поле в ст. 49 ч. 2 УПК РФ — «В качестве защитников допускаются адвокаты». Сделанное далее законодателем дополнение («По определению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо») оставляет вопрос о допуске к защите иного лица — на произвол судьи: хочу — допущу, не хочу — не допущу. Но, главное, допущенный защитник самостоятельно осуществлять защиту не сможет, а только «наряду с адвокатом», то есть под бдительным контролем адвоката, жестко контролируемого госвластью.

Ст. 8 Конституции в России гарантируются поддержка конкуренции и свобода экономической деятельности. Закрепление же за членами коллегий адвокатов монопольного права на осуществление защиты по уголовным делам в предварительном следствии полностью устранило конкуренцию между адвокатами и «иными лицами», оказывающими правовые услуги. Ну, а поскольку коллегии адвокатов вправе самостоятельно определять свою численность, то, естественно, уже искусственно создан дефицит правовой помощи адвокатов в регионах. Превышение спроса над предложением закономерно повлекло увеличение стоимости услуг адвокатов-монополистов. Потому большинство нищих россиян оказалось лишено права по ст. 48 Конституции и не получает квалифицированную юридическую помощь в их спорах с чиновниками. Учитывая же зависимость адвокатов от органов власти, надо признать, что в России даже олигархам, если их репрессию «заказала» власть, квалифицированная юридическая помощь — тоже недоступна.

Не надо забывать, что иных источников материального самообеспечения адвокатуры, кроме отчислений адвокатов от гонораров клиентов — нет. Мизерные суммы бюджетных компенсаций видимости адвокатской «защиты» прав малообеспеченных россиян — не стоит вообще учитывать. Поэтому основная масса адвокатов, не востребованных платежеспособными клиентами, материально заинтересована и скрывать от налогового учета свои доходы, и исполнять главную свою криминальную роль в коррупционных отношениях — передача взяток от клиентов к чиновникам.

Получается, что все россияне оказались беззащитны перед чиновным произволом, так как в России нет независимой от госвласти адвокатуры, а конкуренция на правозаступном поле — запрещена. Значит, российская адвокатура не только не является Силой Гражданского Общества, способной «снизу», эффективно противодействовать произволу чиновников, но органично встроена в общественно-государственные коррупционные отношения.

Поэтому Президенту России предлагается издать Указ о создании общественно-государственного Фонда демонополизации правозащитной деятельности. Главными целями и задачами такого Фонда нужно определить:

1. содействие правоохранительным органам в борьбе с организованной преступностью и коррупцией в органах государственной власти;

2. подготовка кадров независимых право-заступников, главными задачами деятельности которых определить

— разработка компьютерной программы универсальной методики процессуальной защиты прав участников уголовного и гражданского судопроизводства (заявка на грант — имеется) на основе моделирования способов адекватного реагирования защитников на типичные и не типичные процессуальные нарушения;

— обучение правозаступников методам процессуального принуждения следователей, прокуроров, судей к соблюдению законов при отправлении правосудия;

3. финансирование деятельности правозаступников, как представителей и защитников сторон, в социально значимых гражданских, административных и уголовных делах;

4. сбор правозаступниками (из документов дел подзащитных) и создание доказательной базы соучастия должностных лиц в коррупционной деятельности (оперативная разработка);

5. передача собранной доказательственной базы в органы ФСБ, Генпрокуратуры, МВД для обязательного проведения оперативно-розыскных мероприятий и принятия решений по пресечению деятельности преступных сообществ властных коррупционеров.

Такой Фонд должен аккумулировать средства из двух источников:

1. отчисления только из федеральных фондов борьбы с коррупцией (основная база не менее 70% общей денежной массы фонда);

2. регулярные накопительные отчисления юридических и физических лиц, получающих право получения юридической помощи правозаступников.

Деятельность правозаступников должна оплачиваться по безналичным расчетам по договорам между ними и Фондом. Клиенты правозаступников смогут заключить договора на оказание юридической помощи только с Фондом, а не с конкретными правозаступниками, которым должны быть запрещено получение гонораров от клиентов. Так удастся создать альтернативу монополизированному, закрытому и коррумпированному сообществу адвокатов — сообщество правозаступников. Правозаступники Фонда:

1. будут действовать на основе финансово «прозрачной» схемы оплаты труда, а, значит, будут независимы и от материальных возможностей клиентов, и от коррупционных интересов чиновников местных органов власти;

2. смогут оказывать квалифицированную юридическую помощь

— клиентам при защите их прав от чиновного произвола, независимо от материального положения клиентов, если они стали участниками Фонда в накопительных отчислениях;

— правоохранительным органам при сборе доказательств причастности чиновников к коррупционной деятельности, а, значит, при исполнении на практике принципа равной ответственности всех, независимо от должностного положения, перед Законом и Судом;

3. могут стать объединяющей, структурирующей Силой Гражданского общества, «снизу» сдерживающей как коррупцию, так и антиконституционные властные притязания чиновничества в случае, если в Договора о юридической помощи одним из условий будет включено обязательство клиента помогать другим клиентам Фонда при защите их прав.

Ю.Д. Падалко, «Движение национального подъёма»

Закрыть меню