ЕАЭС и ОДКБ все еще «воздерживаются»…

Российский Крым по-прежнему вне единого экономического пространства ЕАЭС.

По данным Торгово-промышленной палаты РФ (2020 г.), страны-партнёры РФ по этому блоку поныне опасаются напрямую закупать крымские товары, опасаясь западных санкций. Не предвидится и прямого транспортного сообщения тех же стран с Крымом. До сих пор нет ответа руководства Белоруссии на предложение белорусской общины Крыма (6 февраля с.г.) наладить прямые перевозки с регионом. Армения же официально опровергла в январе с.г. сообщения ряда СМИ об организации авиасообщения Еревана с Симферополем. Словом, «крымская» проверка ЕАЭС на прочность идёт со скрипом.

Напомним в этой связи, что в ходе голосования в ООН по антироссийской резолюции о Крыме (март 2014 г.) Казахстан с Киргизией предпочли воздержаться. Армения и Белоруссия проголосовали против той резолюции. Но и Минск с Ереваном по сей день «избегают» официального признания российского статуса Крыма. Кроме того, в Крыму нет и не предвидится открытия консульств и торгпредств стран-партнёров России по ЕАЭС.

Как уточняет глава крымской общины белорусов Роман Чегринец, «ущербно также отсутствие официальных представительств белорусских предприятий в Крыму». Он подчёркивает: «Хватит торговать через посредников! Надо работать напрямую, что будет выгодно обеим сторонам». Этот призыв тоже пока остаётся без ответа.

Но, пожалуй, важнее то, что эти же страны вместе с РФ участвуют в военно-политическом блоке ОДКБ. С учётом их отказа признать Крым российским, не получится ли так, что при обострении военной ситуации в Крымском регионе ОДКБ будет сложно задействовать в поддержку России? Тем более что те же страны выступают против проведения мероприятий ОДКБ в Крыму (как и в Абхазии и Южной Осетии). Значит, Крымский регион ещё и вне ОДКБ.

Причины таких проволочек раскрывает российско-украинское информагентство «ПолитНавигатор» 6 февраля: «В Минске, объясняя отсутствие официального признания Крыма, ссылались на то, что стремятся сохранить отношения с Украиной — вторым экономическим партнёром Белоруссии после России. Белорусы также заявляли, что не принимают претензий по Крыму, ибо там не работают и крупные российские компании, опасаясь санкций».

«Слово» (№ 24/2019) уже отмечало, что Крыма поныне «избегают» практически все российские банки, российские холдинги крупного и среднего масштаба. Российский бизнес и бизнес других стран ЕАЭС если и работают в Крыму, то через посреднические фирмы. Что, естественно, приводит там к постоянному удорожанию товаров и услуг. Переломить эту тенденцию, как считает депутат крымского парламента, экономист Сергей Шувайников, можно «лишь в том случае, если российские торговые и производственные компании войдут в Крым. А они не торопятся это делать, опасаясь санкций». В результате ситуацией «пользуются все, кто хочет заработать на крымчанах. Раньше мы говорили, что в Москве всё дорого, а теперь догнали Москву и даже где-то перегнали».

Поведение российского бизнеса в отношении Крыма создаёт весомый прецедент для «крымской» политики других стран ЕАЭС. Хотя объёмы торговли между Крымом и другими странами ЕАЭС, по многим экспертным оценкам, наверняка в целом возросли бы минимум втрое при установлении прямых экономических связей между ними.

Но положение не меняется, что недавно отметил и президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин: «Есть проблема выхода на рынки сбыта крымских товаропроизводителей, в том числе на экспорт. Во многих местах настороженно относятся к товарам с маркировкой «Сделано в Крыму». В частности, Казахстан и Белоруссия отказываются от таких товаров». По данным С. Катырина, для продвижения своей продукции на экспорт «предприятия Крыма вынуждены регистрироваться в других регионах России».

По имеющимся оценкам (2019 г.), не менее 70% совокупного объёма крымской экспортной продукции с весны 2014-го вывозится через другие регионы РФ. Что, разумеется, приводит к её удорожанию и, как следствие, к низкой конкурентоспособности.

Словом, Крым до сих пор остаётся за скобками единого экономического пространства ЕАЭС, оборонного пространства ОДКБ и полноценно не участвует в общероссийской экономике. Последствия такой ситуации нетрудно представить.

Решение столь важных вопросов, если в первую очередь и зависит от политической воли руководства России, то, в немалой степени, и от использования других действенных рычагов влияния — к примеру, налоговых — на российский бизнес. Как, впрочем, и на бизнес других стран ЕАЭС.

Алексей Чичкин

Источник: Слово

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Закрыть меню