Ревнитель величия России

Владимиру Ильичу Большакову – 70!

Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли.

Владимир Ильич Большаков родился 16 июля 1951 года в посёлке Пуксо-озеро Архангельской области в семье «спецпоселенцев». Родитель — Илья Васильевич, 1899 г.р., с Порховского уезда Псковщины — городок-крепость Порхов на берегу реки Шелони был основан новгородским князем Александром Невским в 1239 году. Так что вели Большаковы своё происхождение из древнего рода Западного казачества, почти полностью истреблённого затяжной войной Царя Иоанна Грозного со Стефаном Баторием.

А ещё в Порховском уезде на берегу речки Демьянки, посреди непроходимых болотных топей, где подвижничал преподобный Никандр Псковский, чудотворец, в XVI веке встал монастырь во имя святого пустынножителя. Монастырь разрастался, набирал духовную силу и известность среди православного народа всех сословий, так что Государь Павел Петрович даже взял Никандров монастырь под своё личное покровительство. Там, от благодатных родников монастыря наполнился богатырским духом Илья, в семнадцать лет подавшийся на заработки в столицу Империи. Рабочим оборонного Балтийского Кораблестроительного завода он непосредственно свидетельствовал и февральский государственный переворот с обрушением монархии, и то, что впоследствии было названо великой Октябрьской социалистической революцией. Только уже повзрослевшему сыну он смог доверить свою правду о виденном и пережитом в те годы великой смуты, двоевластия, приведшего к страшной затяжной гражданской войне.

В 1937 году Илья Васильевич Большаков был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации по печально знаменитой 58-ой статье. Приговор — десять лет исправительных работ. Уже находясь в лагере, Илья Васильевич подал прошение о пересмотре дела, поскольку не чувствовал за собой никакой вины. И его дело действительно пересмотрели, в 1939 году Большаков был оправдан, однако, оправдательные документы до адресата не дошли.

Поэтому всю оставшуюся жизнь Илья Васильевич сокрушался, что не смог попасть на фронт, как политический преступник — политических, в отличие от уголовников, в действующую армию не брали даже с 1943 года. Но свой посильный вклад в дело Победы над фашистскими захватчиками он внёс: обладая не только завидным здоровьем, но и строгим логическим мышлением с явным организационным талантом, Большаков не просто выжил сам, но спас многих своих солагерников, сумев создать строительную бригаду, благодаря которой в заболоченных лесах Архангельской области осуждённые на заготовку леса не только построили бараки, обустроив свою жизнь, но и смогли в довольно сжатые сроки построить завод по производству целлюлозы. Этот завод во время войны получил оборонное значение, потому что из целлюлозы, которая там вырабатывалась, делались компоненты для пороха.

Полностью реабилитировали отца в 1956 году.

История мамы – Маргариты Ивановны (1917—1984), ещё более непроста. Дочь протестантского пастора и фельдшера Ивана Антоновича Ерке из Ставрополья, тоже арестованного в 1937 году и сгинувшего где-то в пересылке в районе Комсомольска-на-Амуре. Прошёл лагеря и дядя Маргариты Ивановны Давид Антонович, после войны переехавший в Германию, много лет отдавший восстановлению родословной рода Erke, точнее Erkenbrecht. Впервые эта фамилия древнегерманского дворянства упоминается в VII веке. В ХVII веке Erkenbrecht рассеялись по разным странам. Предки Маргариты Ивановны, после некоторой опалы, оказались вначале на юге Германии, а потом, через Бессарабию, переселились сначала в Сибирь, а оттуда на Северный Кавказ Российской Империи. Где их и застала сначала Первая Мировая, за ней революция и Великая Отечественная война, во время которой представители «неблагонадёжного народа» депортировались кто в Сибирь, кто в Казахстан, кто на Север.

Так Маргарита Ивановна в 1943  г. оказалась в Архангельской области, где и встретила Илью Васильевича Большакова.

Маргарита Ивановна, живя и работая среди сосланных на спецпоселение немцев, в это время даже не знала русского языка. Однако любовь помогала ещё молодым, но уже столько пережившим, столько повидавшим людям, понимать друг друга и без слов. Это удивительное, солнечно вспыхнувшее встречное желание доверять, довериться и защищать, быть всегда рядом, быть вдвоём, нераздельно, среди страшных вселенских вихрей сатанинского разгула, в которых пропадали, гибли родные и близкие, гибли безвинные, ломались тысячи, сотни тысяч, миллионы судеб людей, не желавших никому зла, не испытывающих ни к кому ненависти. Террор, классовый и идейный, лагеря, война, война, война…

После реабилитации семья Большаковых переезжает в городок Кобрин Брестской области. В стоящем на шляхе Брест—Москва древнем русском местечке Западной Беларуси, после революционных переделов до 1939 года находившейся в составе Польской Республики, располагалось в окружении исторического парка имение Генералиссимуса Суворова. После окончания войны в пригороде обустроился военный авиагородок, в который постоянно приезжали с гастролями знаменитости. Исторические достопримечательности местечка, ещё свежие следы недавних сражений вкупе с особой атмосферой непримиримо расколотого польской оккупацией и войной на пророссийские и прозападные общины общества — детство Володи Большакова научило быть внимательным, очень внимательным и к каждому отдельному человеку, и к групповым настроениям, и к самому себе. Научило искать и находить родство не по крови, а по духу.

В пятнадцать лет он поступает в Молодечненский политехнический техникум, по окончании которого с красным дипломом, несколько месяцев проработал в Проектном институте «Белпромпроект» и поступил на физический факультет Белорусского университета в Минске.

В 1973 году по конкурсному отбору Большаков переведён в Высшую Школу Физиков при Московском инженерно-физическом институте (МИФИ) и Физическом институте (ФИАН) АН СССР. Закончил с отличием и в 1976–1979 гг. продолжил обучение в аспирантуре кафедры экспериментальной ядерной физики МИФИ по специализации «Биофизика» (на базе Института химической физики АН СССР). После успешного окончания аспирантуры – защита кандидатской диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук.

Необходимо ли кому напоминать? — восьмидесятые годы, годы «застоя»: годы агонии советско-партийной идейности, обескрыливания советской внешней политики, всё разрастающейся расхлябанности управления многонациональным государством и народным хозяйством, утеря ответственности властью на фоне общенародного разочарования, наступившего после выплеска искреннего послевоенного энтузиазма построения, казалось, близкого уже коммунизма.

Именно это народное разочарование остро чувствовали молодые светлые головы и горячие сердца, те, кто беззаветно любил Родину, но кто любил её не только как восхищающую воображение, великую и могучую, покорившую полмира ядерную и космическую державу, а любил сострадательно, уже ощутимо в чём-то внутренне охладевшую, уже тронутую ядом неверия в декларируемые цели и смыслы намеченных для неё путей. Родина, словно околдованная нехорошим сном царевна под властью Кощея, внутренне обмирала. При имитации внешней активности коммунистическими пятилетними планами, коммунистическими концептами, лозунгами, графиками, коммунистическими посулами и цензурой. Дело было ведь не в дефиците товаров народного потребления. В народной памяти держалось куда более страшное пережитое, но надвигающаяся беда безбудущности Родины, бессмысленности Родины, её бесплодности становилась всё откровеннее. Брежнев, Черненко, Андропов… XXVI съезд КПСС, XXVII…

Лучшие умы по всей стране в тайных и полутайных, тихих, но нескончаемых беседах искали выходы из политического оксюморона «наша цель – коммунизм» при «догоним и перегоним». Понятно, ни о какой смене системы, тем более о революционном переходе от развитого социализма к дикому капитализму и речи не могло быть. Искались коррекции перекосов в социально-экономическом развитии страны, возможности возвращения динамики развития производства на базе повышения массовой патриотической ответственности. Среди таких активно ищущих перемен не мог не оказаться специалист высшей квалификации ведущего института Академии наук СССР.

Большаков В.И., «По закону исторического возмездия»: «Если проследить героический путь наших предков по дороге истории, начиная с момента зарождения славянской цивилизации, можно увидеть там победы и поражения, но никогда и никому не удавалось сломить волю наших отцов к борьбе за свою свободу, за лучшую жизнь, за сохранение своих традиций, языка и культуры».

* * *

Носитель крови двух столь пассионарных родов, Владимир Ильич Большаков своей природой оказался обречён на активную жизненную позицию. Как и большинство советских людей, он с воодушевлением встретил «ветер перемен», связанный с приходом во власть Михаила Горбачёва. Провозглашённые «перестройка» и «ускорение» наполнили надеждой, и Большаков написал большое письмо генеральному секретарю с научными выкладками по обновлению советской системы госуправления. Ответно в партийный комитет института позвонили из оргкотдела ЦК КПСС с приглашением на собеседование. Так Владимир Ильич познакомился с тогда инструктором ЦК, а вскоре ректором Высшей партийной школы ЦК КПСС, приближённым к ведущему «прорабу перестройки» Александру Яковлеву. Неожиданное столь короткое знакомство безымянного научного работника с главными деятелями нового будущего для Отечества быстро открыло ему глаза на то, что в этом «новом будущем» для России не было места русскому творчеству, самому русскому будущему. Реформы авторами изначально задумывались без опоры на национальные материальные и духовно-интеллектуальные ресурсы.

Владимиру Ильичу виделось, что модели будущего должны строиться только на успешном национальном опыте. В то время он видел источник такого живого образчика национального социального и экономического творчества в опыте эмиграции, в частности, старообрядческой. И, главное, что ему стало понятно: его голос слышен, его мнение учитываемо, его ум и талант на заметке. Другое дело — внимают ли ему? Принимают ли его? Но это уже идейное противостояние, идеологически непримиримое деление на «своих» и «чужих», прочувствованное Большаковым в кобринском детстве, в западной Беларуси. Реформаторы показали себя «чужими».

При этом продолжалась профессиональная активность молодого учёного: в 1979–1992 годах — научно-исследовательская работа в системе АН СССР, где Большаков прошёл путь от инженера-физика ИХФ АН СССР до руководителя специального подразделения при Президиуме АН СССР. В 1980-х он годах вошёл в Комиссии по работе с молодёжью под руководством вице-президента АН СССР академика Велихова. С 1988 года Большаков член Бюро Всесоюзного Совета молодых ученых и специалистов; принимал участие в ряде международных встреч в рамках совместной деятельности Ассоциации молодых политических деятелей (АСМПД) США и Комитета молодёжных организаций КМО СССР. Был участником знаменитой поездки в Чикаго, Филадельфию, Вашингтон, после чего выступил инициатором создания (совместно с вице-президентом АН СССР К.В. Фроловым) Международной неправительственной организации «Форум учёных и специалистов за советско-американский диалог» (Положение о деятельности Форума на территории СССР было утверждено специальным Постановлением Правительства СССР). Был утверждён исполнительным директором этой международной организации. Устанавливал творческие связи с крупными американскими научными обществами: Американским химическим обществом, Американским Обществом инженеров-механиков и др. Тогда же Владимир Ильич среди создателей межведомственного Фонда поиска и поддержки молодых талантов «Интеллект ХХI века». В 1990 году он даже баллотировался в Верховный Совет РСФСР по Ломоносовскому избирательному округу Москвы.

Но в начале этого же 1990-го произошло знакомство и духовное сближение с великим, всероссийски почитаемым старцем архимандритом Кирилом (Павловым). Владимир Ильич принял Православие и стал духовным чадом старца. «Главное – надо любовь хранить. Не нужно никакой вражды, никаких расколов учинять. Враг боится мира. Вражда – самое испытанное его средство» – поучения архимандрита, духовника братии Троице-Сергиевой лавры, а затем и Патриарха Алексия II, принципиально меняли взгляд на политику, как непримиримую войну за власть, раскрывая её как самопожертвование Родине, самопожертвование, в котором нет зависти и конкурентности. Раскрылась и невозможность адекватного решения глубинных проблем общественного развития России в перспективах взаимовыгодного сотрудничества с США. И началось осознание значения и значимости Русского Монархизма.

Большаков В.И., «По закону исторического возмездия»: «Христианская вера, освятив земли Древних Россов, сама обогатилась красотой и величественностью их религиозных традиций. Православно-монархическая государственность достигла на Руси наивысшей гармонии, не встречавшейся ранее ни в Ветхозаветной истории, ни в Византии».

* * *

По благословению духовного отца в 1991 году Большаков участвовал в подготовке созыва Первого Конгресса соотечественников (Конгресс был созван Верховным Советом РСФСР). Конгресс совпал с печально известным «путчем» и превратился в сплошной бессмысленный митинг, но Большакову удалось убедить часть делегатов вылететь в Сибирь на спец-самолёте новосибирского Чкаловского авиазавода. Там в Новосибирске с выездом в Томск прошёл реальный конгресс соотечественников, превратившийся в настоящий праздник русского единства, и была учреждена первая международная межправительственная организация с участием русского зарубежья «Сибирский Русский дом».

С 1992 года Большаков вице-президент Общественного Фонда «Международный Художественный Фонд», учредитель Славянского Культурного Центра. В 1996–2004 годах Большаков член Исполкома Конгресса русских общин (КРО), с 1994 – член Президиума Российского земского движения, с 1999 – председатель Исполкома Фонда «Русская община». В 1994 году был организатором «Всероссийского соборного движения», избран заместителем главы движения скульптора Вячеслава Клыкова. Организатор и постоянный участник Покаянного Крестного хода и Екатеринбургского фестиваля православной культуры «Царские дни».

Ещё во время учебы в аспирантуре, в журнале «Природа», в соавторстве с Б.Я. Пахомовым, Владимир Ильич опубликовал свою первую философскую работу «Динамические системы и системный подход». Она стала началом долговременной научной разработки методологических основ к будущему философскому осмыслению путей исторического развития глобальных цивилизационных систем. Более 30-ти лет Большаков разрабатывал авторскую историософскую концепцию, где история России рассматривается как череда преодоления «системных кризисов», возникающих в следствии духовных и военно-политических столкновений мировых религий и глобальных цивилизационных систем. Так, по итогам исследования, единственным путём выхода из современного системного кризиса, по глубокому убеждению автора концепции, явится возврат к традиционной для русской социально-политической жизни поземельно-сословной форме народного представительства — Всероссийскому Земскому Собору как «Гласу всея Земли Русской». Согласно этой концепции, Россия в настоящее время переживает состояние уже четвёртого в своей христианской истории системного кризиса, смертельно опасного для Русской цивилизации, выход из которого невозможен в рамках действующей ныне, так называемой, «британской» или «партийно-политической» модели народного представительства в управлении государством. По мере исцеления общественного сознания от повального увлечения западничеством данная социально-политическая модель будущего Родины, основанного на едином Нравственном законе, возвращении Русской Православной Церкви того положения, которое она должна занимать в Восточно-христианской государственности, с соответствующей системой стимулирующих обратных связей, что позволит реализовать в России общественные отношения, отвечающие требованиям сложившейся за тысячелетие Русской цивилизации, обеспечивающие приоритет традиционных нравственных ценностей, становится всё более внятной для здорового большинства соотечественников.

Большаков В.И., «По закону исторического возмездия»: «В течение тысячи лет Православная Церковь была стержнем Русской государственности; свет Евангельской Истины проник в душу народа как совершеннейший образец, по которому каждый в меру сил должен был строить жизнь личную, а все вместе — общественную и государственную. Идея служения высшему нравственному идеалу озарила Фаворским светом, уходящими глубокими корнями в вечевые народные собрания русскую соборность, предопределив весь уклад русской державной жизни, как бы ни изменялись его формы с течением времени. Понятия «русский» и «православный» на тысячелетие слились воедино».

* * *

С 1998 по 2002 год Владимир Ильич Большаков руководил созданным им Отделом геополитики и социологии церковно-общественных отношений при Институте социально-политических исследований РАН. В этом же институте в 1999 году им была защищена докторская диссертация по теме: «Системные кризисы Российской государственности». В 2001 году он избран действительным членом Российской Академии социальных наук. В том же году принят в Союз писателей России. С 2006 — член экспертного совета при Совете Федераций, а с 2010 помощник члена Совета Федерации (сенатора) – первого заместителя председателя Комитета по науке, образованию, культуре и информационной политике Совета Федерации ФС РФ, Солонина Ю.Н.; в 2008 году Большаков принял участие в создании и вошёл в Совет Первого Конгресса Общественного просветительского движения России. Член Международного художественного фонда с 2009 года, а в 2019 году избран его президентом. В том же году принят в Московский Союз художников (МОСХ) и стал членом Союза журналистов и утвержден членом Общественного совета при Минкультуры РФ. Большаков награждён орденом Преподобного Сергия Радонежского Русской Православной Церкви, имеет свыше двух десятков общественных российских и иностранных наград.

Сразу после защиты докторской диссертации началась активная педагогическая деятельность: с 1999 года по настоящее время Владимир Ильич профессор кафедры философии и социально-политических технологий РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина, с 2000 – профессор и заведующий кафедрой «Основы гражданственности» Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, с 2013 по 2019 там же проректор по научной работе. Имея 40-летний научный и более чем 30-летний научно-педагогический стаж, уникальный опыт общественно-просветительской работы, Владимир Ильич и сегодня активно передает свои знания и авторские методики исследования студентам и аспирантам московских ВУЗов, наряду с общими курсами по социологии и политологии читает им оригинальные курсы «Грани русской цивилизации», «Основы гражданственности», «Динамика культурно-цивилизационного процесса», «Философия и методология науки», «Эстетика изобразительного искусства» и другие.

Для педагога, философа или писателя – его слово есть его дело. На сегодня Владимир Ильич Большаков автор более 120 научных, научно-публицистических и учебно-методических публикаций, среди которых такие фундаментальные исследования и педагогические разработки, как монографии «По закону исторического возмездия», «Грани русской цивилизации», «Соборность российской государственности», «Какая власть угодна Богу», «Системный анализ российской государственности. Учебное пособие для вузов» и другие. К 100-летию подвига Царской семьи вышло красочно иллюстрированное издание: «Преступление и покаяние. Судьба Русской цивилизации». Владимиром Ильичом подготовлены и выпущены книги-исследования по творческому наследию Ильи Глазунова и других русских художников.

Конечно, приятно перечислять победы близкого тебе человека, его успехи и достижения, тем более юбилей к этому располагает. Однако мы прекрасно понимаем, что все эти победы и достижения аналитика и мыслителя, прокладывающего свой собственный, творчески уникальный путь, – это венцы тяжелейших долголетних трудов, прорывов через такие тернии, через такие линии вражеской обороны с минными полями, колючей проволокой и встречным ружейным огнём, что…. Успехи венчают гигантскую работу не только по преодолению косности окружающего, но, и это, наверное, самое тяжёлое – преодолению страха внутри себя, страха – естественного для умника, способного просчитывать риски любой выделяющейся деятельности. И если преодоление сопротивления внешнего возможно силой честолюбия, гордыни, то преодоление себя требует источника силы вне себя. Этот источник открывается целью и ценой – преобразовать себя и преобразовать мир, жертвуя собой. Жертвуя чем и насколько? И, сущностно, жертвуя во имя чего? Ради чего? Высота или низость цели указует природу движущих к ней сил, их подпитывающий источник. Просим же мы своего ангела: «Укрепи бедствующую и худую мою руку, и настави мя на путь спасения». А в греческом тексте буквально: «возьми меня за несчастную и опустившуюся руку».

Для Большакова – социолога ли, философа, историка, исследователя ли, просветителя ли – во всех его многогранной деятельности нет цели ниже, чем величие России. Размышляя о прошлом, о настоящем, о будущем – он ревнитель величия России: «…свет Евангельской Истины проник в душу народа как совершеннейший образец, по которому каждый в меру сил должен был строить жизнь личную, а все вместе — общественную и государственную».

«Мера сил» – мера религиозная. Поэтому исторически сложившийся Русский человек невозможен без самопожертвования России: наша Родина живёт нашей жертвой, её жизнь — и процветание, и кровавые смуты — совокупность наших жертв, сумма наших самопожертвований. Кровь и пот, ратный подвиг и иноческое подвижничество, мгновенный поступок и постоянная стойкость, воздержание и удержание — совокупная жертва самоотверженности, которая сегодня не может, не должна быть! меньше, чем жертва наших родителей, наших дедов. Наших прапрадедов, самопожертвованием которых «…Православно-монархическая государственность достигла на Руси наивысшей гармонии, не встречавшейся ранее ни в Ветхозаветной истории, ни в Византии». Только в нашем самопожертвовании основание, принцип, показуемый историей преодоления всех «системных кризисов». Пример такого самопожертвования России — семьдесят лет Владимира Ильича Большакова. И век его родителей, и тысячелетие его рода.

Большаков В.И., «По закону исторического возмездия»: «Как христианство и его спасительная миссия на земле не заканчивались на Голгофе, так и крах Российской Империи – Русская Голгофа — не конец истории Русской государственности. Поэтому наш долг — увидеть в екатеринбургской трагедии залог возрождения грядущей Самодержавной России, «в зримом умирании незримое ее воскресение».

Василий Дворцов

Источник: Слово

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню