Жертвенный путь Черной сотни

Союз Русского Народа и революция

Ожесточенно сопротивлявшиеся революции члены Союза Русского Народа, как и Черная Сотня в целом, вполне закономерно стали ее первыми жертвами. Уже после февраля 1917 года против Черной Сотни начались репрессии Временного правительства. Практически сразу же, в условиях воцарившейся «демократии» все черносотенные организации были запрещены, а их печатные органы закрыты. «Мы фактически разгромлены, отделы наши сожжены», — говорил в эти дни о положении Союза Русского Народа Николай Марков. Более того, ряд видных деятелей монархического движения оказались за решеткой. Правда, следствие, проводимое в отношении черносотенцев Временным правительством, опиралось еще не на нормы т.н. «революционной законности», а руководствовалось законами Российской Империи. В результате никаких преступлений, якобы совершенных союзниками обнаружить не удалось, и следствие было вынуждено признать не виновными и отпустить из под стражи А.И.Дубровина, Н.Е.Маркова, Г.Г.Замысловского, С.К.Глинку-Янчевского, Н.Н.Жеденова и других.

Однако с приходом к власти большевиков, на бывших членов Союза Русского Народа обрушился настоящий шквал репрессий. Многие руководители Черной Сотни либо погибли в застенках ЧК, либо были растерзаны озверевшей революционной чернью.

1918 год, год начала «красного террора», стал наиболее страшным для русских патриотов-монархистов. В течение его в Киеве был убит покровитель черносотенного движения митрополит Владимир (Богоявленский); в Перми был умучен архиепископ Андроник (Никольский); накануне революционные бандиты расстреляли лидера пермских монархистов Петра Васильевича Рябова; по пути из Екатеринбурга в Тобольск был зверски убит епископ Гермоген (Долганов); в Смоленске был убит епископ Макарий (Гневушев); в Москве были расстреляны видные монархисты-черносотенцы протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Ефрем (Кузнецов), а также царские министры Иван Григорьевич Щегловитов, Николай Алексеевич Маклаков, Алексей Николаевич Хвостов, Степан Петрович Белецкий; в Черкассах на воротах собственного дома повешен член Союза Русского Народа и депутат III Государственной Думы о. Александр Вераксин; в Петрограде чекисты расстреляли группу видных монархических деятелей, среди них Леонид Николаевич Бобров, художник Лука Тимофеевич Злотников, Иосиф Владимирович Ревенко, Александр Львович Гарязин и другие; в Курске был расстрелян видный монархист, депутат Государственной Думы Николай Иоасафович Шетохин.

Расправы над черносотенцами продолжались и в 1919 году. В Одессе еврейские террористы убили на глазах жены прямо на улице одного из организаторов Одесского Союза Русского Народа педагога Николая Николаевича Родзевича (его жена Нина Пантелеймоновна — участница монархического движения — была расстреляна чекистами через несколько месяцев); в Гдове у алтаря храма Димитрия Солунского был расстрелян оппонент Родзевича граф Алексей Иванович Коновницын; в Петрограде в праздник Сретения господня были расстреляны руководители Союза Русского Народа присяжный поверенный Павел Федорович Булацель и купчиха Елена Адриановна Полубояринова; при неизвестных обстоятельствах был убит член Главного Совета Союза Русского Народа и председатель фракции правых в IV Государственной Думе профессор Сергей Васильевич Левашев; в Орле были зарублены взятые в заложники в Харькове руководитель фракции правых в III Думе профессор Андрей Сергеевич Вязигин и его друг профессор Яков Андреевич Денисов; в Петрограде был расстрелян другой член Союза — крупный ученый и публицист профессор Борис Владимирович Никольский. Весной-летом 1919 года чекисты расстреляли несколько десятков членов Киевского Клуба Русских Националистов. Списки членов Клуба попали в руки чекистов в ходе одного из обысков, по этим спискам были арестованы многие представители русской национальной элиты. Среди расстрелянных профессор Тимофей Дмитриевич Флоринский, профессор Петр Яковлевич Армашевский, профессор медицины Сергей Никифорович Щеголев и другие.

1920 год унес из жизни Владимира Митрофановича Пуришкевича (есть основание полагать, что он покаялся перед кончиной) и Георгия Георгиевича Замысловского, скончавшихся от тифа, а также известного курского монархиста и депутата Государственной Думы Георгия Алексеевича Шечкова, сердце которого не выдержало потрясений революцией и гражданской войной. В апреле 1921 года чекистами был расстрелян Александр Иванович Дубровин. О тех, кто уцелел в годы революции и гражданской войны, большевики вспомнили в 1930-е годы, когда были расстреляны многие православные священнослужители, в прошлом — члены Союза Русского Народа (членство в Союзе ставилось им в вину).

К сожалению, судьба многих монархистов до сих пор неизвестна. В эпоху революционного безвременья где-то сгинули: лидер астраханских монархистов Нестор Николаевич Тиханович-Савицкий, публицист Георгий Васильевич Бутми, председатель Общества изучения иудейского племени Николай Николаевич Жеденов, один из основателей Союза Ростислав Вадимович Трегубов, составитель Устава Союза Александр Иосифович Тришатный и другие.

Лишь немногим членам Союза Русского Народа удалось бежать из охваченной смутой страны. В их числе были Н.Е.Марков, граф П.Н.Апраксин, князь Д.П.Голицын, член Государственного Совета А.А.Римский-Корсаков, В.П.Соколов, князь Н.Д.Жевахов, Ф.В.Винберг, Б.А.Пеликан, Н.Д.Тальберг, член Государственного Совета князь А.А.Ширинский-Шихматов и некоторые другие. Все они скончались на чужбине.

Спасая Русь от бед, Союз Русского Народа звал народ на бой с врагами Веры, Царя и Отечества. И хотя борьба Союза была проиграна, хотя своей политической цели — спасения Самодержавной монархии от краха — ему достичь не удалось, но труды Союза Русского Народа бесплодными отнюдь не были. Ведь Черной Сотне удалось собрать вокруг Алтаря и Престола остатки верных, лучших русских людей, наставить на верную дорогу к Отечеству Небесному тех, кто не утратил любви к своему отечеству земному. И лучшее тому доказательство — сонм Новомучеников Российских, среди которых так много участников патриотических организаций начала прошлого века. Не сумев достичь целей земных, русские патриоты-черносотенцы, 100 лет назад вступившие в непримиримую борьбу с врагами Российской монархии, достигли большего — обрели венцы в Царствии Небесном и дали бесценный пример и опыт своим сегодняшним последователям.